Город 21 Века

Из судебной практики









История одного убийства

Автор: Арзамасцева Елена Ивановна, адвокат
Источник: Визитка адвоката Арзамасцевой Е.И.



Эта леденящая кровь история произошла весной в одном из районов N – ской области. Суд еще не поставил точку в этом деле, и поэтому я, по этическим соображениям, изменила имена участников трагедии и некоторые детали происшедшего. Но задуматься над этой историей стоит.

 

Итак, в одном районном центре в коммунальной квартире на два хозяина жила-была пожилая бездетная супружеская пара. Жили супруги небогато, даже, можно сказать, бедно, хотя работали всю жизнь и старались, как могли, разбогатеть. Вон, у кума в деревне – два дома с огородами, скотины полно, трактор, три машины, да еще и сыну в Москве квартиру купил! А они? Что они нажили за двадцать лет совместной жизни? Да ничего! Только одну комнату сумели приватизировать в коммуналке, да еще старенькую машинешку купить. Вот и все. Перед родней стыдно!

Но тут вдруг умер одинокий сосед по квартире, и появилась надежда улучшить свои жилищные условия. В мечтах уже рисовалась своя отдельная «двушка» с евроремонтом, в магазине присматривалась мебель для освободившейся комнаты, но в районной администрации их огорошили – вожделенные жилые метры принадлежали специализированному фонду и предназначались бывшему детдомовцу!

 

НАДЕЖДАМ СУЖДЕНО НЕ СБЫТЬСЯ

Услышав это известие Василий Васильевич с горя напился, в их с супругой совместной жизни бывало крайне редко, а Антонина Петровна ночью долго не спала и все ворочалась с боку на бок. Под утро она разбудила храпящего мужа и объявила, что раз комната им не досталась, то не достанется никому. Берегись детдомовский заморыш, супруги выходяят на тропу войны!

Как очень часто бывает в жизни, крайним оказался стрелочник.

Стрелочник Максим очень рано остался сиротой. Родители погибли в автомобильной катастрофе, когда мальчишке было пять лет, а бабушки и дедушки умерли еще раньше. Маленькому и тихому Максиму часто доставалось от сверстников, но он стойко переносил все лишения – не плакал, не ныл, всегда был ровен и приветлив, и к концу обучения в школе-интернате его бывшие недруги превратились в друзей. Ребята уважали Максима за то, что хорошо учился, за всегдашнюю готовность помочь и еще за то, что писал стихи – странные и завораживающие как перезвон струй небольшого водопада, или как едва уловимый звук колышущегося под степным ветром ковыля, играющего на солнце серебристыми бликами.

Вместе с аттестатом о среднем образовании Максим получил профессию автослесаря и ордер на комнату в родном городке, где когда-то с родителями жил в трехкомнатной квартире.

Радуйся! – сказали в интернате, - другим дают только общежитие.

 

РАДОВАТЬСЯ НЕ ПРИШЛОСЬ

Радоваться Максим перестал после встречи с соседями.

Вот что, - сказали они ему, сразу расставив точки над « и», - квартира наша – мы ее ремонтировали и обихаживали и не позволим загаживать! Даем тебе по полчаса утром и вечером – с шести до половины седьмого и чтобы в другое время на кухне, а также в туалете и в ванной не появлялся. Если ослушаешься – выселим, мы найдем как! И чтобы никаких друзей, знакомых и подруг!

К счастью для Максима его очень скоро призвали в армию. Провожать парня было некому – друзьями в городе он еще не обзавелся, поэтому в квартире все было тихо и спокойно – ни пьянок, ни гулянок. У соседей затеплилась надежда – может быть, попадет служить на Кавказ? А там, кто его знает… Ведь должно же им когда-нибудь повезти!

Чаяния соседей не оправдались. Максим вернулся из армии живой и здоровый, но уже возмужавший и окрепший. Такому больше не установишь время появления на кухне. Да он с ними и разговаривать не стал – просто захлопнул дверь в свою комнату перед носом Антонины Петровны и все.

Максим быстро устроился на работу, стал прилично зарабатывать, в отличии от Василия Васильевича, перебивавшегося случайными заработками, купил в комнату мебель и даже стол на кухне поставил без разрешения соседей. А еще через некоторое время женился.

Для Антонины Петровны это было ударом. Еще бы – на кухне появилась новая хозяйка. Жена Максима – Света оказалась и вправду очень хозяйственной, да, вдобавок, острой на язык. Эту не обвинишь в том, что она не моет пол в коридоре, не вытирает обувь о коврик и не выключает свет в туалете. Она сама кого хочешь обвинит в этом!

Между соседями разгорелась война, причем по всем правилам коммунального искусства, оставшегося в наследие от эпохи тридцатых-пятидесятых годов. В ход пошли тараканы, подкинутые в суп, оставленный на плите, кляузы участковому на извергов соседей, не дающих спать по ночам, бесконечные разборки по пустякам на пограничной кухонной территории.


ЖИЗНЬ СТАЛА НЕВМОГОТУ

Когда у Максима и Светланы родился ребенок, коммунальная война с соседями достигла своего апогея. Голубая мечта Антонины Петровны и Василия Васильевича об отдельной двухкомнатной квартире уплывала все дальше и дальше в заоблачные выси, а в комнате стрелочников-врагов было зарегистрировано на постоянное жительство уже три человека. Стирка бесконечных пеленок, крик малыша только подливали масла в огонь и подталкивали Антонину Петровну к разработке хитроумного и коварного плана.

Улучив момент, когда в квартире никого не было кроме нее и Светы, Антонина Петровна вызвала молодую мать на кухню, со всего размаху толкнула ее в грудь и, дождавшись ответной пощечины на предварительно расцарапанную щеку, выбежала на балкон с истошным криком: «Убивают!».

Оказавшийся во дворе участковый милиционер (приведенный заранее подружкой Антонины Петровны по поводу, якобы, регулярного распития спиртных напитков дворником) не замедлил подняться в квартиру, и поскольку пожилая женщина плакала так горько и искренне, показывала свежие синяки и царапины, то, конечно же, виноватой оказалась Светлана.

Я так больше жить не могу, они могут ребенка искалечить! – сказала она Максиму, забрала малыша и уехала к матери в деревню.

Максим остался жить в комнате один. К Светлане он переехать не мог – жилищные условия ее родителей не позволяли. Да и потом, у него в этом городе – неплохая работа, появились хорошие друзья. Чего ради, из-за каких-то соседей по квартире, он должен резко менять свою жизнь! В деревне работу не найдешь, а его семье так сейчас необходимы деньги!

Однако соседи так не считали! Легкая победа над Светланой окрылила Антонину Петровну, и она развернула боевые действия с новой силой. Собрав во круг себя сторонников из числа знакомых и родственников, соседка поджидала прихода Максима с работы и начинала продуманную и обидную травлю из серии: «Кто за тебя унитаз будет мыть?» Каждый раз сцена заканчивалась криком в окно «Убивают!» и очередным заявлением в милицию (полицию), прокуратуру, администрацию и даже президенту.

Сначала Максим терпел. Старался приходить домой попозже, когда соседи спят, и уходить рано утром. Иногда оставался ночевать на работе или у друзей. Но это не помогало. Мало того, на работу к Максиму стали поступать жалобы, подписанные соседями и «общественностью» о недостойном его поведении в быту, и у Максима на этой почве состоялся нелицеприятный разговор с начальством.

Да разменяйся, ты, в конце концов! – советовали ему друзья и знакомые. Но не тут то было. Желающих посмотреть комнату в квартиру просто не пускали, а особо настырным недвусмысленно объясняли, что Василий Васильевич болен туберкулезом в открытой форм, и проживать с ним в одной квартире просто опасно для жизни. Разумеется, никакой болезни не было и в помине, но и желающих совершить обмен с Максимом тоже после таких объяснений не находилось.

Участковый регулярно останавливал Максима на улице, стыдил и грозился передать материал в суд. «Вот убийца идет!» - шептались за его спиной старушки на лавочке, показывая в след пальцем. Непрекращающийся поток жалоб на работу сделал свое черное дело – Максиму предложили уволиться с работы. Жена Света наотрез отказалась к нему возвращаться.

 

ВНЕЗАПНАЯ РАЗВЯЗКА: МНЕ ВСЕ РАВНО

И вдруг Максим понял, что ему все равно. Он не испытывает больше никаких эмоций и чувств. И когда соседка Антонина Петровна в очередной раз, открыв окно в кухне, стала кричать, что ее убивают, он просто вышел из своей комнаты с молотком в руке и несколько раз стукнул ее этим молотком по голове, а заодно и Василия Васильевича, чтобы не поддакивал.

Я услышала эту историю в следственном изоляторе от сокамерника Максима:
Знаете, у нас здесь парень сидит – убил двух соседей молотком и ни капельки не переживает! Хороший парнишка, уважительный. Стихи пишет, говорит, сколько надо, столько и отсижу, все равно это лучше, чем жить с такими гадами! В камере ему все сочувствуют!

Вот и вся история. Пока суд не определит степень вины Максима и меру наказания она не окончена.


 

Пункт А) части 2 статьи 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации регламентирует, что убийство, то есть умышленное причинение смерти двум или более лицам, наказывается лишением свободы от восьми до двадцати лет, с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Так написано в законе.


Антонину Петровну и Василия Васильевича тоже не вернешь.


Так стоит ли бытовая проблема такой платы?


И еще хочу сказать: если вы попали в подобную ситуацию, всегда помните известную мудрость – не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней!

 

 

 ©Copyright: Любое копирование статей Е.И. Арзамасцевой возможно только с указанием имени автора и индексируемой гиперссылки на источник.

 

 

Бесплатные консультации на сайте ► задайте свой вопрос Е.И. Арзамасцевой

 

 

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail: