Город 21 Века

Из судебной практики









Игра случая или убийство в состояние аффекта

Автор: Арзамасцева Елена Ивановна, адвокат
Источник: Визитка адвоката Арзамасцевой Е.И.



В последнее время в средствах массовой информации все чаще и чаще мелькают сюжеты из криминальной хроники, изобилующие кровавыми сценами и задержанными маньяками. Под влиянием газет, телевизионных новостей и сериалов у обывателя иной раз создается впечатление, что каждый второй прохожий, идущей по вечерней, плохо освещенной улице – патологический убийца, а любой незнакомец, входящий в подъезд многоквартирного дома вслед за женщиной – отвратительный насильник.

К счастью, законопослушных и добропорядочных граждан все-таки большинство, а маньяки и злодеи – исключение из общего правила. И все-таки кривая статистики убийств в отчетах правоохранительных органов снижается очень медленно, а иногда и вовсе стоит на месте. Так в чем же причина? Кто же пополняет ряды злодеев, в отношении которых ведутся долгие кропотливые расследования?

Самое удивительное, что ими иногда оказываются те самые обыкновенные, добропорядочные граждане, по воле случая и под гнетом сложившихся обстоятельств совершившие преступление. Вот об этом мне и хочется рассказать.

Зина росла скромной и трудолюбивой. В многодетной сельской семье, где конфеты и второе платье считались роскошью, старшей Зине приходилось особенно трудно. После смерти отца денег не хватало даже на еду, поэтому, окончив восемь классов, она твердо решила работать. Во-первых, чтобы не быть обузой в семье, а во-вторых. Чтобы деньгами помогать матери.

После окончания профессионально- технического училища Зина устроилась швеей на фабрику в городе. Старательная, добрая, безотказная девушка сразу же прижилась в коллективе. Поэтому. Когда через год она вышла замуж за наладчика оборудования с той же фабрики, молодым сразу же дали однокомнатную квартиру в малосемейном общежитии, хотя для многих других работниц, гораздо более длительное время проработавших на предприятии, получить квартиру, даже комнату в общежитии, было несбыточной мечтой. Но Зине, если и завидовали, то завидовали по-хорошему – молодец, заслужила! Молодые супруги купили в кредит мебель, обзавелись всем необходимым и зажили счастливо.

Первый удар судьба нанесла особенно жестоко – у Зины и ее мужа родился неполноценный мальчик. Доброхоты советовали ей оставить ребенка в роддоме. Мать никого не слушала. Врачи ведь тоже могут ошибаться! Но время шло, а диагноз оставался прежним. Зина самоотверженно ухаживала за ребенком, надеясь на чудо. Но чудо не произошло, зато судьба снова больно ударила Зину и именно тогда, когда она больше всего нуждалась в помощи. Ее муж ушел к другой женщине. И не просто ушел – тихо и спокойно, как обычно в таких ситуациях поступают другие мужчины, а ушел со скандалом, с разделом через суд нажитого скудного имущества.

Ничего, - утешала себя женщина, сидя на кровати в пустой комнате, - как-нибудь выдюжим. Специальность есть, руки есть, а вещи – дело наживное. Лишь бы Олежка был здоров!

На фабрике Зину по-прежнему уважали, часто поощряли и помогали, чем могли. Но тут грянуло смутное время, и за развалом Советского Союза стали разваливаться и закрываться предприятия. Многие из нас, наверное, до сих пор не добрым словом вспоминают то время, когда месяцами, а то и годами людям не платили зарплату. Одинокая, с больным ребенком на руках, Зина не могла себе позволить не зарабатывать. Олежка к тому времени подрос, и его нужно было собирать на учебу в специализированный интернат.

Заняв денег и оставив сына на попечении сестер и мамы в деревне, Зина занялась торговлей. Она ездила в Польшу и Турцию, закупала товар и с небольшой наценкой продавала его на местной барахолке. Потихоньку жизнь начала налаживаться, долги были возвращены, и у нее появились небольшие «лишние» денежки – по крайней мере, она с сыном, сестры и мать имели все необходимое. В квартире опять стало появляться кое-какое имущество: телевизор, мебельная стенка, ковер. Ребенок учился, Зина работала. Вертелась, как могла: плохо стали раскупать на рынке вещи – ушла к частнику продавать продукты. Стала мало зарабатывать на продаже продуктов – занялась реализацией сантехнических изделий.

Геннадий появился в ее жизни неожиданно. Как-то на рынке подошел к прилавку, за которым стояла Зина, и долго выбирал водопроводный кран, но ничего не купил. На следующий день пришел снова и часа два перебирал всевозможные втулки, краны и прочий товар, аккуратно разложенный на прилавке.

Странный мужчина, - подумала Зина, но не прогнала необычного покупателя, старалась помочь советом.

А покупатель тем временем зачастил на рынок к Зининому прилавку.
Через неделю они разговаривали уже как добрые знакомые. Геннадий рассказывал Зине про свою нелегкую жизнь – мол, остался без работы, не стало денег, жена выгнала из дома. Зина стала делиться с ним своими проблемами: тяжело женщине каждый день носить сумки с таким товаром. Еще через неделю Геннадий стал помогать Зине: привозил товар на рынок, стоял за прилавком, зазывал покупателей. А еще через месяц окончательно переехал к ней в квартиру.

Удивительно, но с появлением Геннадия торговля пошла намного лучше, да и жить стало веселее. Зина радовалась – наконец-то в доме появился мужчина, хозяин! Как любой другой женщине ей хотелось иметь семью и быть счастливой.

Геннадий оказался компанейским парнем – быстро перезнакомился с Зиниными соседями по общежитию и рынку.

Зине нравился его веселый характер и умение легко смотреть на жизнь. Но был у сожителя один очень неприятный недостаток – Гена любил выпить. И этот недостаток иной раз перечеркивал все его достоинства!
Поначалу, когда они сошлись, Геннадий держался, выпивал изредка, после работы. Зина не огорчалась – многие мужчины, да и женщины на рынке, отработав на морозе целый день, позволяли себе пропустить рюмочку-другую с «устатка». Но когда (примерно через месяц совместной жизни), после рабочего дня Гена уже настойчиво стал требовать бутылку водки, Зина насторожилась.

Что я алкоголик что ли? – только отмахивался Геннадий, когда она пыталась поговорить с ним, - Я честно заработал эту бутылку! Не нравится, уйду жить к другой женщине!

И Зина, пытаясь сохранить свое призрачное счастье, смирилась.

Но скоро одной бутылки оказалось мало. Геннадию требовалось все больше и больше. Он стал отбирать у Зины деньги, а если она сопротивлялась и не давала, бил ее. Напившись, Геннадий из балагура и весельчака превращался в злого и агрессивного монстра: начинал придираться к женщине, оскорблял и унижал ее.

И стоило ей хоть немного огрызнуться, начинал ломать мебель, бить посуду. Жизнь Зины превратилась в кошмар. Спокойная по характеру женщина не могла противостоять хулигану. Несколько раз вызывала милицию, но Геннадий, отсидев положенные сутки, возвращался к ней. И Зина ничего, ничего не могла сделать. Меняла замок – он ломал дверь. Поставила железную дверь – Геннадий в ее отсутствие срезал петли. У Зины от бессилия опускались руки, вдобавок дела на рынке шли все хуже и хуже., да и ребенку требовалось дополнительное лечение, на которое у нее не было денег.

В тот злополучный день Зину на рынке оштрафовали пожарники. Да еще неожиданно подошел человек, который в прошлом году занял ей значительную сумму денег, и
попросил досрочно вернуть долг – он переезжает жить в другую страну, и сочно нужны деньги. И как назло, именно сегодня у Зины не было ни одного покупателя. Да и чувствовала она себя отвратительно. Видимо, начинался грипп.

Ничего, - успокаивала себя женщина, купив на последние деньги батон и сто граммов колбасы, - Дома еще есть еда, как-нибудь продержусь!

Дверь в квартиру оказалась открытой – Геннадий опять сломал только что вставленный замок. На кухне в раковине лежала гора грязной посуды, повсюду валялись окурки и огрызки, на столе стояли пустая кастрюля и сковородка. Видимо Гена приходил с компанией собутыльников.

В другой раз Зина кинулась бы убирать, но сейчас не было сил. Оставив продукты на кухне, она вошла в комнату и упала на диван. Слезы текли по лицу, скатывались за шиворот, падали на подушку. «За что? За какие грехи мне такая жизнь?» - проносилось у нее в голове. Но нельзя опускаться. Женщина встала, медленно сняла пальто и прошла на кухню.
В это время в квартиру зашел Геннадий.

Что, стерва, - истошно закричал он с порога, - не ждала?

Зина, стараясь не обращать внимания на оскорбления, взяла нож и стала нарезать на кухонной доске тонкими кружочками колбасу. Вдруг ее пронзила боль и она поняла, что это Геннадий со всего маху, со всей дури ударил ее по голове. Горькое чувство обиды, вперемежку со стыдом и болью красными волнами разлилось по телу, замутило сознание, отключило и сняло все запреты, все ограждающие барьеры человеческих чувств и восприятия. Кто-то, как будто бы не она, взмахнул ножом и всадил его в тело ненавистного обидчика, затем вытащил нож и всадил его еще раз и еще, и еще. За все издевательства, обиды, оскорбления, унижения, слезы, несчастья. За неудавшуюся жизнь, за отсутствие женского счастья, за не оправдавшиеся надежды, растоптанные мечты, за…

Да мало ли еще за что может ответить женщина, доведенная до последней черты.

Очнулась Зина тогда, когда Геннадий с криком упал на пол. Увидев в своей руке окровавленный нож, Зина уже сама закричала. Только сейчас она осознала, что сделала и. Осознав это, ужаснулась. Выбежав на лестничную площадку, она с криком: - Помогите! – стала звонить и стучать во все квартиры, пока перепуганные насмерть соседи не вызвали милицию и скорую помощь.

Приехавшая милицейская опергруппа первой увидела женщину, сидящую на ступеньках лестничной клетки, обхватив голову руками. Взгляд ее бессмысленно блуждал по лицам.

Преступника знаете? – неожиданно спросил ее милиционер, приняв, очевидно, за жертву.

Это – я, - только и смогла прошептать Зина и потеряла сознание.

Судебно-психолого-психиатрическая экспертиза установила, что убийство было совершено женщиной в состоянии аффекта, то есть в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противоправным поведением потерпевшего. Суд учел мнение экспертов, а также то, что женщина хорошо характеризуется по месту работы и месту жительства, ранее не была судима, на иждивении имеет несовершеннолетнего ребенка-инвалида, совершила преступление впервые, искренне раскаялась в содеянном, и определил ей условную меру наказания сроком в два года.

Казалось бы. Все хорошо закончилось для Зины, но она так не считает. Геннадий снится ей каждую ночь, и чувство вины неотступно следует за ней по пятам уже который год.
Воистину, самый большой судия живет в нас самих!

 

 Бесплатные консультации на сайте ► задайте свой вопрос Е.И. Арзамасцевой

 


 ©Copyright: Любое копирование статей Е.И. Арзамасцевой возможно только с указанием имени автора и индексируемой гиперссылки на источник.

 

 


 

 

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail: