Город 21 Века

Семья: быть или не быть?









Проблема при установлении отцовства в судебном порядке или...

Автор: Арзамасцева Елена Ивановна, адвркат
Источник: Визитка адвоката Арзамасцевой Е.И.



...ЗАЧЕМ НАМ ТАКОЙ ОТЕЦ?

Иногда, сталкиваясь в своей жизни с чем-то обидным и несправедливым, мы считаем, что только обращение в суд поможет разрешить конфликтную ситуацию. Желая во что бы то ни стало наказать обидчика, упираемся до последнего, часто годами доказывая справедливость и будоража общественное мнение. Но, получив на руки решение суда, вдруг понимаем, что, в общем-то, оно совсем не влияет на нашу дальнейшую жизнь, а, в ряде случаев, даже мешает ей.

История, о которой я хочу рассказать, произошла примерно десять лет назад в одном из отдаленных райцентров, расположенных на границе. Выражение «окраина России» как раз очень уместно и полностью характеризует данный населенный пункт во всех отношениях. Я была третьим по счету адвокатом, который представлял интересы героини в суде. Но все по порядку.

Той удивительно теплой осенью в военкомат районного центра был переведен молодой и симпатичный тридцатилетний капитан. Всегда отглаженный, с иголочки китель его украшал орден, полученный на одной из локальных войн, а взгляд карих с поволокой глаз заставлял встречных молодых женщин оборачиваться ему во след.

Алевтина руководила отделом в районной администрации. Близкие ей люди, да и сама она, считали, что жизнь у нее, в принципе, удалась. Отец – механизатор, мать – доярка, а она вон и институт с отличием закончила, и в художественной самодеятельности лучше всех поет, и характером Бог не обидел: люди к ней так и тянутся! Сама карьеру сделала, получила квартиру в центре поселка. Единственное, что тяготило ее сознание – это то, что оглянуться не успела, как прошли годы: еще не дама бальзаковского возраста, но уже и не молоденькая. За тридцать, а ни семьи, ни детей.

Вернувшись с очередной учебы из областного центра, она обнаружила легкий переполох среди сотрудниц администрации.

Знаете, Алевтина Карповна, - сказала ей секретарша Элла, - У Вас на лестничной площадке новый сосед. Между прочим, работник военкомата. Он тут многим нравится: и Верке из универмага, и Таня из комитета по труду по нему сохнет, и даже Олечка психолог им интересуется!

Еще не видя Виктора, Алевтина знала о нем все, что только может передать молва маленького растревоженного поселка. Образ новоявленного соседа интриговал, завораживал и как бы подталкивал не просто к знакомству, а к чему-то большему – не ясному пока и тревожащему. Его победы над районными красавицами. Разбитые женские сердца и страсти, бушующие ураганом вокруг его имени, действовали на Алевтину притягательно магически.

Знакомство с соседом произошло на следующий день после приезда. Он сам постучал в дверь Алевтининой квартиры и, протягивая ей пачку газет, просто и непринужденно, как будто бы они, по крайней мере, вместе выросли, сказал: «Вот и Ваша почта, мадам! Брал и хранил до Вашего возвращения!»

Зачем? – удивилась Алевтина. Отсутствовала она не так уж долго, да и почты было совсем не много.

А чтобы был повод с Вами познакомиться! Наслышан о Вас, - и, церемонно наклонив голову, добавил, - А, чтобы укрепить знакомство, и втереться в доверие, приглашаю Вас сегодня на обед!

Скользнув взглядом по ее легкому халатику и шлепанцам на босу ногу, добавил:

Можно и в домашних тапочках!

Алевтине Виктор понравился: приветливое открытое лицо, приятный голос. Пусть невысок ростом, но накачан – видно и в тренировочном костюме. А самое главное, с ним чувствуешь себя легко, без напряга, не то что с некоторыми, когда и не знаешь, о чем говорить.

Несмотря на его пожелания, на обед к соседу она пришла при параде – с прической, макияжем, в лакированных лодочках на высокой шпильке, и черном бархатном платье с огромным декольте. Платье было куплено для особо торжественных случаев два года назад и наконец-то дождалось своего часа.

Увидев ее, Виктор ахнул, и пригласил пройти в комнату. И тут уж ахнула Алевтина, увидев празднично накрытый стол с бутербродами с красной икрой, тонко порезанной колбасой салями и конфетами «Ассорти». Виктор преподнес ей букет алых роз с еще не раскрытыми бутонами, и, приглашая к столу театральным жестом героя-любовника, произнес: « - Это все для Вас! О, если бы я смог сделать больше!».

Они пили шампанское, болтали и смеялись, Потом опять пили шампанское, танцевали и смеялись. Обед затянулся до ночи. Утором, проснувшись в его постели, Алевтина поняла, что счастлива.

Уже после, в своей квартире, она перебирала в памяти каждое слово Виктора, весь их разговор и во всем, ну во всем была с ним согласна. Он читал ее подсознание, ее мысли, выражал те же чувства, поэтому сближение с ним произошло до удивительного естественно и быстро. Как будто уже было когда-то кем-то запрограммировано!

Мы взрослые люди! – говорил Виктор. – Я решил, что мы созданы друг для друга. И подходим друг другу во всем: по возрасту, по образованию, по положению в обществе. Мне нравится, что ты не была замужем! Значит, будешь мне хорошей женой и хорошей матерью нашему ребенку. И то, что квартиры наши расположены рядом, тоже хорошо, не надо никуда переезжать!

Алевтина была уверена, что Виктор ей сделал предложение. А как же еще можно понимать его слова? Она пребывала в состоянии эйфории, и голова ее приятно кружилась.
Однако на следующий день настроение испортилось, когда по пути на работу, она встретила заведующую местным универмагом Веру – симпатичную блондинку с неудавшейся судьбой и четырьмя детьми от разных браков. Бывшие Веркины мужья имели свойство спиваться, либо пропадать в неизвестных направлениях. Но Вера руки не опускала и интенсивно боролась за обустройство личной жизни, предварительно рассредоточив ораву детей по многочисленным бабушкам и дедушкам.

Обычно Алевтина Верку жалела, никогда не осуждала и приветливо с ней разговаривала при встрече, но то, что она увидела, заставило ее не только пройти мимо, но даже не поздороваться.

Женщина шла по центральной площади поселка, вытянув вперед правую руку, в которой держала вешалку с вычищенным и выглаженным капитанским мундиром. Голова Верки была слегка откинута назад, на лице сияла торжествующая улыбка, и вышагивала она с таким видом, будто бы несла сокровища царя Соломона. Смотрите люди и завидуйте!

Солнце отражалось в золотистых пуговицах кителя, и, то ли от его луча, то ли от нехорошего предчувствия и необъяснимой еще обиды, Алевтина зажмурилась.

Однако она была слишком уверена в себе: мало ли кто что носит по улице! Верка - соперница? Да ее здесь каждая собака знает! Кто она такая? И кто она – Алевтина!

На работе женщины не переставали разговаривать о Викторе. Она, слушая, под большим секретом, Эллочкин рассказ о том, что Виктор бросил какую-то Валю, была уверена, что все похождения ее любимого в прошлом, и что ее счастье никто и ничто омрачить не сможет. Виктор и не отрицал, что у него были женщины, но это, наверное, ради скуки и только она, Алевтина, ему нужна, потому что она выбрана разумом!

Но ночью, вспомнив вышагивающую с кителем Верку, она все-таки осторожно расспросила о ней у Вити. Он рассмеялся Ну конечно же, это была ошибка! Пожалел женщину, теперь не может от нее отвязаться.

Дай срок! – сказал он, - от нее очень не легко отделаться, грозит наложить на себя руки.

Алевтина согласилась. От Верки можно было ожидать чего угодно. Следующего удара судьбы она не переживет. Как-то встретив Веру на лестнице с сумками, Алевтина поняла происхождение деликатесов на столе и в холодильнике Виктора. Господи! Да какое кй дело до этой дуры! Пусть носит, если жизнь ничему не научила!

Постепенно о них с Виктором узнали все: подруги, приходившие в гости на ноябрьские праздники, соседи, постоянно видевшие парочку вместе, родня и даже Верка, которая, не смотря ни на что, с завидным упорством продолжала обстирывать и кормить блудливого офицера. Другие женщины как-то отошли от него сами собой, но Алевтина, раньше не имевшая врагов, стала чувствовать вокруг себя некоторое отчуждение. Ей это не нравилось, но Аля гнала прочь от себя другие мысли.

В январе стало ясно, что у них с Виктором будет ребенок. Но это не обрадовало. В поселке, где известно все обо всех, сообщили, что у Верки тоже будет ребенок. Нежного и заботливого Виктора, узнавшего о возможном потомстве, как подменили.

Какие еще дети? - грубо сказал он Алевтине, - Что я с ними делать буду?

И он перестал встречаться с обеими женщинами.

Никто, никто и никогда не поступал так с нею! Алевтине было обидно. До горечи, до зубной боли. Стыдно и обидно. Больно и обидно. И еще страшно – за себя и за будущего ребенка, которого она решила родить, во что бы то ни стало. Не молоденькая, да и кто знает, будут ли еще дети?

По поселку поползли слухи. В один из тоскливых зимних вечеров истерзанная и разбитая Алевтина написала письмо начальству Виктора в областной военкомат. Пусть знают о моральном облике своего офицера!

Приехавший полковник из областного военкомата, разобравшись в ситуации, предложил Виктору решить вопрос мирным путем: на одной из женщин жениться, а ребенку другой – платить алименты. Алевтина считала, что жениться Виктор должен непременно на ней. Свой будущий брак она сала рассматривать как справедливую кару за предательство возлюбленного. Но Виктор так не думал.
Вот что, Алевтина Карповна, - сказал он ей после разговора с начальством, и глаза его сделались узкими, как щелки, - Вы меня опозорили на всю область! Если меня сейчас не выгонят из армии, то сошлют служить куда-нибудь в Хабаровск, где и придет конец моей военной карьере! Так что от меня предложения руки и сердца не ждите. И отцом Вашего ребенка я себя не считаю! Отстаньте от меня!

Мальчик у Алевтины родился ровно через месяц после того, как в дружной семье Виктора и Веры родилась дочка Светочка. Молодых родителей видели везде только вместе, нежно воркующими друг с другом. Обиженная и несчастная Алевтина подала исковое заявление в суд об установлении отцовства и взыскании с Виктора алиментов.

Внешняя опасность в лице Алевтины и ее маленького сына настолько сплотила семью Виктора, что, казалось, вычеркни из их жизни бесконечные судебные заседания, дрязги, людское осуждение и семья, утратив свою оборонительную функцию, потеряла бы смысл своего существования.

Алевтина была не рада, что ввязалась в сутяжничество. Шесть лет прошло с того дня, когда она, задыхаясь от слез и обиды, отвергнутая и несчастная, поклялась отомстить этому красивому холеному хлыщу. Но время шло, а ничего не менялось. Виктор жил с Верой и продолжал считать Алевтину и маленького Дениску своими врагами.

По всем законам подлости мальчик родился удивительно похожим на своего биологического отца. Алевтина безропотно несла вой крест. Она любили своего малыша больше всего на свете, как могла, оберегала и баловала его.

Казалось, в поселке не осталось ни одного человека, которого бы не интересовала история Виктора, Алевтины и их сына. Особенно, когда генетическая экспертиза, назначенная судом и проведенная в Москве с точностью почти до ста процентов, установила, что непреклонный офицер является отцом Дениса.

Женщины, имеющие детей и хлебнувшие по жизни, жалели Алевтину и ее малыша. Семью Веры и Виктора морально поддерживали люди, связанные с ними служебными отношениями. Они недоумевали, чего добивается Алевтина? Многие уже и забыли, с чего все началось, да и сама Алевтина, вспоминая свои страдания по поводу измены Виктора, все чаще стала задумываться о целесообразности предпринимаемых ею действий. Сейчас ей все было противно в этом человеке: и голос, и характер, и цвет глаз.

Между тем судьба у тяжбы была плачевной. За то время, пока тянулись судебные разбирательства, районная судья, первоначально разбиравшая дело, уехала в Германию, где переквалифицировалась в воспитателя детского сада. Погиб в автокатастрофе другой судья. А третья с суеверной опаской, по разным основаниям, откладывала рассмотрение непомерно раздувшегося дела, лавируя между давлением на суд с той и другой стороны. И вот, наконец, суд вынес решение, что Виктор является отцом Дениса и взыскал с новоявленного папаши алименты в пользу матери ребенка.

Держа в руках заветное решение, Алевтина скорее опечалилась, чем обрадовалась: и это итог многолетней борьбы? Небольшая сумма от заработка офицера и новая фамилия для мальчика?

Я не хочу менять фамилию! - сказал ей сын, который пошел в первый класс и многое уже понимал, - Не нужен нам такой отец! Я хочу быть как ты!

В личной жизни Алевтины тоже произошли перемены. Она выходила замуж за хорошего, доброго человека, который не прочь был усыновить Дениску, называвшего его папой Толей.

Решение суда стало большим препятствием на пути к усыновлению.


Статья 49 Семейного Кодекса Российской Федерации «Установление отцовства в судебном порядке»

В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.

 Бесплатные консультации на сайте ► задайте свой вопрос Е.И. Арзамасцевой


 

 ©Copyright: Любое копирование статей Е.И. Арзамасцевой возможно только с указанием имени автора и индексируемой гиперссылки на источник.

 

 


 

 

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку


Логин: Ваш адрес электронной почты: Пароль: Пароль (повтор):

Болезнь - не приговор