Город 21 Века




Проза



 







Принцесса Анна в высоких облаках. (сказка для взрослых) Валентина ЛИМОНОВА

Автор: Валентина Лимонова. Рисунки Натальи Бендус-Петровской
Источник: Страничка Лимоновой В.П.



 

 Сияет сад, и девочка бежит, 

ещё свежо июня новоселье.

Ей весело её занятье – жить,

и всех любить, и быть любимой всеми…

 

Белла Ахмадулина

 

 

 Оглавление

1. Прелюдия
2. Прозвища
3. Катюша
4. Павлик
5. Кристина
6. Король
7. Анна с первоклашками
8. Убийство
9. Лес
10. Первая победа
11. Подружка Анна
12. Мне нужны бриллианты
13. Я никогда не выйду замуж
14. Принц
15. Папа пришёл в школу
16. Анна, Катя и Кристина
17. АйЭм
18. Олег
19. Новогодний концерт
20. Дела дворовые
21. Интима
22. Алёша
23. На лыжах
24. Подружка Джульетта
25. Магазины
26. Мелочи
27. Новый год
28. Театр
29. Севочка
30. Бабушка
31. День рождения
32. Первый день взрослости
33. Дима

 

 

 

1. ПРЕЛЮДИЯ

Извлекаем драгоценное из ничтожного…

 

Над каким-то из этих окон мелькал синий огонёк. Но горел он неуверенно, сейчас по- тух.

Анна прилипла носом к замерзшему стеклу первого окна.

Через щёлку в морозных узорах она увидела пышное застолье, похоже, что уже была середина его, гости разбились на группки, переговаривались через стол, некоторые пытались запеть.

Анна перелетела к следующему окну - это окно кухни, а за ним … да, она не ошиблась, над окном временами робко вспыхивал синий огонёк.

Вспыхнет, подумает - гореть? не гореть? - и опять потухнет. А потом вспыхнет с но- вой, отчаянной силой.

Анна заглянула в просвет на стекле и поняла: это здесь.

В комнате готовилась игра. Девочка и мальчик лет девяти - десяти тащили на середину комнаты два огромных кресла, малышка лет трех пыталась им помогать.

Заправляла игрой старшая девочка:

- Кирюша, давай: как будто ты был начальник ГАИ, а я твой помощник, ну, всякие там дела расследую. Как будто я жила на корабле в океане, а ты на своем корабле приехал ко мне в гости.

- Лера, а давай, как будто я была вашим другом? - заглядывая Лере в глаза, попросила маленькая.

- Татка, отойди, не мешай, не видишь что ли, здесь океан, и маленькие могут утонуть! - раздраженно ответила Лера.

Она быстро подтащила к креслу пуфик.

- А это у меня на корабле будет запасной камин с выдвижным столиком.

Татуся подошла к Кириллу:

- Кирюша, а давай, как будто я была вашим другом? - в голосе Таты уже позванивали близкие слезы.

- Ладно. А то еще к маме побежит жаловаться, - вопросительно глядя на Леру, согласился Кирилл.

Татуся сразу повеселела:

- А где будет мой корабль?

- Принеси себе стул.

- Так все стулья забрали гости.

- Тогда возьми в коридоре скамеечку.

Пока Тата бегала за скамеечкой, Лера вытащила из шкафа два пледа:

- Давай, Кирилл, закутывайся, а то в океанах сильно дует.

- А мне во что закутываться? - спросила появившаяся из коридора Татуся.

- Там - в коридоре на вешалке - висит платок твоей мамы.

Лера и Кирилл расположились в креслах напротив друг друга, а Татуся на скамеечке поближе к брату.

- Кирилл, гляди, вон мина плывет. Давай ее разминируем. Ты бери за красный конец, а я за зеленый.

- А я за какой?

- А тебе нельзя к мине приближаться, ты же не умеешь разминировать, и она взорвется.

Справившись с миной, Лера сбегала в коридор и принесла спиннинг.

- А теперь мы поплывем охотиться на уток, это будет наше ружье.

- Лера, а давайте, как будто вы были разбойники, а я как будто плакала?

- А ты маленькая, тебе спать нужно.

И вот Лера и Кирилл уплывали за утками в роскошных кораблях с каминами, а Тата оставалась одна в пустом безбрежном океане. Она сидела, поджав ноги, закутанная в старый

мамин платок, и слезы уже не «как будто» сыпались из ее глаз.

Анна была обычной принцессой, она не была волшебницей. Но нужно было чудо, и случилось чудо:

вдруг оказалось, что в большом кресле уплывала десятилетняя Татуся, а на маленькой скамеечке сжалась от океанского холода трехлетняя Лера.

Чудо продолжалось несколько секунд, Кирилл его даже не заметил. Но чудо произошло. И точно! Лера вдруг сказала:

- Кирюш, у тебя корабль большой, возьми Татуську к себе юнгой.

Кирилл не успел ничего ответить, а Тата легкой обезьянкой уже взлетела на кресло ему за спину.

Потом… Потом Лера и Кирилл ловили пиратов, и Кирилл написал для Леры справку, что "у пиратов сняты отпечатки зубов и коленей, срок годности три дня", а Тата поста- вила на справку печать шоколадкой.

После Лера и Кирилл боролись со штормом, запускали ракеты - апельсины, дресси- ровали дельфинов (розовый слоник, красный гном и Айболит ), а Татуся - верный юн- га - тихо сидела за спиной брата, обняв его за шею руками.

Иногда она ласково гладила брата по затылку. Погладит, погладит, а потом, подумав, погладит несколько раз по голове и себя - чтобы всё было по справедливости.

Анна немного понаблюдала эту мирную картину, но на улице было очень холодно, и она полетела к себе домой.

 

 

2. ПРОЗВИЩА

 

Нацепили на человека ярлык…
И тебе уже не нужно стараться его понять?



Принцесса Анна - это Анечка Принцевская, обычная ученица обычного 7 Б класса обычной школы.

Прозвище "Принцесса" дала ей Кристина; она всем - и в классе, и за классом - приклеивала прозвища. И часто они приклеивались.

Катю Кристина назвала "Дурочка номер один", Петя Синельников у нее - "Всё низзя", или Мрачный Петя, Серёжа Перепеча - "Баловень судьбы".

Рома Дубина остался без прозвища - "Тут уже ничего лучшего не придумаешь".

Без прозвища был и Мика Голубев, как- то он не подходил ни под одно прозвище.

У них в классе была еще одна Анна, Ганзя Дудко, которая шла по кличке "Гадзя Дурко". Она часто болела, говорила в нос и получалась у нее не Ганзя, а Гадзя. " Дурко" добавила Кристина.

Света Мышакова, Люда Петрова и Марина Серых шли под общим названием " Серые мышки".

Оксана Клепикова, первая ученица и староста класса - "Заклёпка".

- Злая ты, Кристина, и прозвища у тебя все злые, - говорила Катя.

- Ну почему, тебя же я ласково назвала не "Дура", а "Дурочка".

Учителей Кристина тоже не забыла, Александр Михайлович стал "Ай Эм":

- Сегодня Ай Эм и не взглянул на Катьку, даром она таращилась на него целый урок, - так Кристина цепляла Катю.

Математичка Фаина Фёдоровна, классный руководитель, - "Милочка моя".

Анне не очень нравилась такая мода, но свое прозвище она полюбила. Еще бы! Принцесса Анна.

До этого у нее дома тоже было интересное название. Как- то, ещё в первом классе, Анна прибежала из школы с загадочным видом и с порога закричала:

- Мама, угадай, кто я?

- Ученица?

- Нет.

- Школьница?

- Нет

- Первоклассница?

- Нет.

- Тогда сдаюсь.

- Я - второй вариант.

И папа иногда, когда дочь его чем- то расстраивала, говорил: "Эх ты, второй вариант!"

"Принцесса Анна", безусловно, лучше.

Анна - обычная девочка из обычной школы, и всё у неё, как у всех - мама, папа, брат Игорь, который сейчас учится в институте в Киеве.

Но только, … но только … Анна летает. Да, летает. К деткам летает. А всё началось этой осенью.

И нужно вспомнить - до того, как ее стали называть Принцессой? или после?

Да, точно - после. Назвали Принцессой и - полетела- полетела...

Но Анна не знала одного очень важного секрета из жизни принцесс - согласилась называться Принцессой, значит, обязательно прилепятся к твоей жизни и короли, и принцы.

И прилепились! Точно!

Сначала Король, а потом и Принц отыскался.

Но всё расскажем по порядку.

 


3. Катюша


"Любовь - это когда мой друг
ест конфетку, а мне сладко".

Мнение 4- хлетнего философа


 
Нужно бы рассказать вам о Короле, но это потом, чуть позже. Не самая главная он и не самая приятная фигура в жизни Анны. Расскажем о Катюше.

 

"Дурочка номер один" была для Анны подружкой номер один. Нет, номер два. Подружка номер один был папа. А впрочем, оба они - и папа, и Катя были номер один.

С Катей Анна дружила с первого класса - как посадила их Инна Ивановна первого сентября за одну парту, так и стали они "неразлейвода".

В конце первого класса, когда научились прилично писать, они составили заявление: "Очень просим считать нас, Принцевскую Анну и Королёву Катю, родными сестричками, потому что мы сильно любим друг друга". И подписи …

О! Как раз к этому времени каждая из них выбрала для себя самую красивую и значительную подпись.

И Анна, и Катя замучили родителей вопросом: куда нужно отнести это заявление? Но родители, переглядываясь и посмеиваясь, все обещали позвонить, выяснить, а потом отговаривались тем, что это будет очень дорого стоить. В общем, взрослые есть взрослые, что с них возьмешь?

Они всё откладывают на потом, даже такое наиважнейшее дело.

Да, приятно вспомнить о том времени, когда только- только научились писать. Оказалось, что свои мысли и слова можно оставить жить в веках, как когда- то дикари оставляли надписи на скалах. Анна развернулась во всю - квартира так и пестрела ее инструкциями и объявлениями. На входной двери висел листок:

Если любишь ты свой дом, газ, утюг и свет туши в нём уходив. Листок был красиво разрисован цветами и собачками. А в туалете висело такое объявление:

Внимание!
Просьба закрывать крышку унитаза.
 C уважением
Администрация.



Взрослые смеялись и удивлялись - за что такое уважение к крышке унитаза? Только один папа не смеялся. А брат Игорь иногда говорил: "Эй, администрация, а ну, марш в магазин за хлебом!"

Взрослые, взрослые, ну никакого с ними совпадения. Если ты делаешь серьезное дело, они подсмеиваются; а если тебе приятно и весело, они сердятся.

Так было восемь лет назад, под Новый год. Игорь забрал её из детского сада, оставил дома, а сам ушёл на каток. Мама и папа ещё не вернулись с работы, Анне было скучно одной, и она придумала, чем порадовать родителей.

В гостиной стояла ёлка, ещё ненаряженная, и Анна засыпала снегом елочку, себя и немножко рассыпала по квартире. Было необыкновенно красиво, и сама Анна стала, как Снегурочка.

А папа, который вернулся с работы раньше мамы, тоже смеялся, наверное, ему тоже было весело, но потом он всё- таки достал пылесос и стал убирать.

Зато мама, придя с работы, сильно разозлилась, она говорила: "Ты ей всё готов позволить!", и потом до самого Нового года с ними не разговаривала.

Непонятно, ведь Анна для такой вот красоты использовала всего полпакетика муки.

Так, стоп! Кто главный в этой главе? Король? Туалет? Или мука?

Главная - Катя. И для Анны она всегда оставалась главной - с первого класса, с первой минуты их знакомства, с первого сентября.

Это сейчас их называют "императрицы" - Анна и Екатерина, Принцевская и Королёва.

А тогда Катя вытащила из портфеля Барби и, пока учительница рассказывала о правах и обязанностях учащихся, Катя и Аня переодевали куклу в разные одежки.

Когда им это надоело, Анна стала делать ревизию своего ранца. Красивые разноцветные фломастеры. И лежат без всякого дела. Анна вытащила один и несколько раз потыкала остриём в спину впереди сидящего мальчика.

- Мальчик! Мальчик! Как тебя зовут?

Мальчик повернул к ней толстое удивленное лицо и произнес:

- Фофа …

И они обе упали на парту от хохота: "Фофа! Фофа!".

- Что там за хохотушки у нас завелись?- спросила Инна Ивановна. (Сейчас Анна понимает, что тогда Инна Ивановна видела и замечала все их пируэты и хитрости. Просто не в её правилах было по пустякам дёргать детей.) - Как вас зовут?

- Анна.

- А я Катюня.

Теперь смеялся весь класс.

И вот уже семь лет они сидят рядом, и Анна твердо знает: так вкусно смеяться, как с Катюней, не получается ни с кем.

А Вова Белотравко из флегматичного пузыря превратился в тоненького смазливого мальчика, за которым бегали девчонки из седьмого "А" и седьмого "В". В седьмом "Б" он не "весил" много.

Катя всегда приносила Анне в школу что- то вкусненькое и интересное. Одно время она лепила из пластилина и приносила в школу коробочку с пластилиновыми овощами, фруктами и колбасами, и Анна с Катей под партой устраивали магазин.

Катя часто смущается и паникует, недавно во время диктанта она спросила Анну:


- Ань, как пишется "забор"?

- Забор он и есть забор,- удивилась Анна.

Катя - беленькая, ласковая и влюбчивая. Сейчас она влюблена в Ай Эма, и вспыхивает от его взгляда.

Кристина ехидничает:

Ничего не говори, только посмотри -  и я опять твоя.

Анна одергивала Кристину - зачем ты обижаешь мою сестричку?

На что Кристина отвечала: "Не люблю существ, которые ищут себе хозяина".

Но самое главное в Кате - нет добрее её человека на свете. Она всем готова помочь, всех жалеет. Вот почему, в понимании Кристины, она - "Дурочка номер один".

 

 



4. Павлик

 

"В каждом человеке есть Солнце,
только дайте ему светить"

Сократ

 

 

Свернувшись калачиком в кроватке, лицом к стене лежал ребенок, и сам с собой разговаривал:

- И когда у нас заведутся какие- нибудь зверушки?

Он помолчал, посопел и басом ответил:

- Вот заведем, тогда и заведутся.

Он говорил "жаведучча". И снова:

- И когда у нас заведутся зверушки?

Видно, такую беседу с собой он вел уже давно.

Анна осторожно тронула малыша за плечо. Он сел, белоголовый, круглоглазый, увидел Анну, но не испугался, а засмеялся:

- Ты кто?

- Я - Принцесса Анна. А ты кто?

- А я - Паил Иваныч, мне три года, у меня пять пальцев: раз, два, три, четыре, пять.

Он говорил "тлы".

Малыш был толстый и уморительный - и по виду, и по разговору. Анна про себя сразу назвала его Шарик: круглые - голова, глаза, нос - и из- под короткой рубашонки выглядывало круглое пузико.

- О, Павлуша, да ты, я вижу, профессор, все знаешь.

- А ещё я умею петь, танцевать и воспитывать кошку. И еще я учу английский язык.

- Ну и как будет по- английски "Добрый вечер"?

Павлик смотрит умными хитрыми глазками:

- А как?

- Good evening. "Хорошо" знаешь английский! А как ты поёшь?

- В лесу родилась елочка, в лесу она росла …

Мальчик пел очень чисто, голос был просто ангельский.

- Трусишка Зайка серенький под елочкой скакал. Полою волк … полою волк …На " волке" Павлик забуксовал, подумал и объяснил Анне:

- Это фамилия у Волка такая - Полою.

Неожиданно мальчик отбросил одеяло, слез с кровати и стал приплясывать, напевая:

- Трусишка Зайка серенький под елочкой скакал ...
Анна засмеялась:

- А ну, марш быстренько в кровать, а то еще простудишься - босиком на полу!

На сияющее личико Павлуши набежала легкая тучка. Он стал в позу, отставив одну ногу в сторону:

- Не говори мне "быстренько", извинись передо мной.

Оказалось, Павлуша был не только "талант", но и "характер".

- Ладно, извини!

Но, видя, что Павлик еще не отошел от обиды, Анна применила отвлекающий прием:

- А в садик ты давно ходишь?

- А в садик я давно не хожу. Там такой, - пухлое личико все искривилось, - там такой невкусный "какал"; а меня все уговаривают про него: - Выпей, ну, пожалуйста, ну за маму, ну за папу … Я теперь работаю.

- Где? - с Павлушей не соскучишься.

- У дедушки. Мама говорит утром: - скорей собирайся на работу. Внуком у дедушки я работаю. Дедушка меня учит читать, готовит к школе. И он говорит - нужно, чтобы там, в школе, тишина была. А если дышать?

- Ты не бойся, - засмеялась Анна, - в школе дышать можно. Как ты поёшь и танцуешь, я уже увидела. А как ты воспитываешь кошку?
Личико у Павла помрачнело окончательно:

- Очень плохо.

Анна взяла расстроенного и сразу обмякшего Павлушу, усадила на кроватку, укутала одеялом:

- Что значит "плохо"?

- Нет, сначала было хорошо. Наша Муся выполняла мои команды. У нее уже получалось "лежать", "лакать молочко", а вот команда "прыгать через веревочку" ей не нравилась. А потом я спросил у мамы: "зачем Мусе усы?" Мама сказала: "не знаю". Я спросил у папы: "зачем Мусе усы?". Папа сказал: "для солидности, ну, чтоб казаться старше". А мне не нужно, чтобы Муся была старше, она же еще котеночек. Вот я взял и обрезал Мусе усы, а мама взяла и отправила ее к бабушке. На веки веков, - Павлуша уже был готов к рёву.

- Послушай, а ты попроси родителей, чтобы они повели тебя в зоопарк. Там много всяких зверей, а еще там можно покататься на пони.

- Да был я, был я в зоопарке. Только там был всего один понь. Это такая маленькая лошадейка. А еще там обезьянки. А одна, самая большая, Горилла называется. Она что, в печке была?

- Нет, это такая порода. И если ты так любишь животных, сходи еще раз с мамой в зоопарк.

- Нет, не хочу. Там они плачут в клетках. И тигр плачет, и мишки тоже плачут. А можно мне жить с беленьким мишей в клетке? Я его буду уговаривать, чтобы он не плакал и не ходил, как часики "тик- так".

- Нет.

- Тогда я лучше еще раз в театр схожу. Мне там нравится.

- А что тебе в театре понравилось больше всего?

- Девочка, которая впереди меня сидела. Нет, не хочу девочку, не хочу зоопарк. Я хочу кошечку Мусю. Я о ней мечтаю целые шутки, - Павлуша, видно, здорово хотел спать и готов был расплакаться по любому поводу.

- Хорошо. Ты спи, а я прилечу к тебе в следующий раз и расскажу, как я видела кошек, которые разговаривают, ладно?

Но Павлуша уже и так спал, уткнув лицо в подушку и выставив попку пистолетом.

И Анна полетела домой.

 



5. Кристина

 

"Трава права, а вы - увы"

Юрий Левитанский

 


Вот и настало время рассказать вам о Короле. Но мне, честно, не очень хочется о нем говорить потому, что он Чёрный Король, вернее, - чернее чёрного, он не самая симпатичная личность - и не только в этом рассказе, но и вообще…всегда.

Поэтому сначала расскажу о второй подружке Анны - Кристине.

Она появилась в их кассе в начале этого учебного года - Кристина Полянская.

Такой красивой девочки Анна ещё никогда в своей жизни не встречала, глаза ну просто, ну по- настоящему, зелёные.

И через несколько дней у их класса стали появляться старшеклассники - по одному, по двое- трое. Они подходили к Кристине, пытались шутить, чтобы познакомиться. Но безуспешно…

Позже сама Кристина так прокомментировала Анне эти попытки: " Как причалили, так и отчалили".

Понятное дело, что с одноклассниками это случилось ещё раньше.

Первым к ней подошел на первой же перемене Серёжа Перепеча.

И удивительно, Серёжа, который в общении всегда прикрывался лёгкой шуткой, видно, от робости - перед такой вот красавицей, заговорил открытым текстом. И он сказал то, что думали все, мол, такой красивой он ещё никогда не видел.

Весь класс в максимальном напряжении ждал ответа "красивой".

Кристина выдержала паузу, пробежала взглядом от головы к ногам бедного Серёги, а потом назад и сказала:

- А я ещё никогда не видела такого длинного лопухоида.

Класс слегка посмеялся. Слегка. Потому что это было несправедливо - Серёжа симпатичный мальчик, хотя, правда, уши у него немного оттопырены. Ну и что?

И к тому же Серёжа свой, а эта "пришлая".

Анна и потом удивлялась этой способности Кристины: вычленить самое слабое в человеке и при случае больно его ударить.

С девочками Кристина держалась тоже неприступно, ни с кем не болтала на переменах, но к Анне подошла сама - им было по пути из школы домой.

Часто они выходили из школы втроём, потому что Катя, конечно же, тоже всегда была рядом, что Кристину очень раздражало.

Кристина разговаривала и держалась, как взрослая, и всё у неё было по- взрослому, даже иногда с "серым дымом". И со взрослыми она общалась, как равная.

Однажды Кристина позвала Анну в кино, они сначала зашли к Анне - дома был папа.

И когда Анна, переодевшись, вернулась в гостиную, Кристина с папой беседовали о рекламе. Оказалось, она хочет в своей взрослой жизни серьёзно заняться рекламным бизнесом.

- Я привлеку самых лучших юмористов из самих сильных команд КВН; от смешного люди никогда не отвернутся и не станут переключать канал.

- Да, я согласен, юмор - это беспроигрышный вариант. Но не нужно забывать самое главное - в любом деле нужно просто иметь совесть.

Анна показала папе на часы - они уже опаздывали на сеанс. Но папа, помогая им одеваться в прихожей, продолжал:

- Я никогда не мог отказаться от мысли, что реклама призвана и пытается всучить нам что- то лишнее, ненужное и порой даже вредное.

- Тогда я приглашу Вас в свою фирму главным консультантом. Нет, главным экспертом!

И папа, который терпеть не мог рекламу - в принципе, уже стоя у двери лифта, сказал:

- Я согласен, если только на экране будут такие лица, как Ваше.

Ошарашенная Анна спускалась в лифте рядом с сияющей Кристиной и думала:

- Она, видно, волшебница. Папа, который со всеми друзьями Анны "на ты", называет Кристину "вы" и собирается подрабатывать в её агентстве. Ну и дела!!!

А через некоторое время Анна побывала в гостях у Кристины.

Кристина жила в квартале от школы, и после занятий предложила:

- Пойдём ко мне обедать?

Кати не было - она болела, и Анна согласилась.

Дверь открыла мама Кристины,- нетрудно было догадаться - так они были похожи, только мама была светленькая и голубоглазая.

- Здравствуйте, я Анна.

- А я Лариса Вадимовна. Раздевайтесь. Кристина, вы на кухне будете обедать?

- Ещё чего! В гостиной.

Лариса Вадимовна ушла на кухню, а девочки, переобувшись, зашли в гостиную.

На пианино стояла рамка с портретом.

- Это твоя мама? - спросила Анна.

- Нет, это актриса Роми Шнайдер. Мама думает, что она сильно на неё похожа.

- Но и правда - похожа.

Лариса Вадимовна принесла скатёрку, постелила на стол, а Кристина в это время щёлкала по телевизионным каналам.

- Крис, ну зачем тебе телевизор, поговори с Анной, она ведь твоя гостья!

- Мама, сколько раз говорено: "не керуй!". И давай поскорее обед.

- Сейчас, сейчас, - и Лариса Вадимовна почти побежала на кухню.

- Видишь, как лебезит? Глупая женщина!

Анна откинулась на спинку кресла:- Это ты о маме?

- А о ком же? Что, скажешь, не бывает глупых мам?

- Кристиночка, мойте руки,- крикнула из кухни мама.

- Щас! Побежала,- Кристина даже не пошевелилась.

Анна не узнавала в этой базарной торговке свою школьную подружку.

Кристина всё же поднялась: - Я схожу в туалет, потом ты, лады?

Из кухни с подносом в руках появилась Лариса Вадимовна. Она стала расставлять тарелки и приборы на столе и, не глядя на Анну, заговорила:

- Вы не обращайте внимания на выходки Кристины. Она стала такой после моего развода с её отцом, моим первым мужем. Днём дерзит, не слушается, грубит, а по ночам не спит и плачет. Анечка, будьте с ней повнимательней, ей сейчас так трудно!

Анна молча слушала.

- Я давно хотела поговорить с Вами. Кристина не может мне простить, что я полюбила другого мужчину. А сейчас мы должны все втроём уехать жить в Германию. Но Кристина об этом ничего не знает, и я боюсь ей об этом даже намекнуть.

Анна подняла глаза на Ларису Вадимовну.

- Да- да! Мне стыдно в этом признаться, но я боюсь свою родную дочь, - она стала чужой и грубой. А была своя - тёплая и ручная. Я Вас очень прошу, Анна, помогите мне, подготовьте её к этой новости.

Она вздохнула, помолчала и продолжала:

- Сейчас я стараюсь быть для неё воздухом - не в смысле необходимости, а в смысле невидимости - меня нет, я не давлю, не научаю. Она стала такая восприимчивая, ей нужны только положительные эмоции. Потом всё станет на свои места. Я подожду,- и, заметив удивление в глазах Анны, пояснила, - пока она повзрослеет. Терпение - моё оружие.

Появилась Кристина:

- Ну что ты всё шепчешь и шепчешь? Не нашепталась ещё за свою жизнь? Пошли, Ань, я покажу тебе, где у нас что.

После этого был обед, и Анна сказала Ларисе Вадимовне, как всё вкусно и необычно приготовлено, чем её очень обрадовала. А про себя Анна отметила, как умело обрамляло богатое убранство квартиры таких двух красавиц.

- Вот, такие обе необыкновенные, и обе точно, ну точно, взрослые - а решить свою проблему не могут.

Анна всегда боялась "взрослых" проблем - они такие запутанные и непонятные, потому больше ни разу она не согласилась зайти к Кристине в гости, ссылаясь на Катю, а это особенно злило Кристину.

Сегодня Кати не было в школе - она опять болела, и девочки шли из школы домой вдвоём.

- Вот ты мне скажи, что людей объединяет? - говорила Кристина. - Я давно эту всю "кухню" поняла: их объединяет зависимость друг от друга. Ну, чего это Катька за тобой всюду хвостиком вьётся? То тебе игрушки, то конфеты, то какие- то детсадовские забавы в школу притаскивает. Она чувствует, что ты ей неровня, - вот и подлизывается. А тебя это устраивает.

- Но ты же ничего не понимаешь,- отвечала расстроенная Анна. - Мы с Катей почти что сёстры, мы просто любим друг друга. Ты и Катю не понимаешь, она необыкновенно добрая, и не потому, что так нужно - она просто не может иначе.

- Так не бывает! Не бывает - и всё! Любой добрый поступок имеет какую- то цель. Или доброта - это слюни с соплями. Подул ветер - и нет их, испарились! И вообще… Ох, маленькая ты ещё, Анюта, хоть и Принцесса. Вот послушай:

Бывают люди - мышки,
ещё есть люди- кошки.
Одни дрожат и трусят,
другие их едят.

Так вот, Катя - мышка. Её доброта от боязни, что она получит хорошую "сдачу" или что её вообще "съедят". Катя - мышка.

- Да нет же, нет! Катя делает добро так же просто, как дышит.

- Ой, добренькая какая! Да не их, добрых дел без какой- то цели! Нет добра, есть притворство. Или страх.

Анна молчала - убедить Кристину в чём- то было невозможно.

Они помахали друг дружке - и разошлись.

 


6.Король

Ну- кось душу мне излей:
отчего ты чёрта злей?
Аль в салате по- милански
не хватает трюфелей?

Леонид Филатов "Сказка про Федота- стрельца»

Сначала его так назвала Кристина - "Король зла", а потом Анна поняла, что так оно есть и в самом деле. В той школе, где учились девочки, он работал завхозом и сторожем - скромный серый человечек. Он жил незаметно, тихо и мирно, да и звали его Тихон Миронович. Тихон Миронович Небоженко.

А был это не кто иной, как старый и могущественный Король зла. Он был ну очень стар, ему было столько же лет, сколько всему человечеству на Земле.
Когда- то его могущество простиралось над всем живущим на Земле, он натравливал друг на друга разные народы, и они воевали без конца, и без конца на землю лилась кровь.

А действовал Король так: всем напряжением своей сильной воли он посылал мысль, которая, как стрела, вонзалась в голову его жертве или жертвам. И от этого уже никуда нельзя было деться, люди забывали обо всем и следовали одной единой злой мысли. Чаще всего это была мысль: "убить!".

Живут два народа рядом, трудятся на полях, строят дома, растят детей. И вдруг, почти одновременно в головах многих людей появляется мысль: "Убить! Соседи - враги! Их нужно убить!"

Люди оставляют свои мирные дела, оставляют дома и уют, берут оружие и идут, как роботы, движимые одной чёрной целью.

Вытаптываются и зарастают бурьяном поля, рушатся дома и целые города, умирают люди. И так продолжается до тех пор, пока Король зла не насытится видом крови, не наглядится на разруху и несчастья. Тогда он на время отпускает волю и умы людей.

А люди оглядываются вокруг и недоумевают: что мы натворили? и неужели все это сделали мы? где же были наши головы?

И уходят опять годы и целые десятилетия на восстановление мирной жизни. Но можно восстановить всё - и дома, и поля, и даже города. Но как восстановишь убитых детей, таких родных и неповторимых? Без них - жуткая пустота.

Это все равно, как если бы убрали весну из времён года.

Прошло много столетий прежде, чем люди поняли, что после каждой войны они остаются "в дураках", что их дурачит кто- то сильный, ловкий и хитрый. Тогда они создали

Всеобщий Совет Мира и договорились, что если какие- то две страны сцепятся в смертельной драке, какая- то третья страна или несколько стран должны немедленно вмешаться и остановить их.

Теперь Королю зла стало труднее, - раньше он манипулировал целыми народами, а теперь нужно было трудиться над каждым отдельным человеком. И работы хватало. Он направлял мысль- порок в голову любого человека, и тот, как кролик к удаву, уже был навеки прикован к этой жестокой идее.

Сейчас Король особенно занимался детишками. Зачем тратить килограммы коварной воли на взрослого человека, если можно одним ее граммом испортить ребенка, и он уже останется жертвой зла на всю жизнь.

Работая завхозом и сторожем в обычной школе и притворяясь обычным добродушным дядькой, Король по ночам распускал зло по городу, и оно так сильно поражало маленьких детей, что они страдали, болели, плакали и не спали.

Но вот Король всё чаще стал замечать, что кто- то мешает его вредностям: дети стали спокойней и веселее. Он забеспокоился: откуда идет такая помеха? Так продолжалось месяца три.

И вот однажды Тихон Миронович вошел в зал, где готовился новогодний концерт, и увидел, как танцевала девочка Анюта: она изображала полет и как она опускается вниз, и как ласкает и утешает кого- то хрупкого, маленького и беззащитного.

Всё! Он понял, кто мешает торжеству его зла! И начал страшную борьбу.

 

 


7. Анна разговаривает с первоклашками.


"Человек - это радость другого человека" -
Так сказал
один знакомый мальчик.


На перемене к классу подошла Инна Ивановна и попросила Анну посидеть с её "горохом" - первоклашками. Ну, разве можно отказать Инне Ивановне? - это раз, а во- вторых, Анна обожала возиться с малышнёй.
- Ты им почитаешь вот отсюда, здесь закладка, а я сбегаю к зубному. Они честно- честно обещали сидеть тихо- тихо.
Анна зашла в класс. Девочки кучкой стояли у окна, осуждая мальчишек - вольную вольницу: один прыгал по партам, два мальчика дрались, несколько сидели перед доской и во что- то играли.
Анна постучала по столу.
- Ребята, успокойтесь.
На секунду стало тихо.
- А ты кто такая? - спросила ее рыжеволосая девочка
- Я - Анна. Пришла вам книжку почитать.
- Не надо нам книжку. Надоело. Давай поразговариваем.
- Ладно,- легкомысленно согласилась Анна. - Только сядьте по местам, и когда что- то хотите сказать, поднимите руку и назовите себя.
За полминуты детвора расселась. Руку подняла рыженькая:
- Я Вася, Василиса, значит. Анна, ты бы хотела стать врачом? Денег много можно заработать, и приходишь домой, кучу дел еще можно переделать. Я имею в виду не дежурным врачом, а простым.
- А почему ты думаешь, что, например, инженер не может после работы кучу дел дома переделать?
- Так он же на работе работу делает, устает. А врач на работе просто разговаривает.
Класс развеселился, беседа не получалась. Тут Анна увидела еще одну поднятую руку.
- Я Слава Беридзе. Скажи, Анна, ведь правда, в сказках злые люди и чудовища всегда бывают наказаны за то, что обижали бедных и слабых? Так почему они раньше об этом не подумали?
- О чём?
- Ну, что такое с ними может случиться - что они превратятся в злых собачек или сгорят в печке. И, на всякий случай, не стали бы добрыми?
- Вот и поговори с такими, - подумала Анна. - Что ответить?
И вдруг осенило:- Ну, ты сам и спросил, сам и ответил. Им нужно было подумать, а они этого не сделали. Потому что не могли. Потому что злые - это глупые. Умный никогда злое не сделает.
Теперь руки тянули все.
Анна подняла самую маленькую черноглазую девочку на первой парте:
- Я Леся. Анна, а почему учителя такие несправедливые? И англичанка, и рисовалка, и даже Инна Ивановна. Она может кричать на одного Андрюшку, а уши у всех закладывает. Или англичанка: указкой по моей парте колотит.
- Я, конечно, тронута вашим доверием, но ябедничать не очень- то хорошо, вернее, очень нехорошо. Если хочешь сказать о ком- то плохо, скажи ему прямо в глаза.
Класс притих. Первоклашки известные ябеды, и такой поворот событий им нужно было переварить. Наконец, поднялась рука.
- Я Вова. А у нас собака, Урсула. Она такая хорошенькая. Она пока не злая, на всех прыгает и лижет. Но дедушка будет ее тренировать на очень злую. И я у нее обнаружил человеческие ушки, гладил, гладил по голове, а там оказались дырочки.
Заговорили сразу все, все держат руки:
- Анна, а у нас за школой страшная новость - дохлая кошка. И я тоже Аня.
- Анна, а я просто умру от деда Мороза, такой он добрый. Я была на утреннике в Доме ученых, и он мне столько подарков надарил.
Анна увидела девчонку с озорными глазами и заклеенным ртом.
- И зачем ты себе рот заклеила?
- А Инна Ивановна сказала, что заклеит рот, кто будет много болтать. И вот Лиза проверяет, что страшнее: если маму вызовут в школу или если рот заклеен,- сообщила Василиса.
- А я знаю один секрет. Давайте все вместе так сильно улыбаться, чтобы комната стала светлее.
- Как тебя зовут?
- Верочка.
- Давайте. Улыбаемся и смотрим на соседа, а потом улыбаемся другому соседу.
В классе и вправду стало светлее. Вот здорово. Дети притихли, подобрели и как- то расслабились. Опять тянет руку Вова:
- Анна, а ты знаешь, откуда взялась Земля?
- Нет.
- А я знаю, ее Бог запустил.
Философские темы такие коварные, сразу посыпалась куча вопросов. А кто первого человека родил? А кто Бога родил?
Стало шумно. Анна опять потеряла контроль:
- Давайте всё же я вам лучше сказку почитаю. Так Инна Ивановна сказала.
А когда прозвенел звонок, и дети ринулась из класса, к Анне подошла Верочка и, встав на цыпочки и притянув Анино ухо, прошептала:
- Анна, я так хочу замуж.
- А за кого?
- Я еще не знаю.
- А зачем?
- Просто у невесты такая фата красивая.
И как молния, вспыхнуло воспоминание: Анне пять лет, они с мамой не могут перейти дорогу, - едет свадебная процессия, и на передней машине прекрасная, как принцесса, невеста. И в груди Анны такое же пронзительное чувство:
- Я так хочу замуж.
Анна достала закладку из книжки, написала свой номер телефона и сказала:
- Ты позвони и приходи. Мы с тобой такую классную фату сошьем. Ну, пока.
В класс уже входила Инна Ивановна, облепленная своими котятами, щенками и обезьянками - такими они представлялись Анне.


 

8. Убийство

 


"Откуда знать ослу, что за фрукт - хурма»
Грузинская поговорка

 

Первая стрела- мысль, которую Король направил в голову Анны, была его обычная банальная мысль: убить.

Она должна убить, то есть стать убийцей. И король сразу успокоился, он посчитал, что с девчонкой счёты уже сведены, и она больше не будет ему мешать.

Но он забыл, что на этот раз он направляет свою волю не просто на обыкновенную девочку, а на Принцессу. И еще одна маленькая лазеечка для Анны - мысли Короля, хотя и были очень сильные и злые, но недодуманные до конца. Все- таки сказывался возраст.

Обычный человек зарабатывает склероз к шестидесяти годам; Король продержался до сорока тысяч лет, но тоже не избежал этого недуга.

В общем, его мысль можно было додумать, поиграть с каждым ее словечком, поискать другой его смысл. И Анна решительно вступила в борьбу.

Всё это случилось во вторник перед последним уроком. Была биология, Александр Михайлович что- то рассказывал, Катюша сидела рядом, уставив на АйЭма обожающие глаза, и не замечала, что происходит с подругой.

Анна тоже была не в себе, но по другой причине: в голове у нее гудело - убить!

Сразу после урока она схватила портфель и убежала, не обращая внимания на удивленное Катино:

- Принцессик, ты куда, подожди.

Домой Анна поехала на троллейбусе, хотя обычно ходила пешком, поела, быстро сделала уроки и рано легла спать. В этот вечер она никуда не летала.

Проснулась она, как обычно; мамы и папы уже не было, они рано уходили на работу. Вчерашняя мысль назойливее мухи сразу зажужжала в голове: убить!

Но утро вечера мудренее, и Анна, не вставая с постели, начала рассуждать.

Убить она никого не может. И не хочет. Ни собаку, ни кошку, ни даже мышку. Хорошо бы убить комара или муху, но сейчас зима. А ведь можно убить не кого, а что. А что легче всего убить?

Эврика!

Можно убить время и можно убить скуку. Но скуку нужно сначала создать. Значит, так. Сегодня в школу не идем, валяемся в постели, едим, что хотим, смотрим телевизор. И что же еще? А ничего, просто скучаем, убиваем время и убиваем скуку.

Анна нажала на пульт - шла программа "С добрым утром».

Милая, ещё молодая, женщина представляла один сюжет за другим и улыбалась, как показалось Анне, немного виновато.

Сначала рассказали о крысах, которые заполонили дома и с которыми нет никакого сладу, и показывали этих страшных крыс.

Потом говорили о мужьях, которые бьют своих жён, а те не могут терпеть и уходят от своих мужей, и показывали этих страшных мужей.

Ещё разговор шёл о том, что на рынках продают фальшивый мёд, и от него можно умереть. Но ни одного мертвеца не показали - видно, уже успели схоронить.

После этого ведущая сказала, что этикетки на продуктах часто врут, - не нужно им верить. Вот этикетка "Экологически чистый творог", а он может быть таким, только если коровы пасутся в горах. Анна ожидала, что покажут коровку и горы - не- а!

И сразу за этим диктор предупредила, что пельмени покупать не стоит - их начинка есть последнее достижение химии. Спасибо, тётя!

Дальше рассказали о каком- то американском актёре: он боится привидений и поэтому продаёт свои многочисленные дома. Его и привидения не показали, но Анна уже во всём верила симпатичной дикторше.

Пока с экрана передавали эти занимательные сюжеты, Анна умылась, поела, а заботливая телеведущая продолжала: мужчина может легко охмурить женщину ("сделать её хмурой?",- подумала Анна), если будет рассказывать ей много анекдотов. "Но,- добавила ведущая, - у таких мужчин несерьёзные намерения".

- Спасибо, что предупредили.

И ещё одно совершенно полезное сообщение - какая- то актриса делала себе пирсинг и получила заражение крови.

А напоследок здорово подуставшая телетётя сделала заявление, что просроченная - после двенадцати месяцев - одноразовая посуда становится ядовитой…

На экране появился парень, он рассказывал, какую свеклу нужно купить, а какую оставить в магазине, и завершил он весь этот набор сюжетов словами:

- И побольше всем нам положительных эмоций - самых ценных эмоций в мире!

- Ура! - сказала сама себе Анна. - И чего это папа запрещает мне смотреть телевизор? Вот, за такое короткое время столько нужного и почти необходимого в жизни удалось узнать.

Папа говорит:

- Пусть меня называют тираном, сатрапом и извергом, но телевизионные передачи моя дочь будет смотреть только те, какие ей разрешу я.

- Папочка, может, ты и Тиран Сатрапыч, но я тебя люблю!!!

Анна ещё какое- то время пыталась поубивать время…

Но время тоже живое, и даже с самостоятельным характером. Оно не хочет, чтобы его убивали, и растягивается до бесконечности.

Анна продержалась до одиннадцати часов, и вдруг вспомнила, что сегодня Ольга Викторовна должна принести проверенные четвертные контрольные. Третий урок уже заканчивался, но русский язык и литература были спарены, и Анна еще успевала на литературу.

Анна быстро оделась и поехала в школу. Была перемена, у окна напротив класса стояли "мышки" - Люда, Света и Марина. Люда плакала

- О чем рыдаем? - спросила, подходя, Анна.

- Хорошо тебе смеяться,- вымещая на Анне обиду, сразу включилась Люда. - У тебя по контрольной четверка.

- А у вас двойки?

- Моя мама сказала, что будет жаловаться на Ольгу Викторовну, почему она из школы делает университет? Зачем в седьмом классе нам знать, как пишется "вперемешку" и "изморось"?- Света вся кипела от злости.

- Ладно, девочки, лишние знания за плечами не носить, как говорит мой папа, - вмешалась третья из пострадавших, Марина Серых.
Анна зашла в класс.

- Анюта, ты почему прогуливаешь? - спросила сидевшая за столом Ольга Викторовна.

- Да так, я потом расскажу.

Катя сидела за партой бледная и тоже готовая расплакаться.

- Что, двойка? - посочувствовала Анна. Катя передала Анне ее тетрадь, и закусила губы.

Прозвенел звонок на четвертый урок.

 

 

 
9. ЛЕС

 

Зеленокосая,
В юбчонке белой
Стоит берёза у пруда.

Сергей Есенин

 


Ольга Викторовна поднялась и сказала, что всё, что ей нужно было узнать о них в этой четверти, она уже узнала, осталось выяснить, какой "Мой самый удачный день в этом году".

- Это и будет темой вашего сочинения. Всё. Пишите, - и она села проверять то, что на первых уроках написали ей "Ашки".

И Анна сразу вспомнила ощущение тихого счастья, которое она испытала этой осенью в лесу.

В начале октября АйЭм повез их за город в лес на электричке. До этого они весь сентябрь ходили в ближайший - за квартал от школы - лесопарк и занимались "практической биологией".


- Чтобы вы могли отличить ясень от клена, боярышник от барбариса и знали, что сныть употребляют в пищу, - говорил АйЭм.

В этот раз они поехали за город с целью научиться отличать съедобные грибы от ядовитых. Но занятие не получилось, грибов не было, отличать было нечего.

Правда, как только зашли в лес, Сережа Перепеча - "Баловень судьбы" нашел два польских грибочка и после этого каждые пять минут кричал: "Грибы, я нашел грибы". Все бросались к нему посмотреть, а он показывал все те же два польских:
- А что, не грибы?

Лес был зеленый от сосен и золотой от берез, день был теплый и какой- то ласковый, небо чистое, а на душе легко и спокойно. Ребята набродились по лесу, нашли поляну, вытащили из рюкзаков еду и устроили пир.

А потом, разомлевшие от еды и солнца, они разложили куртки на сухую траву, лежали на них и смотрели, как качаются верхушки сосен.

АйЭм прочитал:

Средь клёнов девственных и плачущих берёз
Я видеть не могу надменных этих сосен;
Они смущают рой живых и сладких грёз,
И трезвый вид их мне несносен.


- Это вы сами сочинили? - спросила Кристина.

- Это Фет.

- Но почему же гордая сосна - это плохо, а плачущая берёза - это хорошо?

- Я тоже с ним не согласен. Но с тобой тоже. Ты же думаешь, что гордая - это хорошо, а плачущая - плохо?
Кристина досадливо пожала плечами - её подловили.

- А если смотреть снизу и наклонить голову, - сказала Катя, - то кажется, что сосны - это смычки в оркестре.

- Вот я и хотел спросить, какое у вас впечатление от леса?

- Он спокойный, величавый… Но не гордый, - сказала Марина. - И еще мы увидели со Светой дятла.

- А я видел ужа, - сказал Мика.

- А чего нас не позвал? - обиделась Света.

- Я позвал, - смутился Мика и посмотрел на Анну.

- Да, мы тоже видели, - сказала Анна.

- Он свернулся колечком, как будто ушко, которое слушает лес,- добавила Катя.

А Сережа Перепеча поднял сосновую иголку и сказал: "Вот символ победы. Я вас всех награждаю", - и всем по очереди вручал иголки в виде буквы V.

Они лежали в чистом, пахнущем хвоей лесу, а солнце было такое неяркое и нежно ласкало их лица. И как будто АйЭм подслушал Анины мысли - он сказал:

- Вот мы лежим, и нас ласкает солнце. Запомните это состояние и постарайтесь тоже быть по жизни "солнышками", - отдавать такое вот нежное тепло людям - соседям по парте, по квартире, по транспорту, - АйЭм чуть помолчал,- даже если этот пассажир случайно наступил на вашу ногу.

- Даже если он не имеет привычки мыться, а его подмышка перед твоим носом?- это голос Кристины.

- Или во…пахнет дешёвым дезодорантом? - это Света.

- Или лезет в карман за твоим бумажником? - конечно же, Серёжа.
АйЭм приподнялся на локте, оглядел лежащих и сидящих у сосен учеников и сказал мягко:

- Ну, какие же вы все…,- подумал,- ядовитые!
Ребята засмеялись.

- Давайте начинать учиться доброжелательности в общении не с людьми, - это сложно,- а хотя бы с растениями, учиться общаться с ними "на равных", понимать, что они способны реагировать на ваши эмоции и отвечать вам. А равное тебе существо ты уже не станешь обижать понапрасну.

- Точно,- сказал Антон Лиходеев, - вот я сижу, прислонившись спиной к сосне, и чувствую, как в меня вливается её сила.

- А давай померяемся,- подскочил к Антону Серёжа.

- Отстань, лень,- отмахнулся Антон.

- А я тоже по вашему совету разговаривал с деревьями,- сказал Рома,- им хочется сказать:

- Здравствуйте, господа - сосны и берёзы!

- А они тебе в ответ: "Здравствуй, господин Дубина"!- и все дружно заржали на Серёжину реплику.

- Знаешь, друг недопеченный, - сказал АйЭм,- насмешка - самый вредный аргумент. В Библии, например, написано, что есть три внешних беды, от которых страдает человек. Это голод, война и бич языка. Так что будь поосторожнее в своих шутках, если … если хочешь стать культурным и добрым человеком. Да, а кстати, как вы понимаете, кто такой "добрый"?- видно было, что АйЭму как- то неловко, его корёжит чувство вины перед "недопеченным" Перепечей.

- Доброта - это когда что- то отдаёшь другим,- сказала Марина.

- Что- то, что не жалко, - вставил реплику непотопляемый Перепеча, и все смеются.

- Это желание делать что- то хорошее людям,- опять Марина.

- Хорошие пакости,- опять Серёжа, и снова смех.

- Доброта - это,- начал говорить Мика, и все повернулись к нему, потому что Мика редко "выступал",- это когда человек не заставляет тебя оправдываться.

- Почему ты так считаешь?

- Потому что оправдываться никто не любит; а если заставлять, то он лучше соврёт. Поэтому тот, кто заставляет оправдываться, приучает другого к вранью. Значит,- он недобрый.

- А ты как думаешь, Катя, что такое доброта? - спросил АйЭм.

- Я не знаю, - зарделась Катюша.

- Урока не выучила, бедненькая,- язвит Кристина.

- Дело в том, что я солидарен с Катей,- я тоже не знаю. Вот доброжелательность - это конкретно. А доброта? Дать кому- то что- то - это доброта? Вот Серёжа говорит "дать, что не жалко". Это доброта? А если дают то, что считают хорошим и доброжелательно? Когда мы ехали с вами сюда, в электричку вошла женщина с маленькой девочкой. Сидящая рядом дама дала ребёнку конфету. Это проявление доброты?

- Ну да, конечно!

- А я своим будущим детям вообще конфет не буду давать! Чтоб не портили зубы и желудки!
Сначала было тихо, а потом замычал сначала Серёжа, а за ним и остальные.
АйЭм засмеялся:

- Всё, всё, задавили большинством. Но знайте, - если вас большинство, это ещё не значит, что вы правы. Всё, подъём! Мы уже опаздываем на электричку.

Анна просидела почти весь урок, вспоминая этот светлый осенний лес, этот светлый незабываемый день.

Было такое - ещё до привала - она потерялась: пряталась за холмиками от Кати и Мики, которые не отставали от неё, пряталась в шутку. А потом их не оказалось рядом. Анна покричала - никто не отозвался. Сначала стало жутковато. А потом она села под сосну и стала наблюдать жизнь леса.

В шумной компании лес не разглядишь и не услышишь. И вот эти несколько минут, пока её не "раскрыли" Катя с Микой, были самые замечательные в этом дне.

Анна написала:

"В начале октября наш класс с учителем биологии ездил в лес. Это был самый счастливый для меня день года, хотя я и заблудилась. Дома я написала стихотворение об этом дне, потому что простыми словами всё не передать".


И Анна написала стих, над которым промучилась тогда целый месяц. А ведь настоящие поэты пишут стихи "с хода".

Заблудилась!!! Заблудилась?
Может, не беда, а милость, -
присмотрюсь, чем дышит лес:
шмель на подиум залез,
дятел "морзе" отбивает -
тайну сердца разглашает.

Лес спокойно дышит хвоей,
величавый, но не гордый, -
мудрый. Смотрит, осуждая:

"Что ты носишься, шальная,
с жесткой мыслью: - Гриб! Где гриб?
Скучен тот, в ком нет игры!

Леса музыку не рушь- ка,
видишь,- уж свернулся ушком.
Всё смычкам сосён внимает -
небо, ёж и чуткий заяц.
Гостье лес дает прием,
сядь в партере со зверьём.

Солнце нежное, как … солнце,
ты впусти в свои оконца
глаз, души; и мыслей бег
придержи, - не весь твой век
им командовать парадом.
Сердце слушай!

Вот и рад я - свет, спокойствие пришли.
Так- то лучше. Не спеши.
Гриб не терпит суеты,-
не наполнишь туес ты.
Знай, грибы, что те котятки:
Любят ласку, любят прятки".

Села. Солнца луч вбирая,
тихо приплываю к раю.
Иглы буквой "V" мелькают,-
на победы намекают?
Прислонясь спиной к сосне,
я счастливей, чем во сне.

Не зову, не жду "Ау",
верю я: меня найдут.


После уроков, когда девочки одевались в вестибюле, их увидел Тихон Миронович. Катя уже забыла про свою двойку, а Анна, мысленно побывав в осеннем лесу и справившись с сочинением, совсем забыла о злом Короле, она была спокойна и весела. Девочки разговаривали, оказалось, что и Кристина, и Катя тоже писали о поездке в лес. Девочки смеялись, никакая забота не омрачала их лица.


- Ну что за негодная девчонка!? Если она не озабочена, значит, выполнила его задание - совершила убийство?


Хорошо же, получи другое, не менее трудное.


И в голову Анны полетела новая мысль- стрела: "Мне нужно копить бриллианты".

 

 

10. Первая победа




Ты не думай с презреньем:
"Какие мелкие семена!"
Это ведь красный перец.
Басё



Фаина Фёдоровна, "Милочка моя", диктовала задачу: 12 человек несли 48 хлебов. Каждый мужчина нес по 8 хлебов, каждая женщина - по 2 хлеба, каждый ребенок нес 1 хлеб.

Сколько было мужчин, женщин и детей?

Класс молча записывал, стараясь успеть.

- Обращаю ваше внимание, что задача логическая. Даю маленькую подсказку, подумайте, какое количество детей должно быть? Да, Оксана?

- Число детей должно быть чётное.

- Правильно, молодец. Садись, милочка. А теперь всё, спокойно решаем задачу.

Над классом сгустилась аура мудрости.

Катя положила голову щекой на парту и зашептала:

- Ань, ну её, эту задачу. Все равно Оксана и Мика первые решат. Я принесла классную игру. Хочешь, покажу?

- Давай, - согласилась Аня.

Катя вынула кулёк и разложила в два столбика карточки. На одних было написано название животного, на других - прилагательные. Вместе получались определения:

Лошадь сильная
Лиса хитрая
Кошка пушистая
Заяц трусливый
Петух горластый
Свинья жирная
Собака злая


Все карточки на парте не поместились.

- А в чем игра состоит? - спросила Анюта

- У меня карточки существительных, у тебя - прилагательных Мы их перемешиваем, и по команде каждый выставляет свою карточку.

Класс молча трудился, задача не получалась. И вдруг среди творческой тишины и напряжения умов за партой "императриц" раздалось как бы приглушённое всхлипывание.

Дети повернули головы, подняла от журнала голову Фаина Фёдоровна:

- Анна, милочка, в чем дело? Ты уже решила? И что у тебя получилось?

Анна поднялась:

- У нас получилась …, - Анна закрыла рот рукой, потому что опять прыснула.

Фаина Фёдоровна напряглась, ожидая услышать ответ, но, конечно же, неправильный - не могла же Анна решить задачу раньше Оксаны.

- У нас получилась … у нас получилась … хи … свинья пушистая.

Теперь грохнул смехом весь класс. Ученики освобождено хохотали, вышвыривая из головы остатки мыслей о четных детях и о пяти мужчинах. Урок был безвозвратно сорван.

Фаина Фёдоровна махала руками, как матрос, сигнализирующий флажками.

- Ребята, тихо, тихо. Анна! сейчас же! сейчас же выйди за дверь. И ты, Катерина, милочка, составь ей компанию. Анна, обязательно завтра пусть мама зайдет в школу. Обязательно.

Девочки вышли из класса. Катя шла рядом с Анной, заглядывая ей в глаза, она чувствовала себя виноватой:

- Ань, это все из- за меня?

- Да оставь ты, пустяки. Давай лучше продолжим игру.

- А как без карточек?

- Очень просто. Будем придумывать разные эпитеты к нашей свинье. Свинья мм.. нежная.

- Свинья умная, - подхватила Катюша.

Девочки уселись на низенькой скамеечке в вестибюле и веселились :

- Свинья - акробат.

- Свинья вдумчивая.

- Свинья - очкарик.

И вдруг Анна увидела на скамеечке напротив себя Тихона Мироновича. Он сидел, уставив на нее серые стеклянные глаза и негодуя:

- Что за непокорная девчонка! Даешь ей одно задание за другим, да такие, которые приводят в уныние сильных и умных, даже взрослых людей, а эта сидит, не плачет, не горюет, а веселится. Она должна мне угодить, - подумал Король.

Мысль - стрела вонзилась Анне меж бровей и вызвала мгновенную реакцию:

- Угодить? С радостью! Сию минуту.

Анна представила, что у нее полные карманы разноцветных шариков, и что этими шариками она пуляет в Короля:

- Угодить? Пожалуйста! В волосатое ухо! Угодила? Еще угодить? Нате вам! В заплывший жиром глаз! Угодила? В нос, похожий на прошлогоднюю картошку. Попала? Очень хорошо.

В залысину на лбу. Угодила?

Шарики летели тучей, попадая в Короля. Тихон Миронович начал махать обеими руками, словно отгоняя ос, а потом, неожиданно для Кати, поднялся и мелкой трусцой побежал к себе в каморку. Задумчиво глядя вслед убегающему сторожу, Катя сказала:

- Свинья квадратная.

И девчонки снова зашлись от хохота.

Раздался звонок. Девочки пошли в свой класс. Мимо по коридору бежал первоклассник:

- Аня! Я вчера ноги оторвал!

- Молодец, Вова! Ура!

- Анюта! Зачем ты хвалишь этого людоеда? Кому он ноги оторвал?

- Свои ноги. От дна бассейна. Никак не мог плавать научиться.

Анна пришла домой с новой головной болью: ей нужно собирать брильянты. И зачем?

А дома ещё одна плохая новость свалилась на неё: мама уезжает в командировку, да ещё на целый месяц. Всё плохо в этом мире, ничего не радовало.

Анна вышла на балкон и решила полететь к своим малышам - не только она их утешала, но и сама часто искала у них утешения.

На улице была метель и сильный ветер.

Анна поднялась к невысоким облакам и увидела синее мелькание недалеко от своего дома. Она подлетела к дому, проникла в комнату и увидела девочку лет четырёх в кроватке, стоящей у окна.

- Ты кто? - улыбнувшись, спросила девочка. - Дети никогда не пугались её появления.

- Я Анна, Принцесса.

- И я тоже Анна. А чего ты пришла?

- Ну, мне приятно с тобой побеседовать.

- Вкусно?

- Очень вкусно, - рассмеялась Анна. - А почему ты не спишь?

- Говорит: "некрасивая я".

- Кто говорит?

- Наша ишпытательница.

- Воспитательница?

- Да. - Девочка посмотрела на своё отражение в окне: - А я смотрю - "красивая".

- Конечно, красивая. Ты не сомневайся. - И действительно, её личико с удлинёнными тёмно- серыми глазами и чуть великоватым, но очаровательным ртом, было просто класс.

- Меня Любовь Ивановна назначила Снегурочкой, а она говорит: "некрасивая я".

- Любовь Ивановна - это ваша вторая воспитательница?

- Нет, самая первая.

- А вторую как зовут?

- Вероника Всеводина?

- Всеволодовна?

- Да. И она говорит, что я некрасивая и нельзя меня назначать Снегурочкой. Анна, сделай меня красавицей!

- А ты и так красавица. Ты же веришь мне и Любови Ивановне?

- Верю.

- А чтобы всегда быть красавицей, нужно сильно захотеть. Вот я захотела стать Принцессой - и стала. Запомни, всё, что захочешь - всё получится, если сильно захочешь. Будешь спать?

- Да, дай мне моего засыпального Пятачка.

Анна достала из- под кроватки розового поросёнка, уложила и укутала Анечку, подождала, пока она уснёт, и полетела домой.

Мама и папа смотрели телевизор.

- Мама, что такое "бриллиант"?

- Отшлифованный алмаз, который играет всеми цветами радуги.

- Что это тебя к драгоценностям потянуло? - спросил папа. Но они были оба под гипнозом телевизионной передачи, и особенно не углубились в Анины проблемы.

Анна пошла к себе в комнату, но папа вдруг её окликнул:

- Завтра вечером мы с тобой идём в городскую галерею, там выставка, посвящённая

Анне Франк.

 

 

11. Подружка Анна


"Я каждый день чувствую, как не хватает мне
настоящей матери, которая понимала бы меня"
Дневник Анны Франк



Вечером Анна зашла за папой на работу.

"Кафедра детской стоматологии".

Папа ещё не освободился, Анна села перед кабинетом - его и Марии Георгиевны.

Напротив сидели две женщины, у ног молодой стоял карапуз. Женщины тарахтели о чём- то, а малыш время от времени басил:

- Хоцу домой!

- Неужели они не видят, как ему страшно! Ведь даже взрослые боятся! Но он мужичок - он не ревёт, только напоминает о себе!

А мама с бабушкой, на секунду оторвавшись от сладкого трёпа и пристыдив "трусишку", тут же опять принимаются судить кого- то.

Наконец, вышел папа.

- Пап, там малыш очень боится к вам заходить.

- Ничего, Маша умеет их отвлечь и развлечь.

Они вдвоем поехали в центр города, у входа в галерею висела афиша: "Анна Франк. Уроки истории". Зашли в галерею, и Анна сразу заскучала - на стенах какие- то плакаты, какие- то фотографии, - тоска.

К ним подошла девчоночка, чуть постарше Анны, и спросила почти шепотом: "Можно, я буду рассказывать вам об Анне Франк?", и после папиного согласного кивка зашептала: "Только вы не говорите Елене Вячеславовне, - она скосила глаза на плотного сложения женщину, стоявшую в стороне в окружении молоденьких девчонок, - если я не отвечу на какой- то ваш вопрос".

Папа взглядом выразил недоумение, и девчонка затарахтела: "Я Оксана, а Елена Вячеславовна - наша "историчка". Мы учимся в 9 классе, и эта оценка входит в нашу оценку по истории. Поэтому, пожалуйста, не говорите Елене Вячеславовне …"

- Так, всё, стоп, - сказал папа, - ни слова больше о Елене Вячеславовне. Мы слушаем историю Анны Франк.

Оксана выпрямилась, руки сложила перед грудью и, глядя только на Аниного папу, начала:

- Ганна Франк, еврейська дивчинка, яка народилась у Нимеччини в 1929 роци, а у 1933 роци вона з батьками та старшою сестрою переихала до Нидерландив.
Оксана помолчала, вздохнула, а потом сказала:

- Бо вони буди евреи.

- Оксана, почему ты говоришь по- украински? Тебе трудно, говори по- русски.

- А я учила текст на украинском языке.

Оксана рассказывала о том, как тринадцатилетняя Анна начала вести дневник - письма к вымышленной подружке Кити, в котором описывала преследования евреев, про законы, которые посыпались на них один за другим после того, как гитлеровцы заняли Нидерланды.

Евреи были обязаны носить шестиконечную звезду Давида, должны были сдать свои велосипеды, не имели права ездить в трамваях, должны были делать покупки в магазинах только с 3 до 5 часов, им запрещалось посещать театры, кинотеатры и другие заведения для отдыха, общественные пляжи, спортплощадки, им запрещалось появляться на улицах с 8 часов вечера и до 6 утра, еврейские дети должны были посещать только еврейские школы.

Анна слушала в ужасе, и все услышанное "примеряла" на себя:
она тоже Анна, ей тоже 13 лет, ее подружка - Катя, а папина мама - бабушка Клара - тоже еврейка, и Анна тоже больше всего на свете любит бегать, смеяться и мчаться на велосипеде. И её тоже могли не пускать в театр, на спортплощадку или в общественный транспорт?

- Люди! Человечество! Дорогая Вселенная! Но это же несправедливо!

Оксана продолжала рассказывать.

Когда встала угроза ареста отца Анны, вся семья перебралась в укрытие, которое готовили заранее, и прожили там, ни разу не выходя на улицу, два года.

Кроме их семьи, в укрытии жили еще Ван Дааны - отец, мать и сын Петер. А потом к ним присоединился еще один человек, противный дядька Дуссфель, с которым Анна делила комнату и письменный стол.

Оксана показывала стенды с фотографиями, на которых нацисты, измеряя головы людей обыкновенным циркулем, пытались доказать, что евреи - низшая раса, и поэтому их необходимо уничтожать.

- Как могут меня, - думала Анна, - свободную, веселую и летающую - запереть в тюрьму и доказывать, что я не имею права на жизнь, как какой- то таракан или моль?

Оксана еще рассказывала о трудных отношениях Анны с остальными обитателями "сховища", о ее… любви? ( потому что никого другого не было?) - к Петеру Ван Дааму, старшему Анны на два года.

У выхода из галереи раздавали книгу "Дневник Анны Франк", и Анна с радостью ее схватила, а, придя домой и быстро поев, начала читать,- благо завтра суббота, и уроки делать не нужно.

Оказалось, что Оксана не пересказала и десятой доли того, чем жила и что волновало Анну Франк. Она, как и Анна, мечтала иметь собаку, и чтобы собака ожидала бы ее у школы после уроков.

Но мама (не Франк, а Принцевская) уже давным- давно сказала: "Моей чистоплотности едва хватает на вас двоих - тебя и Игоря, а вы просите ещё и собаку".

Анна Франк пишет о поклонниках, о любви и дружбе. У Ани тоже есть поклонники, но они какие- то еще мальчишки, им не хватает нежности и уважения к девочкам. А любовь?

Она, конечно, всех манит, но это пока где- то там, далеко- далеко впереди.

Правда, к Люде Петровой ходит Ростик из "В" класса, носит ей всякие подарки. У Ростика богатый папа, его привозят в школу на "джипе". Люда, конечно, хорошенькая, но задавака, она говорит: "Я никогда не думала, что мне надоест получать в подарок игрушки и шоколад". Хвастает, ей это, конечно, приятно.

Анна Франк - умная, чуткая, вот бы заиметь такую подругу! Нет, Катю я никому не отдам. Но Катя есть Катя. Анна - это, как я сама. Она пишет: "Я хочу в дневнике свободно излить свое сердце".

- Как мы похожи! Удивительно, эта девочка писала о себе 60 лет назад, а как будто писала обо мне, сегодняшней.

Анна пишет о том, что не мирится с мамой, упрекает ее за презрительное высокомерие, насмешливость, жестокость. Анна самая младшая в этой компании из восьми человек, им всем нелегко дается эта вынужденная тюрьма, а каково ей? И никто не понимает, особенно мама. "Я смотрю на нее только как на мать. Но для меня она не такая мать, какая мне нужна. Приходится быть матерью самой себе".

- Это ужасно, - думала Анна, - у меня тоже нет полного взаимопонимания с мамой. Наверное, нужно, чтобы правительство создало специальные курсы, где бы учили мам быть "мамочками".

У Анны Франк был конфликт с Дуссфелем из- за письменного стола. Тот говорил: "Ты все равно занимаешься чепухой, стол я тебе не уступлю".

А сейчас?- разве взрослые уважают права детей? "Я взрослый, значит у меня больше прав". Но тогда папа Анны вмешался в конфликт и отстоял право Анны на стол, и дневник, который Анна писала с 12 июня 1942 года по 1 августа 1944 года, переведен на многие языки мира, и даже сейчас волнует людей.

Соседи по убежищу постоянно воспитывали Анну: "По их представлениям правильно меня воспитывать - значит постоянно натравливать на меня родителей".

А какие Анна Франк давала меткие характеристики, например, Дуссфелю: "Он был велик своим умом, но мелок был делами".

Анна читала до полночи о том, как Анна Франк уходила дышать на чердак, откуда виден был кусочек синего неба, голые ветки каштанов, на которых блестели капельки росы…

Принцесса плакала над дневником и думала: "Как много в жизни дикой, черной, рвущей душу, несправедливости. Такую девочку - умную, чуткую, все понимающую, мою подружку Анну Франк, фашисты нашли в её убежище, и они все погибли. Остался в живых только отец, который и издал этот дневник".

В конце пребывания в заточении Анна Франк писала:

"Просто чудо, что я ещё не потеряла всякую надежду, а ведь все мои надежды кажутся нелепыми и неисполнимыми. Но я крепко держусь за них вопреки всему, так как твердо верю, что человек добр".

- И это чудо произошло, добро победило, - думала Анна,- ведь Анна Франк мечтала стать писательницей, и она ею стала.

 

 

12. Мне нужны бриллианты!



"Мне нужны бриллианты! Много бриллиантов", -  такая мысль, как птица клювом, уже два дня долбила и долбила голову Анны.


Король в течение многих веков испытывал действие порока - жажды бриллиантов - на людях и знал, как это озадачивает человека и делает его несчастным на всю жизнь.

Человек, который захотел приобрести маленький, необыкновенно прекрасный, но такой холодный камешек, должен был, чтобы его заиметь, либо много трудиться, либо украсть эту драгоценность, либо убить того, кто ею владеет, и завладеть бриллиантом.

В любом случае, у Анны пропадет охота к полетам в высоких облаках, она забудет о детских бедах и будет думать об одном: бриллианты, бриллианты. Ну, в крайнем случае - алмазы, алмазы.

- И тогда зло, его зло, восторжествует, - так представлял себе Король дальнейшую судьбу Анны.

Все уроки в школе проходили у Анюты как в тумане, учителя делали ей замечания, но от этого у нее внимания не прибавлялось.

Они вышли с Катюшей из школы, Катя что- то щебетала, она пересказывала Анне сказку- притчу, которую вчера увидела по телевизору:

- Жил- был король. И вот один раз он умер.

- Твоему королю повезло, он мог умереть и пять раз.

- Ладно, не придирайся. Слушай. Жил- был король, и вот в один прекрасный день он умер.

- Прекрасный - для кого, для его наследников?

- Да ну тебя, ты сегодня не в настроении. Пока, - и Катя побежала к своему троллейбусу.

Анна пошла домой по короткой дороге через школьный стадион. Вчерашняя метель прекратилась, было солнечно и морозно.

И вдруг Анна замерла - она увидела, что покрытый ровным слоем снега стадион блестит, он был весь усыпан… да, бриллиантами. Они вспыхивали и гасли, сияли и переливались на солнце разными цветами, их было несметное количество. И в воздухе висела бриллиантовая пыль, она поблескивала в солнечном свете и медленно оседала на землю.

Да вот же они, бриллианты, бери, сколько захочешь, их здесь миллиарды, ими можно заполнить чемодан - и не один, а сто, тысячу чемоданов.

Стадион был пуст, только невдалеке гулял какой- то папа с малышом. Папа делал вид, что догоняет сына, топал часто ногами, а малыш убегал, падал в снег и смеялся.

Какими словами можно сказать и передать, как смеялся этот карапуз? Он смеялся так хорошо, что, казалось, без этого смеха день не будет таким ярким и сияющим, казалось, этот смех тоже состоит из миллиарда маленьких бриллиантиков. Почему бы этот смех не записать на магнитофон и давать людям, как лекарство от всех бед?

- Взрослые! Эгей! Вам ничего не страшно будет в жизни, и вы перестанете создавать свои "серые дымы", если хоть раз в день послушаете такой смех.

Анна шла и вспоминала - она в своей жизни уже не раз была обладательницей бриллиантов. Летом, когда была с родителями на море, по вечерам видела лунную дорожку, всю усыпанную алмазами.

И еще … у бабушки на даче, если ранним утром выйти в сад, можно увидеть бриллианты и алмазы, которые висят на кончиках листьев и лепестков цветов и сияют, приветствуя солнце.

- Король! Я согласна, - закричала Анна на весь пустой стадион. - Я согласна всю жизнь собирать алмазы и бриллианты.

- Но куда их собирать? - они не поместятся ни в какие чемоданы, ни в баулы, ни даже в контейнеры.

- Ладно, я буду сохранять их в своем сердце, там поместится всё. А самый дорогой, самый крупный бриллиант в моей коллекции - смех этого мальчишки, - и Принцесса, свободная и счастливая, побежала домой.

Вечером она опять летала, и в этот раз попала в комнату к девочке, которая сидела за столом и что- то писала цветными фломастерами. Увидев Анну, она очень обрадовалась:

- Ты волшебница, да? Тогда передай, пожалуйста, мое письмо Деду Морозу.

На листке неровными разноцветными буквами было написано: "Дед Мороз, я хорошо учус в школе и слушаусь папу и маму хорошо себя веду за это подари мне, пожалуста, колясочку и Барби. Зоя".

 

 

 

13. "Я никогда не выйду замуж!!!"



"Семья - это маленький мир, созданный любовью"-
так говорит Катин папа.

 


После уроков Анна, Катя и Кристина переобувались в вестибюле, сидя рядом на скамеечке. Мимо с папками проходила Фаина Фёдоровна:

- Анна, ты не забыла передать маме, чтобы она обязательно зашла в школу?

Фаина Фёдоровна предпочитала беседы не с Аниным папой, а с мамой, - у них был одинаковый взгляд на воспитание: воспитывать нужно часто и вслух. Папа придерживался мнения, что воспитывать не нужно вообще.

- Но мама не сможет прийти, она уезжает в командировку на целый месяц.

- Нет, нет, пусть мама все же выберет время.

Как вы уже догадались, этот разговор услышал Король,- он всегда оказывался в нужное время в нужном ему месте.

- Ах, Анина мама уезжает? Прекрасно.

И полетела стрела- мысль Анне в сознание: "Анна повезет весь воз домашних забот!" Мысль была такая мощная, что задела и Катю, и Кристину.

- Бедная, бедная ты, Принцесска, - сказала Катя - на тебе будет весь воз домашних забот. Бедняжечка! А я терпеть не могу домашнюю работу. И потому никогда в жизни не выйду замуж! Никогда! В жизни!

Это же на следующий день после свадьбы нужно будет варить борщ, убирать и стирать.

Девочки медленно шли к троллейбусной остановке.

- Ну и врушка ты, Катька. Тебя АйЭм только пальчиком чуть поманит, - и ты не пойдешь,- побежишь замуж и будешь варить ему борщ пять раз в день.

- Ничего не побегу,- покраснела Катя.

- Еще как побежишь.

- Ладно, девочки, не ссорьтесь! И почему нужно обязательно варить борщ? Тушить морковку, тушить капусту. Это хозяйкам кажется, что они тушат. А вы спросите морковку, она вам скажет, что ее душат. А мы с папой - лучшие подружки, я его уговорю, и никакой борщ мы варить не будем, а морковку и капусту схрумкаем сырыми.

- Ну, а другую еду? - поинтересовалась Катя.

- Картошку пожарим вместе, а остальное будем покупать, чтобы съесть, как есть.

- Ну, а уборка? - Катя вытаращила глазки и сморщила в гримасе хорошенький носик.

- И уборка не страшна. Меня мама научила, как от этого нудного дела получать удовольствие. Значит, так: надеваем очень красивый фартук, включаем очень, ну супер красивую музыку и сметаем пыль с мебели, представляя, что освобождаем из плена разные заколдованные существа, - и Анна стала танцевать, напевая, и показывать, а девчонки смеялись и танцевали вместе с ней.

- Хорошо, Принцесса, я тоже так буду делать. Ну, а стирка?

- А папа всегда отвозит белье в прачечную. Так что никакого воза домашних забот н- е- ет! И не будет.

- А я все равно никогда не выйду замуж, - это сказала Кристина. - И никому не советую. И дело не в домашних заботах. А потому, что никому нельзя в жизни доверять. Вот даже такая красавица, как актриса Роми Шнайдер - её тоже оставил муж.

Лучше, как в американских фильмах: свободные мужчина и женщина, сходятся и расходятся. Тогда никому не будет больно.

- А как же детки? Катя, тебе нравятся детки?

- Ой, конечно, они такие класснючие! Такие ручки, такие ножки, так бы и съела.

- Ну, вот. А детки должны иметь родителей. И родителей должно быть обязательно двое. Тогда они друг друга будут поддерживать, учиться друг у друга, и легче будет сохранить целой семью и воспитать здоровых, веселых и добрых детей.

- Как раз! - сказала Кристина. - Как раз, когда двое, так хотя бы один обязательно предаст.

Девочки давно стояли на углу улицы, пора было расходиться, но разговор их не отпускал.

-  А мне деток тоже хочется, - сказала Катя.- Видели, как обезьянка в зоопарке малыша не спускает с рук, и я так буду. Гладит его, блошек у него ищет.

- Ну не дурочка ли? А кто только что клялся, что не выйдет замуж? Выйти замуж, чтобы у детей блох искать?

- А я, как Аня, как Принцесса.

- Очень умная позиция. А скажи мне, Катя, что для тебя самое важное в жизни?

- Конечно же, любовь, - покраснев, тихо ответила Катя.

- Ну, сказано,- дурочка! Главное в жизни - гордость. Гордость, потом деньги. Тогда и любовь будет крепче. А вообще любовь - это сон глупых дур. В каждой семье находится человек- табурет, на которого другие члены семьи становятся и кажутся себе повыше. Я не хочу быть таким табуретом. У меня будет бой- френд- табурет.

- И как же твои дети будут его называть? Бой- френд или Табурет?

- У меня вообще детей не будет. Чтобы моя дочка так относилась ко мне, как я к своей мамаше? Ну, нет.
Анна не выдержала:

- Что же тогда будет в мире, если все начнут рассуждать так, как ты?

- А все так не будут рассуждать. Всегда в мире хватит таких беленьких дурочек, как Катька, или таких "правильных", как ты.

- Извинись перед Катей.

Кристина с кривлянием поклонилась Кате.

- И почему ты считаешь, что быть "правильной" плохо?

- Да потому, что скучно всё делать ТАК, КАК НУЖНО! Если бы это было на самом деле так хорошо, тебя бы не задело это слово "правильная". А мой вариант - свободные мужчина и женщина, хотят- сходятся, хотят- расходятся. Тогда никому не будет больно.

- А я думаю, что больно будет всё равно, замужем ты или свободна. И я выйду замуж. Я верю, что любовь есть и что нужно любить мужа и детей. Ведь недолюбленных детей сразу видно. Если ребенок счастливый и веселый, это такой теплый и пушистый шарик. А те, которых мало ласкают, тоже шарики, но с дыркой, и чем больше обида, тем больше дырка.

Помните песенку "Ежик резиновый с дырочкой в правом боку"? А у таких деток дырочка в сердце, и из нее вытекает любовь, и потом они уже не смогут любить ни мужа, ни детей. А любить ребенка - это понимать его и поддерживать, хвалить, покупать ему яркие и умные книжки, собирать с ним гербарий, и еще … ну, не знаю что…


А если все будут такие трусихи, как вы - бояться домашней работы, бояться, что тебя оставят - откуда же тогда будут появляться веселые и счастливые дети, которые знают, что их не предадут и не обманут? Нет, я обязательно выйду замуж.

Мы должны отвечать за то, чтобы не было детей с дырками в сердце, мы должны сейчас думать, что будет с нами и с нашими детьми. Я выйду замуж, чтобы создать дом, в котором всем будет тепло и уютно, и где дети найдут защиту от всяких несправедливостей.


- Да, - засмеялась Кристина, - защиту! Как у нашей соседки Людки - она создала дом - крепость. Она кричит своему трехлетнему Толику: "Сволочь, я же полчаса назад надела тебе чистую рубашку! Что ты с ней сделал, гад такой?"


А вся вина этого Толика, что он взял за передние лапы дворовую Жучку и учит её танцевать. И это ты называешь защитой? И сколько таких мамаш! Разоденут ребенка и дергают его без конца - сюда не ступи, туда не лезь. Нет, если и выходить замуж, то только затем, чтобы иметь обеспеченного мужа. Пусть вкалывает, а мне полная свобода - что хочу, то и делаю.


- Но ведь ему такое может и не понравиться,- тихо сказала Катя.

- А не понравится, - скатертью дорожка, другого найдем.

Анна стояла рядом, слушала и чувствовала, как дружба потихоньку вытекает из неё.

- У тебя выходит дом - для тебя, а для мужа - тюрьма с решеткой? Чтоб жизнь была хорошая, люди должны быть счастливыми. А счастливые люди вырастают из счастливых детей, - Анна говорила резко, почти кричала. - И как могут быть счастливыми дети без папы?

А чтобы был хороший папа, мама должна уметь делать так, чтобы папа всегда был в семье, и чтобы ему было в семье хорошо. Ой! Кристина уходила, она просто убегала от них.

- Ой! Какая я глупая! У нее же папа развелся с мамой!

 

 

 

14. Принц


"Я помню чудное мгновенье…"
А.С. Пушкин



Анна проснулась с ощущением радости и счастья. За окном было солнечное морозное утро. Она вспомнила вчерашнее задание Короля - "Анна повезет воз домашних забот".

- Ну, и куда девался воз? Ку- ку, Король, - Анна показала длинный нос своему противнику. - Что осталось от задания? Одно слово: "повезет". Мне повезет! Мне повезет!

Анна поела, быстро собралась и выбежала на улицу. Она окунулась в яркий солнечный свет, почувствовала арбузный запах морозного воздуха.

- Вот, уже повезло! Какой чудный день, - подумала девочка.

Ты пахнешь, как славно ты пахнешь арбузиком,
И даже крупинки у вас одинаковы,
А мы твое белое нежное пузико
Бессовестно топчем…


- И как это у настоящих поэтов получается сразу стихотворение, а у нее, Анны - куплет, да и то неполный.

Она перебежала дорогу, и тут сразу подошел полупустой троллейбус.

- Снова повезло, не нужно толпиться.

Она вскочила в троллейбус. Напротив входа сидел нарядно одетый темноглазый мальчик. Увидев Анну, он поднялся и уступил ей свое место, и, хотя салон был почти пуст, Анна села на предложенное ей сидение.

Анна знала, что нравится мальчикам, но ей совсем не нравилось, как они выказывают ей свое внимание.

Мика Голубев каждый день тайно провожал ее домой из школы. Он шел сзади, за ней и ее подружками, и, если Анюта случайно оглядывалась, прятался за деревьями или за прохожих. А если в классе они разговаривали, он прятал глаза и заикался.

А Сережа Перепеча выражал свою симпатию тем, что постоянно задирался.

Этот незнакомый мальчишка, хоть и старше ее, стоит в почти пустом троллейбусе у её сидения, будто охраняет. Это было и смешно, и о- о- чень приятно.

Ехать до школы было всего две троллейбусных остановки. Анна поднялась, собираясь выходить. Заметив это, незнакомый мальчик вышел первым и подал ей руку, помогая сойти.

Они молча подошли к светофору и остановились, пережидая красный свет.

- Разрешите представиться, - с сильным акцентом заговорил мальчик. - Я есть Даниэль, наследный принц государства Данако.

- А я есть Анна, принцесса.

Даниэль открыл рот от удивления, но тут загорелся зеленый свет, они перешли дорогу, и он сказал: "Не может бить. Я много читаль о вашей государстве, у вас нет король и принц".

- Совершенно верно. Мой папа не король, и мама не королева, и я не наследная принцесса. Я сама по себе. Просто я чувствую себя принцессой.

- А такой бивает?

- Бивает, бивает.. А ты один приехал к нам?

- О, нет. Мой гувернер есть гостиница.

- А как ты попал в наш город?

- Сейчас … каникулы. Я приехаль суда познать менталитет и научить русский язик.

Анна засмеялась:

- И кого же ты собираешься здесь научить русскому языку?

Даниэль остановился и уставился на Анну.

- Еще.

- Что еще?

- Посмеяйся еще!

Он стоял, большой и красивый, но так похожий на ее маленьких, наивных трехлетних друзей. Анна засмеялась этому сходству.

- Вот, так еще лучшее.

- Ты не ответил на мой вопрос. Кого ты будешь учить русскому языку?

- Кого? Себья, да, конечно.

- Тогда нужно говорить - научиться.

- О, да, я забил.

- Забивают гвозди. Забыл, нужно говорить. А почему ты приехал в наш город?

- Я закрил глаза и тикнул палец в карту и получил ваш город.

- Ты раньше никогда не был в Украине?

- Бил, бил. Когда мне бил десять лет, мне показивал Крим. На Криме был мечтательно красиво.

Анна засмеялась, даже взвизгнула немножко - такой Даниэль "бил" забавный. Они подошли к школе.

- Ну, вот моя школа, я уже пришла, до свиданья.

- А где будет свидание?

- Никакого свидания не будет. Хочешь, приходи завтра в три часа в Актовый зал, у нас будет новогодний концерт, и я буду выступать.

- Я прибуду обьязательно.

И конечно, Анна опять засмеялась, так потешно Даниэль коверкал русский.

В этот момент на крыльце появился Тихон Миронович. Увидев Анну с незнакомым мальчиком, да еще смеющуюся, Король разозлился:

- Неужели она справилась со стрелой "бриллианты"? Громы и молнии на голову этой негодной девчонки! Буря и шквал. Попав в бурю, она уже не засмеется, - и он вошел в школу, хлопнув дверью.

- Ну, я пошла, сейчас зазвенит звонок. Пока. - Анна помахала Даниэлю рукой и, как легкая птичка- синичка взлетела на семь ступенек школьного крыльца.

А Даниэль остался стоять у школы, удивляясь этому взлёту, вспоминая её смех. И её улыбку .

 

 

15. Папа пришел в школу.

Ведь у взрослых ума не прибавится,
Если к ним относиться всерьез.
Леонид Филатов
"Подарок Андерсену»

 

Вечером дома за ужином Анна объявила, что родителей просят прийти в школу.

- Что ты там натворила? - раздраженно спросила мама.

- Смеялась на уроке.

- Другого места не нашла?

- Тихо, тихо, спокойно,- вмешался папа. - Кто "против"?

- Фаина Фёдоровна, "классная" наша.

- Альберт Эйнштейн говорил: "Есть только две бесконечные вещи - Вселенная и человеческая глупость". И Эйнштейн добавлял: "Хотя насчет Вселенной я не вполне уверен".

- Послушай, Алексей, это непедагогично - говорить такое при ребенке.

- Я думаю, редкий ребенок свяжет напрямую имя Альберта Эйнштейна с именем Фаины Фёдоровны, хотя она и кончала физмат университета.

Папа не учёл, что в его доме и живет именно "тот" редкий ребенок. А впрочем, Анна прекрасно знала об этой антипатии папы, которую разделяли и ученики.

А Катюша как- то сказала: От "Милочки моей" сильно пахнет…сильно пахнет… И не подобрав другого слова, сказала: "Сильно пахнет словами".

Папа пришел в школу на большой перемене, подошел к учительской и вызвал недовольную Фаину Фёдоровну в коридор. А "школьное радио" в лице Мики тут же сообщило о его приходе Анне.

Зная, что разговор предстоит непростой, Фаина Фёдоровна, поздоровавшись, первая начала атаку:

- Я думаю, вы в курсе, что ваша дочь прогуливает школу и срывает уроки? Вы должны обратить серьезное внимание на Анну - с ней что- то происходит, это отмечают все учителя.

- А не думаете ли вы, Фаина Фёдоровна, что если с человеком ничего не происходит, то его как бы уже и нет? По сути, он умер, - и если бы не обаятельная папина улыбка, "Милочка моя" могла обвинить его в дерзости и грубости. Но папа, как всегда, обезоруживающе улыбался.

- Вы утрируете, а я считаю своим долгом обратить свое … простите, ваше внимание

- А может быть, ей просто надоела школа и захотелось свободы на полдня? У нее что, частые пропуски?

- Один прогул и один срыв. Но это симптоматично. Если вы не отреагируете на мой сигнал, она будет и дальше прогуливать.

- Ну неужели ребенок не имеет права один раз в четверти взять отпуск хоть на один день? Я, например, в ее возрасте прогулял две недели, - и, не давая распахнувшей от ужаса глаза Фаине Фёдоровне издать вопль протеста, папа продолжал:

- Я удрал на Байконур. Предполагалось, что я незаметно проберусь на космический корабль, а когда его запустят, вся страна узнает своего героя. А самое главное, о моем геройстве узнает одна гордая девочка из нашего класса.

- Это была Анина мама?

- Что? - папа как будто вернулся из космоса. - Нет, это была другая девочка. Вот такой у меня был двухнедельный вояж в возрасте тринадцати лет. И Вы, наверно, помните, как я реагировал на разного рода "художества" Игоря. Так что Аня еще золотая ученица, и вы напрасно на нее жалуетесь.

- Но наш педагогический долг реагировать на всякого рода непослушание.

- Не думаете ли вы, Фаина Фёдоровна, - папа перестал улыбаться, а бедная Фаина Фёдоровна как бы немного присела, - не проводили ли вы статистику на предмет того, что из сверхпослушных детей вырастают такие же послушные и безынициативные взрослые? Зачем без надобности ограничивать и сдерживать ребенка? Вы знаете, психологи подсчитали

- на одно взрослое "да" приходится тринадцать "нет". Ладно, с прогулом все ясно, а как она сорвала урок?

- Они с Екатериной смеялись.

- А что было причиной смеха?

- Я не знаю, - растерялась "Милочка моя",- …какая- то свинья.

- А я бы узнал причину и посмеялся бы вместе с ними. Зачем же за смех наказывать? Дети должны смеяться. От смеха снимается агрессивность, развиваются легкие, а главное, - папа опять заулыбался, - светлеет в мозгах.

- Вот, я так и знала, что пользы наша с вами встреча не принесет. Вы представляете, дети работали, а Анна смеялась. Мы с вами плохо понимаем друг друга.

- Я думаю - главное, чтоб вы с детьми хорошо понимали друг друга.

- А вот это уже прямое вмешательство в работу педагога. Я настоятельно прошу, в следующий раз пусть на беседу со мной приходит Ваша жена. До свиданья.

Анна стояла неподалеку, и когда папа, широко шагая, проходил мимо, хотела остановить его. Но он поцеловал ее в щечку и сказал

- Разговор двух глухих, - и ушел из школы.

Анна подумала, что в этом разговоре не было ни правых, ни виноватых. Она же не могла рассказать папе, что играла с Катей в детскую "дурацкую" игру. Папа поднимет плечи и скажет: "Ну, второй вариант".

Но самое главное - папа не спрашивал ни о чём.

Всё- таки папа у меня - класс! Ведь даже умница Ольга Викторовна спросила: " - Почему прогуляла?" - И что бы я говорила? Что выполняла задание Короля зла? Пришлось бы врать.

А папа не спросил, он мне доверяет. И как он за меня сражался!

- Папа, я тебя люблю!

 

 

16. АННА, КАТЯ И КРИСТИНА

 

Счастье - это состояние души,
когда никому ничего не нужно
объяснять в своё оправдание.
Телеведущая Эвелина

 



Идут из школы домой, говорят об упавшем самолёте. Завела тему Кристина.

- Некоторые пассажиры даже не были пристёгнуты.

- Кристина, ты говоришь глупости. Какое это могло бы иметь значение?

- Не скажи. Я сама видела по телевидению женщину, она одна спаслась - упала вместе с креслом на лес и осталась жива.

- Но если летишь вместе со всей семьёй и одна спасёшься… зачем это нужно?- у впечатлительной Кати от ужаса распахнуты глаза, и в них стоят слёзы. Она всё это переживала наяву.

- Ого!- подумала Анна.

- Ой- ё - ёй!- тоненько запела Кристина. - Какие мы…

- Ладно, - резко перебила её Анна. - Тебе это не понять. У Кати особая семья, они все очень любят друг друга. И Иван Петрович готов ради жены и дочери отдать жизнь.

- Просто Иван Петрович у жены "под каблучком". Муж, послушный как лифт - только кнопочку нажми - какой вам этаж?

- Кристина, остановись. Разве это плохо, что муж угадывает любое желание жены? Может, ты просто завидуешь?

- Не на ту напали - кому- то завидовать! И кому? Наверно, Катина мама такая же, как и сама Катя - покорная беленькая дурочка.

- Всё, уходи, ты невыносима сегодня.

- Подумаешь, какие мы впечатлительные! - и Кристина перешла на другую сторону улицы.

Катя тихо плакала. Потом, всхлипывая, начала говорить:

- Ну всё… всё на свете испортит и очернит. Да папа… ради мамы … готов сделать… чего она ни пожелает! Знаешь, он влюбился в маму, когда её было 14 лет. А он уже был студентом. И он ждал, пока она вырастет, чтобы жениться на ней.

Но мама его тоже очень любит. Она никогда не позволяет мне его будить, если он в выходной днём заснёт.

Говорит - единственное, что можно сделать со спящим, - нежно и аккуратно, чтобы не разбудить, его укрыть.

- Да, я такое отношение понимаю,- задумчиво сказала Анна. - Когда я в первом классе болела ангиной, мама мне читала японские сказки. И там в одной сказке бедный юноша просил одного человека, чтобы тот отдал ему в жёны свою дочь. Он говорил так:

- Я люблю Вашу дочь больше солнца. И если Вы отдадите мне её, никогда ни одна слезинка не выльется из её глаз. - Анна улыбалась, а потом вдруг опечалилась. - А моя мама…

- Что - твоя мама? Ой, мой троллейбус! - и Катя побежала через "зебру".

Анна спохватилась. Что, если бы Катя не убежала? Пришлось бы ей рассказать? Но такое нельзя рассказывать даже Кате.

Когда мама прочитала эти слова, она вдруг закашлялась, как будто ей сжали горло, потом закрыла глаза рукой и ушла на кухню.

Но Аня видела, что мама плачет.

Анна пришла домой, поела и занялась уроками.

В этот вечер мама пришла поздно - нарядная, весёлая, возбуждённая, - отмечала с сотрудниками в кафе приближающийся Новый год.

- Ой, вы бедненькие мои голодненькие, сейчас я вас быстро накормлю.

- Ну, как прошла встреча? - спросил папа.

- Всё, как обычно,- стоя у плиты, рассказывала мама. - Неплохой стол, танцы. А потом устроили "междусобойчик", конечно же, вокруг Игоря Сергеевича.

- Конечно, куда мы без Игоря Сергеевича!
- Ладно, не ревнуй,- засмеялась мама. - Там были ещё две Лены - Астахова и Ремешко, Володя, потом ещё народ подтянулся. Шутки, анекдоты, случаи. А потом разговор зашёл о том, кто кого и за что мог бы убить. Началось всё с обсуждения начальника планового отдела,- нашего главного зануды.

- И вы собрались дружной стаей, чтобы его убить?

- Что ты, Алексей!- засмеялась мама. - Мы размышляли чисто теоретически: "что тебя так сильно раздражает в человеке, что ты мог бы - ну, чисто теоретически - его …придушить…или ещё что- нибудь с ним сделать".

- Так это элементарно, Ватсон,- не задумываясь, сказал папа. - Глупость! Человеческая глупость раздражает больше всего.

- Вот и Игорь Сергеевич точно так сказал,- после паузы сказала мама. - Девочки говорили - "злость", Володя - "тупость и злость". А я не имела сразу что сказать. Вызывала в памяти всякие случаи и не знала, как это всё вместе сформулировать.

- А теперь, лестничным умом, сообразила?

- Да. Послушаешь?

- Валяй,- серым голосом согласился папа.

- Я подумала, что те, кто так уверенно навешивают ярлык "глупость" на другого, твердёхонько уверены, что они- то, они- то сами ох как умны! А ведь ещё Островский написал пьесу "На всякого мудреца довольно простоты"! Почему мы так легко и просто сомневаемся в адекватности и уме другого, а в себе - нисколечко.

- Это в тебе говорит комплекс неполноценности. Ты молчала потому, что думала о себе: "Я дурочка". Ну, а за что же ты сама могла пришлёпнуть кого- то?

- За желание быть выше другого,- зло ответила мама. - За желание сесть другому на шею, свесить ножки у него под носом,- смотри, какой я умный! Ты не умный, ты унижающий другого, чтоб на его фоне самому казаться повыше. Это вы, умники, придумали понятия: "чистый вес", "живой звук" и "наша колбаса из натурального мяса"! И нет на вас управы.

Всё, сырники готовы, ешьте, - и мама ушла в спальню.

Анна с папой молча ужинали, и Анна удивлялась себе, что в спорах о глупости она не в стане умной Кристины, но полностью в лагере умного папы.

- И вообще, зачем нужно убивать кого- то. Пусть живут все. Иначе как умники узнают, что они умные?

И ещё Анна думала, что нужно как- то поаккуратней сказать маме, что злость делает её некрасивой.

 


17. АйЭм

 


Спросите - не что ваша страна
может сделать для вас,
а что вы сможете
сделать для вашей страны.
Джон Кеннеди

 

Последний урок биологии в этой четверти.

АйЭм вошел в класс и внимательно посмотрел на каждого. Он всегда так делал: - все ли здоровы? Все ли в настроении?

Кристина вначале пыталась дать ему прозвище "Нравомучитель", но оно не прошло. И хотя АйЭм и вправду любит поговорить на "высокие" темы, но он столько времени им уделяет, так с ними возится, как никто из учителей. И остался он АйЭм- ом.

- Сегодня вольная тема урока, мы проведём с вами семинар по экологии. Я хотел бы услышать от вас, что вы можете и собираетесь сделать: для своего двора, своего города, своей страны, для своей планеты, наконец,

чтобы жизнь на ней не прекратилась, чтобы мы перестали быть пиратами, которые захватили корабль под названием "Земля", рубим на нём мачты и дырявим борта.

Первым поднялся Вова Белотравко:

- Мы с папой на даче строим ветряную электростанцию. И я, когда вырасту, займусь серьёзно этим делом и сделаю свой бизнес.

- На бедах экологии?- вставил Перепеча.

Все смеются.

- А я, - поднялся Рома,- хочу разрабатывать такие солнечные батареи, чтоб они заменили все на свете атомные станции.

Подняла руку Марина Серых:

- Моя мама этим летом была в Австрии. Так у них там вместо одного мусорного бака целых четыре. И когда я вырасту, я стану председателем нашего кооперативного дома и тоже поставлю четыре бака.

- Да ты что, не понимаешь, что только в одном доме четыре бака - это всё равно, что один! - закричал Серёжа. - Я стану мэром нашего города и издам закон, чтобы в каждом дворе было по четыре бака. А ещё я издам закон "О борьбе с собачьими автографами… на снегу". Чтоб каждый владелец собаки ходил гулять с совочком и кулёчком.

- А у тебя самого собака есть?

- Есть, - заулыбался Серёжа.

- И ты, конечно, ходишь гулять с …

- Ну, нет! Она у меня маленькая болоночка и почти ничего после себя не оставляет.

Класс смеётся.

- А чего вы смеётесь? - кипятится Серёга. - Ведь никто не ходит с совочком, так чего я должен? Нет такого закона! А я издам.

- Оксана, процитируй- ка Сергею мою любимую фразу.

- Перестаньте жить в стаде, - вскочила Оксана.

- Вот! Думай за себя и не делай плохо только потому, что все делают плохо.

- Александр Михайлович, - Оксана не села, - а я хочу придумать, как делать натуральные ткани из обыкновенной травы.

- Умница ты наша, - сказала Кристина,- садись. А у меня к Вам вопрос. Везде пишут, что одежда должна быть натуральной, синтетика вредна. У нас зимой холодно, а натуральный мех носить - зверюшек убивать. Как же быть? - Кристина смотрит на АйЭм- а, прищурив кошачьи глаза, и Анна видит, как смутился под этим взглядом АйЭм:

- Пока всё человечество не станет вегетарианцами, всегда будут шкуры, в которые будут облачаться мясоеды.

- Александр Михайлович, а как вы думаете, - за каким автомобилем будущее: электромобилем или на водяном двигателе? - спросил Лиходеев.

- Я просил вас проектировать ваше будущее, а я пока послушаю.
И тут выступила Катюня:

- А я бы отменила вообще все автомобили, и опять ввела лошадок в городской транспорт.

- А кто будет ходить с совочком и кулёчком?- подхватывает Серёжа.

Класс довольно гогочет.

АйЭм рассердился и даже покраснел:

- Я не думал, что обсуждение такого важного вопроса будет проходить на уровне "детского сада".

Катя опустила голову и закрыла лицо руками.

- Я предполагал, что этот семинар приведёт вас к осознанию такой простой и одновременно такой сложной для понимания мысли: Мир, Ты и все Другие - это одно целое, мы все - единый организм. Ведь в своём доме ты не плюнешь на пол?

Сидевший на первой парте Серёжа поднял плечи и сделал выразительный жест рукой в грудь. Но почти никто не засмеялся - так серьёзно и зло АйЭм с ними ещё никогда не разговаривал.

- Почему же вы считаете, что ваш подъезд, ваш двор или ваша улица - это уже чужое? И откуда эта агрессия и вражда ко всему, что мы считаем "чужим"? Нет никого и ничего чужого в этом мире - мы все есть Сообщество!

Воспринимайте всю Вселенную, как свой дом, где каждый из вас - разумный, экономный и рачительный хозяин. Вы почти взрослые, давайте что- то делать для нашего дома - нашей планеты: очистим её от грязи, перестанем отрывать от её тела живые куски - чтоб ещё больше - больше- больше холодильников, и ещё сорок новых телевизоров, и сто тысяч новых платьев…

Класс молчал. Это обличение АйЭма было похоже на те давние классные часы, когда Фаина Фёдоровна выставляла Перепечу у доски и допекала его за "смех и зубоскальство" на уроках. Сейчас такого нет - она боится, что Серёжа уйдёт с урока и уведёт с собой полкласса.

- Мы же не можем пока реально что- то сделать для планеты, а он нас упрекает, - думала Анна.

Поднял руку Мика:

- Александр Михайлович, я согласен с Вами, что эти все разговоры о том, что мы когда- то вырастем и будем шить платья из травы - "детский сад". Нужно что- то делать сейчас.

Этим летом мы всей семьёй ехали на машине в Одессу, останавливались в посадках, чтобы поесть. Там такие завалы полиэтилена! А в нашем лесу? Я думаю, организуем бригаду, и как только сойдёт снег…

- Можно следить за порядком в своём подъезде…

Посыпались предложения, Анна плохо слушала и думала о том, что же она, Анна, может сделать, чтобы жизнь стала чище?

- Неужели я завтра тоже стану взрослой и, как курица в навозе, буду копошиться в заботах дня, ничего не буду успевать и не гляну ни разу вперёд - и не крикну:

- Что нам сделать для нашей планеты? Хоть говори, хоть кричи, хоть лопни - никто не слышит. Как вот сейчас АйЭма.

Нет никого!

Но ведь есть не только внешняя грязь, есть ещё "завалы" внутренней. Я пока буду бороться с Тихоном Миронычем. И побеждать!

Среди общего гомона ("Милочка моя" такого никогда не потерпит) - раздался голос АйЭма:

- Вот ещё Петя хочет что- то сказать.

Петя Синельников, "Мрачный Петя", по определению Кристины - он ни с кем не дружил, по успеваемости был "ниже среднего" и его не привыкли видеть выступающим.

Все замолчали и с удивлением уставились на Петю. Он молчал. Прозвенел звонок. Серёжа сказал:

- А сейчас с докладом по экологии выступит…

И вдруг Петя выдавил:

- Экология - это чтобы в доме никто ни с кем не ссорился.

В классе стало тихо. Никто не рвался на перемену.

АйЭм сказал:

- Да, Петя, пожалуй, твоё предложение - самое лучшее. Всё. Все свободны.

 

 

18. ОЛЕГ

 

В девушке нужно воспитывать принцессу
и королеву с детства.
Сосо Палеашвили.

 


Анна поднималась к облакам и уже видела несколько синих огоньков и выбирала, к какому из них подлететь, как вдруг увидела большой синий огонь. Он выделялся среди других своей яркой синей болью.

Анна проникла в комнату, освещенную лунным светом. В глубине ее на кровати сидела девочка, обхватив руками колени. Длинные темные волосы укрывали ее, оставляя узкую щель, через которую на Анну смотрели умные и какие- то очень взрослые глаза. Анна поёжилась, она почувствовала, что ей трудно будет помочь здешнему горю.

- Здравствуй, не бойся меня, я принцесса Анна. А тебя как зовут?

- Даша. И я вообще ничего в мире не боюсь, даже мышей. А ты настоящая принцесса?

- Да.

- Тогда, если настоящая, скажи мне: правда, что у каждой девочки в жизни должны быть мама, папа, бабушка, дедушка и Олег?

- А Олег, это кто?

- Олег ходит со мной в одну группу в садик. Олег, он знаешь какой? Когда была осень, мы играли в "кто не боится зайти в лужу". Девочки боялись и все мальчики тоже, потому что мама заругает и от воспитательницы влетит. Один Олег не побоялся.

- И ему влетело? - засмеялась Анна.

- Ну да! А на праздник 8 марта он подарил мне пупсика, вот этого,- Даша вытащила из- под подушки симпатичного куклёнка.

- Ну, я не знаю точно, - ответила Анна, - у меня есть мама и папа, бабушка и дедушка, а вот Олега, извините, нет.

- И у меня нет Олега, извините, - вздохнув, сказала Даша.

- А куда он подевался?

- Уже нет. Сегодня. Наша воспитательница, Марья Ивановна, попросила принести ёлочные игрушки из дома. Все дети принесли. А Олег принес два шарика - маленький желтый и большой красный. Желтый он отдал Марье Ивановне, а красный…, - у Дашеньки задрожали губы, - красный подарил Алёне.

Недаром Анна чувствовала, что такой синий огонь ей не по силам. Она сидела рядом с Дашей, молчала, а потом спросила:

- А хочешь, я предскажу тебе твое будущее?

Даша кивнула.

- Ты будешь расти- расти и станешь прекрасной принцессой, и много принцев будут добиваться твоей руки.

- Как это?

- Ну, захотят на тебе жениться. У тебя будет десять, нет, двадцать замечательных Олегов, даже лучше этого.

- Не хочу десять Олегов, не хочу двадцать Олегов, хочу одного, и чтобы он подарил мне красный шарик, - и Даша, наконец, заплакала.

Ну, со слезами справиться было легче. Анна посадила Дашеньку на колени, взяла её руки в свою, а свободной рукой гладила ее по спине и напевала, что приходило в голову:

Кот пригрелся в мягком кресле,
Дремлет песик возле кресла,
Даша засыпай, баю- бай.

В темных норках спят мышата,
Засыпают все зверята.
Даша засыпай, баю- бай.

Крепкий сон приходит к деткам,
Сон им слаще, чем конфетка.
Даша засыпай, баю- бай.


И Дашенька уснула. Анна летела домой и думала:

- Ведь всё так просто,- подумаешь, Олег, подумаешь, красный шарик! Наплевать и забыть. Но есть Катя, которая вспыхивает, как ракета, от одного взгляда АЭМа; есть Даша, которую она убедила ну, на час, ну, на одну ночь. Но не на совсем же.

Что- то в "этом" есть, и в "этом" нужно разобраться.

Анна еще не знала, что очень скоро появится и у нее свой Олег, будет своя боль и свой красный шарик.

 

 

 

19. Новогодний концерт в школе

 

Как школьники от книг, спешим мы к милой.
Как в школу, от неё бредём уныло.

В. Шекспир "Ромео и Джульетта"

 


.
В этот день уроки были, но какие это были уроки? Фаина Фёдоровна пыталась объяснить новый материал, но никто не слушал, она злилась и красная, обиженная задала на каникулы длиннющий список задач и примеров. Но это никого не огорчило - сегодня концерт, а впереди КАНИКУЛЫ.

После пятого урока помчались в Актовый зал, переодеться, порепетировать в последний раз. Все волновались - все- таки сцена, она самых смелых "львов" превращает в "зайчат".

В последний месяц их класс под руководством Ольги Викторовны готовил реалити- шоу под названием "Где Снегурочка?".

В зале уже сидели зрители - А- шки и В- шки, кое- кто из родителей - кто смог вырваться с работы, и несколько бабушек. Анна пригласила этого чудика - Даниэля, она вспомнила его и улыбнулась: - Смешной он! Дитёнок какой- то, только длинный.

В зале было шумно и суетливо, пацаны прыгали со сцены в зал, а потом скользили по паркету, как по льду. Анна переоделась к спектаклю, села в кресло первого ряда и стала ждать.
Воот что, оказывается, она делала - ждала. Ждала этого смешного Даниэля. Вот и он! Анна увидела его и быстро ушла за сцену.

Вел спектакль Сережа Перепеча. Он был Дед Мороз, который обнаружил, что его Снегурочка не явилась на праздник. Тогда он объявил кастинг на замещение роли Снегурочки.

Сначала - для поднятия настроения в зале - четверо мальчишек станцевали брейк - открыли кастинг.

Потом начали появляться претендентки. У каждой была своя сценка и своя песня.

Снежная королева - Света и Снежинка - Люда, обе не прошли кастинг.

Потом появилась Баба Яга - Ганзя - в черной маминой кофте и, шепелявя, заявила, что ей нужна победа для того, чтобы вставить себе фарфоровые зубы.

Слепой кот - Мика привел Лису - Оксану. Он пел дребезжащим голосом - "Подайте бедному коту, не на что петарды купить!"

Шутки были домашние, незамысловатые, но А- шки и В- шки хорошо смеялись, они чувствовали, как переживают ребята на сцене.

Потом появилась Катя - сводная сестра Золушки со своей матерью(Люда Петрова ) первые красавицы сто шестнадцатого королевства. Народ тоже смеялся - школа- то их номер 116.

Тоненькая Катя танцевала в тесной туфле, изображая толстую, нескладную золушкину сестрицу. И это тоже было смешно.

Должна была еще выйти Шемаханская царица - Кристина, но она в последнюю минуту отказалась. Эти дурацкие забавы и тупые мальчишки ее раздражали.

Наконец, настала очередь Анны. Наряд ее был скромный - белый свитерок и белые колготки, короткий зеленый сарафанчик, корона и пышная серебряная гирлянда на шее.

Сережа - Дед Мороз изобразил удивление:

- А ты кто такая?

- Я Снегурочка, я настоящая!

- А как ты докажешь?

- Я спою.

Ольга Викторовна включила магнитофон и Анна запела "happy new year".

Никто, ни один человек на свете не знал,- ни Катя, ни даже папа, что Анюта летает. А вот в зале сидел мальчишка, такой вроде важный и в то же время такой ребёнок, такой, такой… что Анне захотелось перед ним "похулиганить".

Она пела и кружилась и стала в танце под музыку ансамбля "АББА" делать одно па, другое, поворот, еще па, и на одном повороте подпрыгнула и осталась висеть в воздухе.

Это продолжалось секунды две - дольше просто нельзя было, и хотя Анна могла висеть в воздухе до вечера, она опустилась на сцену.

Музыка поиграла еще чуть- чуть и прекратилась, и в зале наступила такая тишина, что Анне стало не по себе. Было тихо- тихо, а потом….взрыв, шквал, буря аплодисментов, крики, свист - мальчишки безобразничали.

Анна стояла в поклоне, а когда подняла голову, увидела в дверях Тихона Мироновича. На лице его было вначале удивление, а потом откровенная злоба.

- Вот тебе, мерзкий Король, - подумала Анна. - Ты хотел шторм и бурю, а это что тебе - не буря?

Потом все актеры вышли на сцену, танцевали и пели, взявшись за руки. На сцену поднялись и присоединились к ним некоторые ребята из зала, было хорошо, так хорошо, что чувствовалось: вот он, вот счастливый Новый Год.

Хлопали в зале до онемения рук, все было здорово, а когда всё закончилось, Анна переоделась, вышла в зал и….

Нет, она не сошла с ума: по двум проходам зала к ней шли два Даниэля.

- Это от успеха бывает такое? - успела подумать Анна, но один из двойников вдруг исчез.

Даниэль подошел, взял ее руку и хотел поцеловать, но Анна, быстро оглянувшись по сторонам, руку выдернула.

- Я поняль, я поняль, ти есть Принцесса.

- Вот и хорошо, а ты не верил. Слушай, а с тобой не приехал брат- близнец?

- Я имею брат, но он далеко, ему тридцать лет.

Анна подумала: "Да, наверное, это была галлюцинация, не было второго Даниэля. Головокружение от успеха".

Даниэль провожал её домой, и Анна дала ему номер своего телефона.

Вечером Анна летала над городом и увидела синий огонёк.

В полумраке, который создавал работающий в смежной комнате телевизор, лежала в кровати маленькая девочка и, обхватив руками подушку, тихо- тихо плакала.

Над кроватью висел вышитый смешной мишка, и внизу него было написано - "Асеньке". Анна осторожно провела рукой по плечу малышки и спросила:

- Асенька, почему ты плачешь?

Девочка обхватила обеими руками Анину руку и заплакала сильнее. Потом сказала:

- Мама…мама…уехава в комадивовку.

- Давно? - Очень. Вчера.

- А когда вернётся?

- Завтва.

- Так почему же ты плачешь?

- Я…я…забыва, как мама пахнет…

- Ты моя хорошая, - Анна засмеялась облегчённо, - ты моя маленькая.

Она наклонилась над девочкой, поцеловала в щёчку, плотно укрыла и стала гладить её тельце поверх одеяла.

Асенька, не привыкшая засыпать без ласки, глубоко и прерывисто вздохнула, обняла покрепче подушку и сразу уснула после такого долгого плача.

А Анна полетела домой.




 


20. Дела дворовые

 

Снежный заяц - как живой!
Но одно осталось, дети:
Смастерим ему усы.
Японские трёхстишия



Суббота. Анна с маленькой Ксюшей идут гулять. Мама Ксюши, соседка Ирина Степановна, повезла младшую дочь Алину в поликлинику, оставила Анне ключи от квартиры и попросила присмотреть за Ксюшей - погулять, покормить и уложить спать после обеда. Все в доме знают, что такая работа Анне только в радость.

Анна одевает Ксюшу, а та болтает, щебечет без остановки.

- Знаешь, мама повела Алину к варчу.

- Знаю.

- Вот, повела! Только я не знаю,- зачем? Она теперь не будет у нас жить.

- Почему?

- Мы договорились со Светой: я отдам ей Алину, а она мне - своего котёночка.

- Ну и глупость ты говоришь. Алина - человек, разве можно ее на котёнка менять?

- Аня, ты просто ничего не понимаешь. Одинюродный - это родственник, а двоюродный - это родственник родственникам. И еще, они её все целуют

- Но это твоя родная сестра.

- Нет. Мама и папа мои родственники, а Алина - родственник родственников.

Да, подумала Анна, "такое" с ходу не разгрузишь.

Оделись, закрыли дверь, спустились на лифте вниз. На первом этаже рёв. У входной двери плачет взахлеб трехлетний Юра.

- Собака, - парень захлебывается слезами, показывает пальцем на улицу.

- Ну и что собака?
- Хотела, хотела … открыть рот и гавкнуть.

Взяла за ручки Юру и Ксюшу и открыла входную дверь.

Во дворе Юля, двойняшка Юры, храбро выглядывает из- за дерева и дрожащим голосом приказывает крошечной белой болонке, которая сама в страхе перед Юлей заходится лаем.

- Тяпа! Не ляй! Я кому приказываю! Тяпа! Не ляй!

Выходит тетя Шура с первого этажа и забирает расстроенного, изнемогшего от лая Тяпу, домой.

Во двор выпархивает мама близняшек, Вероника, молодая, красивая и приятно пахнущая.

- Я их спустила раньше, а сама задержалась на пять минут. Аня, бери Ксюшу, пошли с нами на стадион - на санках кататься.

- Мы вышли ненадолго, Ксюше нельзя, она после болезни.

И близняшек увели.

Во дворе гуляет шестилетняя Света. Она нашла доску, оторванную от спинки качелей, и начала ее прилаживать на место. Подошли Коля, Лесик и Аркаша и стали доску отнимать.

Во двор вышла бабушка Светы с ее маленьким братиком.

- Почему отнимаете, Света ведь первая нашла.

- Но мы хотели только помочь.

- Да, Света, они ведь мальчики, они скорее приделают.

- А я первая нашла, - захныкала Света.

- Ладно, марш домой, вечно с тобой проблемы, - бабушка легонько стукнула Свету по шее и отправила, в горе, домой.

А у мальчишек сразу пропал интерес к доске. К ним присоединился еще один - Андрюшка, они носятся по двору - то ли в догонялки играют, то ли просто, как птицы, перепархивают с места на место.

Полненький незнакомый мальчик в красивой вязаной шапочке пытается возглавить эту "ртуть".

- Дети, дети, слушайте меня! Дети- и! Слушайте меня! Слушайте меня все!

Но во дворе упитанное тельце и красивые шапочки не в чести, компанией заправляет Андрюша, шустрый мальчишка в заячьей шапке.

- Гарик, не расстраивайся, тебе неинтересно будет с этими детьми, - пытается успокоить Гарика пышная дама в шубе, запыхавшаяся от бега за сыном.

Но Гарика магнитом тянет к пацанам. Улучив момент, когда мальчишки остановились и что- то стали сооружать на снегу, Гарик подходит и жалобно говорит:

- Дети, спросите у меня что- нибудь.

Но дети - вот были, что- то строили на снегу и ф- р- р, как воробьи, они уже на другом конце двора.

- Аня, можно я на горке покатаюсь? - дергает Ксюша Аню за руку.

- Сейчас тебе нельзя, ты еще нездорова.

- А на качелях?

- Нет.

- Знаешь, когда я качаюсь на качелях, у меня аж в животе зажмуривается, - так страшно.

- Нельзя на горке, нельзя на качелях? Ладно,- и Ксюша придумывает себе тихую игру. Сначала она - веселый маленький колокольчик, она ходит, подпрыгивает, дилинькает и качается. А потом игра была такая:

- Я маленький котеночек, у меня нет мамы, нет папы, нет дома.

Она вся сжалась, стала ходить боком и прятаться за деревья. А потом так вошла в образ одинокого заброшенного котенка, что заплакала и сказала:

- Аня, пошли домой.

- Пошли, а то замерзнешь и опять заболеешь.

Дома Анна раздела Ксюшу и, пока раздевалась сама и вытирала обувь от снега, в прихожую опять прибежала Ксюша с детским атласом.

- Смотри, я тебя сейчас буду учить. Вот это - Франция, а вот это - Японция.

- Нужно говорить Япония.

- Но там же японцы живут. Живут? Значит Японция.

Зашли в гостиную, на журнальном столике ваза с розами.

- Аня, а почему розы похожи на капусту?

Анна смеется: - Может, они сестрички? Ладно, ты пока порисуй, а я пойду на кухню.

Когда нагрелся суп и котлетки, Анна позвала Ксюшу, и та прибежала с рисунками.

- Что же ты нарисовала человечка, а вместо лица рыжие каракули?

- Это цирковец. И это он кланяется.

Рядом с циркачём нарисовано что- то или кто- то.

- Это мышка?

- Но она же зеленая,- расстраивается Ксюша.

- Это лягушка?

- Но она же не квакает. И там же все написано.

Правда, там написано: КСНЦК.

- Кузнечик, - наконец, догадалась Анна.

Ксюша сияет - "счастье, когда тебя понимают".

Анна всё приготовила, но Ксюша упирается, отворачивается, после болезни у нее нет аппетита. Ирина Степановна говорила: "Погуляете чуть- чуть, и она будет лучше есть". Не ест.

- А хочешь, я почитаю тебе? "Серебряное копытце", хочешь?

- Нет, это грустная сказка.

- Почему, она же хорошо кончается?

- А вот и плохо. Котик той девочки, Дарёнки, ушел от неё. Навсегда. С козликом. Лучше расскажи мне про какую- то зверюшку.

- Ладно, слушай и кушай. Когда я была маленькая, мы часто гуляли в нашем лесу и однажды нашли маленького ёжика, совсем детку.

- А это был девочка или щеночек?

- Не знаю. Маленький. А потом меня отвезли с этим деткой на дачу к бабушке, так он ночью спать никому не давал - топал коготками по деревянному полу, как лошадка. А утром оказалось, что он делом был занят, все носки снёс под холодильник и устроил там себе гнёздышко.
Под "ёжика" суп "ушел" весь.

- Мама говорит: - Будешь неаккуратно кушать, будешь Хрюшей и жить будешь в хрюшнике. А там весело?

И обе смеются.

- Аня, конфетку дашь?

Взяла в рот, сосет, довольная.

- Хочешь, я дыхну на тебя конфеткой? Ху! Вкусно?

- Очень, - смеется Анна.

- Ксюш, ты пойди в гостиную, поиграй, а я пока вымою посуду.

Анна управилась быстро, а когда вошла в гостиную, там был переворот. В один угол были снесены все игрушки и всё, что их напоминало - статуэтки, безделушки, коробочки. Рядом лежала стопка нарванной бумаги.

- Аня, это будет наш театр. И я уже приготовила билеты для взрослых и для детей.

- А сколько стоит билет?

- Сто гривен.

- А для детей дешевле?

- Нет, тоже сто.

- А чем же отличаются детские билеты от взрослых?

- Как - чем? Они же меньше.

- Хорошо, но театр будет после сна.

Анна раздела малышку, уложила в кроватку. Ксюша засыпает с четырьмя зайцами: два голубых, жёлтый и розовый.

- Аня, хочешь, я скажу тебе секрет?

- Да, конечно.

Ксюша поднялась, обняла Анну за шею теплыми ручками, прижалась к ее щеке нежной щечкой и тихо- тихо на ухо:

- Секрет.

Анна смеется:

- Ну, спи.

Полежала Ксюша недолго:

- Аня, а у тебя от меня в голове звенит?

- Нет.

- А у мамы звенит.

Анна наклонилась к девочке, ласково подвернула одеяло под спинку, под попку.

- Ань, а откуда у тебя такие пятнышки на носу?

- Это веснушки.

- А как ты их делаешь? Я тоже такие хочу.

Анна смеется. Глаза у Ксюши уже узкие, как щёлочки.

Смотрит пристально на Анну, смотрит - и всё, спит. Только детки так засыпают. Щебетала, щебетала - и всё. Спит.

Скоро пришла Ирина Степановна с полуторагодовалой Алиной.

- Извини, что так долго. Мы еще в магазин зашли. Ну, что, Анечка, устала ты с моей говорухой?

- Нет, она такая интересная, смешная.

- А я устаю от них жутко. Но смешат они - точно.

- А вы знаете, что Ксюша ревнует к сестричке?
- Да, к сожалению. Ещё когда мы только приехали из роддома, Ксюше было два с половиной года, она подошла ко мне, а я держала Алину на руках, и говорит - "Мама, брось cестричку, брось её на пол".

А теперь мы часто отвозим Ксюшу к бабушке, а когда возвращается домой, она спрашивает: " А вы меня ещё заберете от бабушки? А меня ещё будут кормить?"- переживает. Ну, спасибо тебе, приходи, мы позанимаемся с тобой французским.

 

 

 

21. ИНТИМА



Падает первый снег.
Я бы насыпал его на поднос,
Всё бы глядел да глядел.

Японские трёхстишия

 


Мама с папой поехали по магазинам (Анна подозревает, что за новогодними подарками), а ей дано поручение пропылесосить квартиру. Ну и ничего страшного: гостиная, комната родителей, своя, дошла до комнаты Игоря.

Когда брат жил дома, он никогда не пускал её к себе - он был "такой взрослый и таинственный", часами сидел за компьютером, что- то там высматривал и вычитывал, всё это называлось: "Игорь готовится к поступлению в университет"

Ну и ладно, ну и пускай - Анна никому и не мешает!

Но весной всё Игорево "тайное" стало явным. Он стал плохо учиться, папу и маму часто вызывали в школу, а однажды у него был суровый разговор с папой.

Папа зашёл в комнату брата с "грозой на лице", а у Анны нашлось подходящее дело - искать книжку на стеллаже напротив комнаты Игоря.

Папа сначала говорил тихо, понятен был только общий смысл - что, мол, если дела пойдут так же плохо, и оценки будут сыпаться такой же "дробью", то папа просто заберёт у Игоря компьютер и отнесёт к себе на работу.

- Это, конечно, твоё дело, что тебя привлекает в Интернете, но мне грустно признать, что у моего почти взрослого сына такой дурной вкус. Вот ответь мне на такой вопрос - знаешь ли ты, что такое "интима"?

Игорь молчал, а потом пробубнил:

- Ну, это то, что я смотрю в Интернете.

- Да нет же, нет! - папа, когда воспитывал, говорил хорошо,- для Анны хорошо - громко. Непохоже, чтобы так же хорошо это было и для Игоря.

- И как это папа решился отчитывать Игоря? Он же разозлится и станет невыносимым. Я бы никогда не решилась.

- Знаешь, как называется внутренняя оболочка стенки кровеносного сосуда? Нет? Вот она- то и называется "интима". Её в живом, естественном виде нельзя рассмотреть: если ты разрежешь сосуд, он будет хлестать тебе кровью в глаза, и ты никогда не поймёшь, что там внутри. А мёртвый сосуд, согласись, это уже вообще "не то". Так и интимная жизнь - тебе показывают либо муляж, либо собачье- кошачьи подробности.

Игорь тупо молчал, зато Анна была вся - внимание.

 

- Есть в искусстве два ярких примера отношения к женщине, как к объекту интимной жизни:

Один русский поэт в своей пьесе употребил понятие "тумбочка для сбрасывания спермы".

Тумбочка для чего? - не сразу сообразила Анна.

- Другой русский, но не поэт, а кинорежиссёр, показал сцену любви на экране:

Влюблённые, накрытые лёгкой тканью, поднимаются, вращаясь, на ложе вверх, в поднебесье. Обрати внимание - на ложе, не на кровати. Интим - это поднебесье, понял, дурья твоя башка? Ты воруешь у себя самое прекрасное и неповторимое. Но я понимаю, что силой и криком в тебя это не втиснешь. Просто обидно, что может быть прекрасное начало, а ты начинаешь с пошлого конца. Но у тебя есть право выбора.

- Папа, а кто они, эти русские?

- Найди сам, читай, ищи, развивайся. Скажу только, что оба великие, оба прожили немногим больше пятидесяти лет и оба умерли за границей. Всё. Я понимаю, что разговор для тебя неприятный, как и для меня, я больше к этой теме возвращаться не буду. Но оценки исправляй, а то…

Анна не стала слушать, как будет выглядеть "а то…", быстро схватила какую- то книгу со стеллажа и улепетнула к себе.

Это было весной, а сейчас Игорь живет в Киеве у папиных родителей и учится в Академии.

Анна закончила уборку, родители ещё не пришли, и она пошла в душ.

Блаженство! Вот так бы стоять и стоять под ласковыми тёплыми струйками, они подскакивают на нежных бугорочках на груди и потом маленькими водопадиками стекают по животу и текут к "важной новости" её тела - волоскам на лобке.

Папа прав, конечно, прав. Всё, что появляется у девочки- девушки, это такое…такое скрытое от всех, интимное, это никому нельзя доверить !

Только кому- то одному, самому близкому и родному.

А папа сказал:”Тумбочка для сбрасывания…". И все это понимают. И все об этом знают. Все знают…

Как же сложно всё в этой взрослой жизни, которая начинается, да, начинается - с этим ничего не поделаешь и никуда не денешься!



22. АЛЁША


Качается, качается
На листе банана
Лягушонок маленький.
Кикаку

 

 

Вечером той же субботы Анна летала.

Как красиво было внизу! Люди даже не подозревают, что они живут в сказке, в которой белые пушистые дороги оторочены золотыми огнями. Вернее, они это знают, но постоянно "выбегают" из этой сказки.

Анна летела и высматривала мелькание синих огоньков, а видела только грязно- серые дымы, которые поднимались из каждого дома и почти из каждой квартиры.

Это - горе и печали взрослых. Но почему его так много? Ведь эти люди были детьми, весёлыми и, наверное, счастливыми. Значит, они знают, как делать и как "кушать" радость? Или забыли?

Как все любили играть в детстве! А во взрослости? На любое предложение к игре они только злятся или раздражаются. Бросаешь ему мячик, а он (чаще она):

- Вечно ты глупостями занимаешься!!!

И мячик падает на землю…

Они долго учились - сначала в школах, а потом в университетах. И не научились не выпускать так много "серой грязи" в пространство? И ещё Анна думала, что взрослые, которыми ведь никто не командует, могли бы сами легко справляться со своими бедами.

- Видно, чему- то не тому учат так долго в их университетах?! Чему- то, самому главному, этих взрослых не научили?!

И тут Анна увидела синенький огонёк недалеко от своего дома.

В комнате горела настольная лампа, низко наклонив к ней голову, у стола сидел маленький мальчик. Анна подошла и легко положила руку ему на плечо:

- Я Анна, Принцесса, я пришла тебе помочь.

На столе были разложены тетради, Анна увидала надпись:

Ученика 1- го "А" класса Петренко Алёши

- Алёша, почему ты так поздно делаешь уроки, да ещё в субботу? И где твои родители?

- Мама с папой ушли на источник за водичкой, а мне задали переписать страницу, а то я очень,- он вздохнул,- очень плохо пишу. И вообще плохо учусь, ничего не понимаю и не запоминаю,- лицо Алёши искривилось.

- А ты не расстраивайся, все поначалу плохо пишут. И я плохо писала. А вот память можно развить. Мой папа, когда готовил меня в школу, придумал игру на запоминание: он называет слова - пусть по два слова, а я из них делаю предложение. И если слов много, то можно придумать целую сказку. Давай поиграем. Называй мне два любых слова.

Алеша оживился:

- Грузовик и мост.

- Жил себе на мосту маленький грузовичок, - начала сказку Анна. - Здесь главное выбрать то слово, около которого завертится вся история. У нас герой сказки - маленький грузовичок. Давай еще два слова.

- Палатка и кирпич.

- Жил маленький грузовичок в маленькой палатке, а из кирпичей он сделал себе очаг и готовил на нем еду.

Алеша повеселел

- Палка и грязь, - сказал он и засмеялся.

- Грузовичок любил варить суп, он крошил туда палки и добавлял к ним немножко вкусной грязи.

Алеша смеялся, его глаза заблестели:

- Компот и магазин, - крикнул он.

- А из магазина грузовичок варил себе компот, - заявила Анна.
- Но такого не бывает! Из магазина нельзя сварить компот.
- Что, ты никогда не пил компот из магазина? - Анна широко открыла глаза, изображая ужасное удивление.
- Пил, - засмеялся Алеша.
- Ну вот. И еще два слова.
- Цифры, хлеб.
- А на закуску грузовичок хрумкал цифры. И он был не простой грузовичок, из него торговали хлебом. Ну, вспомни теперь, какие десять слов ты называл?
- Хлеб, цифры, грузовичок, палатка, кирпич, палка, грязь, компот, магазин, - вспоминал Алеша, загибая пальцы. - Девять, а десятое не помню.
- Мост, - подсказала Анна. - Ну, и ты жалуешься на память? Она же у тебя хорошая, только надо немножко потренировать. Ты попроси маму или папу, чтобы они называли тебе десять любых слов, а ты будешь их запоминать, составляя смешные сказки. Договорились? Ну, привет.
- Принцесса, не уходи, давай ещё поиграем, - попросил Алёша.
Да, Анна уже давно поняла: нельзя превращать эти свои полёты в игрушку для себя, - детки привязываются, привыкают и ждут.
Зоечка ждёт Барби и колясочку, Павлик - рассказа о говорящих кошках.
- Хорошо, давай ещё одну сказку придумаем. Называй слова.
- Зевота и…рычание.
- В один печальный день среди зверей Африки началась эпидемия, они все сразу заболели: одни - рычанием, другие - зевотой. Ещё два слова!
- Муравей и океан.
- А вылечить их мог только муравей, который жил далеко- далеко, за океаном.
И лечить их нужно было срочно, потому что тех, кто зазевался, быстро съедали рычащие, и тогда рычащие заражались и тоже заболевали зевотой, и их съедали другие рычащие. И животных становилось с каждым днем все меньше, и если бы так продолжалось, то очень скоро ничего живого не осталось во всей Африке.
- Конфеты и колбаса.
- И муравей придумал себе летательный аппарат из конфет, только хвост у него был из колбасы.
- Какое счастье,- думала Анна, - сделать из "маленького мрачного старичка" этого хохочущего мальчишку.
- Бомба и треугольник.
- И вот прибыл муравей к больным и начал их лечить. Рычащим - бомбу, не очень- то порычишь с бомбой во рту. А зевающим он давал в рот треугольник, - зевать совсем невкусно, если что- то больно колет. И через два дня все звери были здоровёхоньки.
- Дерево и пень.
- И после этого африканские звери соорудили два памятника: пень - памятник их глупости и тупости, потому что из- за таких несерьёзных болезней они могли уничтожить друг друга. Ну а дерево - памятник муравью, чтобы его мудрость росла и хорошела, как сильное молодое дерево. Ура- а!
- Ура! - подхватил Алёша.
- А теперь давай вместе попишем - я тебе подиктую.
Анна сидела с Алёшей, пока не раздался звук открываемой двери. Она помахала мальчику и улетела.




23. На лыжах


Ах, лыжня- тельняшка,
Голубые тени, голубые тени,
Тени голубые….

 

И как это у настоящих поэтов получается сразу стих, а ей никак не подобрать рифму, чтобы описать этот веселый солнечный лес с голубыми бликами на лыжне, лес , такой спокойно- тихий до их прихода.
Компания собралась в одиннадцать часов на опушке леса: Катя, Сережа, Даниэль, Мика и Анна с двоюродным братом Арсюшей. Кристина уехала встречать Новый год в Киев к своему папе.
Идея пойти на лыжах была Сережина, но многие разъехались. Обещали ещё прийти "серые мышки", но, видно, проспали.
Сережа был немного обескуражен появлением Даниэля, он думал, что один будет героем и командиром всей компании.
А тут Даниэль - экипирован, как принц (никто же и не подозревал, что он всамделишный принц), и класс езды на лыжах у него, что надо. Между Даниэлем и Сережей сразу началось соперничество, и они рванули вперед. Лыжня одна, накатанная, она вела на поляну с горками. Вслед убегающим мальчикам Анна крикнула:
- Серега, встретимся у могилки.
Даниэль, рискуя сильно проиграть Сереже, остановился и стал проводить дознание по языкознанию:
- Анна, а что есть такое Russian "магилька"?
- Езжай, кати быстрее, встретимся - объясню.
Расположились так: Анна впереди, за ней Катя, Арсений, а замыкающий Мика. Будний день, каникулы, а в лесу детей мало, и вообще пусто; лишь изредка попадаются навстречу бабушки в ярких одеждах.
Анна идет ровно, только лыжи поскрипывают и подпевают её мыслям. До полянки, где договорились встретиться, хорошей езды с час. Но не прошло и получаса, а Катя сзади кричит:
- Аня! Принцесса- а! Кушать хочу! Давай привал! Куша- ать!
Как раз лыжня повернула к садам, а там у заборов скамеечки.
Привал. Встать, руки с палками свести сзади, запрокинуть голову и подставить лицо солнцу. Оно не желтое, а как расплавленное серебро. Над тобой праздник, - на деревьях, на небе, и в душе тоже праздник. А на рябинах такие хорошенькие, кругленькие пирожные. Подъехала Катя. Они сняли лыжи.
- И чего ты вопишь на весь лес?
- Скучно так бежать,- оправдывается Катя. - Арсений с Мишей только снежками пуляются. А я не успела дома позавтракать. И ты мчишься, как танк.
- Я? Танк?
- Ну, паровоз.
- Я - паровоз?
Анна поворачивается к Катюшке спиной, наклоняется и, как собачка лапами, начинает обсыпать Катерину пушистым снегом. Катя не умеет защищаться, она умеет только визжать, как сирена.
- Аня, хватит, Аня! А когда мы будем есть? И- и- и!
Подъехал Арсений. Он видит, что сестра делает хорошее дело, но делает его плохо. Он снимает лыжи, ставит Кате подножку, толкает её в снег и начинает кормить:
- Вот тебе завтрак, вот обед, а еще и ужин.
Аня прыгает сверху - выручать подругу. А подъехавший Мика, сообразив, что "куча мала", валится на них на всех.
Строгий лес смотрит снисходительно на эту визжащую, пищащую и хохочущую компанию. И только лес замечает, как в этой кутерьме Мика прижимается щекой к рукаву Аниной куртки.
Наконец, все устали и раскатились в стороны. Аня, Арсений и Катя лежат на нежном пуху, раскинув руки и ноги. Мика кричит:
- Смирно, я сейчас, - достает фотоаппарат и щелкает это "лежбище".
- Катюша, потерпи с едой, там мальчики нас ждут, на поляне.
- Да не хочет она есть, я ее накормил. А если хочет, я могу еще добавить, - Арсений делает лёгкое движение, и Катя с визгом вскакивает.
Но Арсюша продолжает лежать на снегу, видно, красота заснеженного леса и мягкого неба утихомирили и его. Анна достала из рюкзака пирожки:
- Только по одному, строго по одному. Там еще мальчики некормленые. Арсений, так нечестно, Катя… Арсений, … ну, ладно.
Когда были съедены все пирожки, Арсений сказал:
- В следующий раз скажи маме, что у детей в лесу хороший аппетит.
- Бессовестный.
До самой поляны ехали без приключений.
Катюша иногда останавливалась - порисовать или написать что- нибудь на чистом снежном листе - "Скучно же ехать просто так".
Вот и поляна. К ней ведут три спуска, на любой вкус - два пологих и один крутой.
Сережа и Даниэль облюбовали крутую горку и показывали друг другу свое умение. Арсений с Мишей тоже потопали вверх на крутую горку - показать свой класс друг другу и, конечно, девочкам.
Даниэль подъехал к Анне:
- Мне Серж показываль могилу. Я думал "магилька" - это магия какая- то.
- Видишь, там скамеечка, мы на ней отдыхаем, когда ходим в лес летом. Есть хочешь? У меня яблоки.
- О, йес, йес.
Подъехал Сережа, у него был термос с чаем и бутерброды. К бутербродам подтянулась вся компания.
- Понимаешь, Даниэль, здесь могила неизвестного солдата. Раньше здесь был просто холмик, а потом поставили ограду, скамеечку. Люди гуляют по лесу, приходят и приносят цветы. Папа говорит, что таких могилок вокруг нашего города очень много, здесь шли большие бои.
Немного пожевали молча, потом Анна стала рассказывать:
- Отец моего дедушки воевал, когда была война с Гитлером. Он рассказывал моей маме, своей внучке, и у нас даже есть газета, где описано, как он зимой сорок пятого года участвовал в освобождении Будапешта.
Моего прадеда звали Аркадий. Аркадий Александрович Панкратов. Он был командиром взвода и было ему девятнадцать лет. Он и семнадцать солдат его взвода защищали какую- то высоту, и у них было всего три пулемета, а фашистов было человек триста. Но они шли снизу, а наши от них отстреливались сверху, и немцы не прошли.
Наши держались двое суток, а потом их сменил взвод другого лейтенанта. А фашисты поднакопили сил и сбили этот взвод с высоты. И там все погибли.
Анна замолчала, дети погрустнели, Катюша готова была заплакать:
- Принцесса, а если бы твоего прадеда убили, так тебя бы совсем не было?
- Ну, может, немножко и была бы. Ладно тебе рюмсать, поехали, а то скоро стемнеет, и уже холодно.
До опушки леса добрались без приключений. Анна приглашала всех в гости, но ребята устали и замерзли, все хотели домой.
Даниэль подошел:
- Ти даваль обещание пойти на каток.
- Ладно, позвони завтра.
Анна помахала всей компании - им на метро, а она уже дома.
Вечером этого дня Анна совершила всего один, совсем маленький полет - к мальчику Ване, который никак не мог уснуть.
Анна подошла, погладила его по плечу. Ванюша вздрогнул.
- Ты чего- то боишься?
- Да, папа уехал в командировку, мы с мамой одни.
- Так маме с тобой не страшно. Ты теперь старший мужчина в доме.
Ванечка подумал:
- Но я ведь ночью все приёмы забываю.
- А против кого тебе приёмы- то нужны?
- Вот послушай, что- то трещит и в шкафу, и за телевизором.
- Я знаю, это Барабашка, они в каждом доме есть. И у меня тоже. У него зелёный хвостик и мягкие, бархатные ушки. И очень умные глаза.
- Ты что, его видела?
- Нет, но я понимаю, что он такой. Они никогда не показываются людям - стесняются, что не очень красивые.
- А у моего Барабашки тоже зелёный хвостик?
- Вот ты, Ванюша, закрой глаза и попытайся его увидеть.
Мальчик закрыл глаза, полежал тихонько, а потом сказал:
- А у моего голубой хвостик. Носа и рта нету, только два больших коричневых глаза и такие длинные… длинные ре…,- и Ванюша уснул.

 

 


24. ПОДРУЖКА ДЖУЛЬЕТТА

 


И я умру, когда ни в зной, ни в холод
Мне не блеснёт ваш взор сквозь темноту.
Ф. Петрарка

 

 

Когда- то давно мама водила маленькую Аню на фигурное катание. Знатной фигуристки из неё не получилось, но коньками она владела неплохо, хоть и предпочитала лыжи.
Они с Даниэлем встретились у метро и поехали на каток "Шато- Лидо". Потом уже Анна подумала, что можно было поехать в другое место - здесь "программа", командует ведущая и к тому же показательные выступления прерывают время от времени твоё катание.
И мальчишки, - но они везде одинаковые,- играют в квача и в догонялки, сбивают тебя с ног.
Но всё равно здесь было неплохо. Сначала они катались отдельно друг от друга, и Анна поняла, почему Даниэль так настойчиво просился на каток - он был классный фигурист.
Потом они смотрели показательные выступления, и Даниэль предложил:
- Надо кушать.
Здесь же было кафе "Париж", они взяли кофе и пирожные, похожие на те, что вчера висели на кистях рябины.
Анна накаталась, раскраснелась, она чувствовала, что щёки её пылают. А Даниэль сидел напротив и смотрел на неё, как смотрят на новогоднюю ёлку, а потом сказал:
- Джульетта! Ты - Джульетта!
Анна в недоумении подняла брови. Но Даниэль тоже удивился:
- Ты не знаешь Джульетту? Ты не читала Шекспира?
- Ну, я знаю, что есть такие - Ромео и Джульетта, но по школьной программе мы ещё не дошли до Шекспира, а самой как- то не пришлось.
- О! О! Ты должна прочитать Джульетту! Она есть свет, она любовь, она нежность. Понимаешь, Ромео раньше имел несчастливый любовь, и он говорил:
- Я потерял себя. Ромео нет. Он любил девушку, которая не имел талант любить. Он думал так: "Ужель любовь нежна? Она жестока, груба, свирепа, ранит, как шипы". Я учил ваш язык по переводам Шекспира. Ты обязательно прочитаешь "Ромео и Джульетту", и мне докладывать.
- Ещё чего! Докладывать!!!
- Нет, я опять ошибался. Рассказывать. Я волноваюсь, когда говорю "Джульетта". Она - моё божество!
Всё это было, конечно же, приятно Анне: Джульетта - божество, а она, Анна, - Джульетта.
Поэтому, заинтересованная, она ещё недолго покружилась на катке и сказала:
- Пошли домой.
Дома у них было собрание сочинений Шекспира - ещё дедушкин папа, Панкратов Аркадий, покупал, и Анна, быстро поужинав, оправилась к себе в комнату - знакомиться с Джульеттой.
В этот вечер к деткам Анна не летала.
Но она летала по- другому - в стихах, таких высоких, но не высокопарных, в чувствах - таких сильных и искренних.
Оказалось, Джульетте ещё нет четырнадцати лет, они почти ровесницы и с ней, Анной, и с Анной Франк. И все они, все трое, так хотят любви - и получать, и отдавать. Кристина хочет только получать любовь, а отдавать - нет. Как Розалина, первая возлюбленная Ромео. "Богата красотой. Бедна лишь тем, что вместе с ней умрёт её богатство".
Какой умный Шекспир, и какая умная Джульетта. Ну почему, почему нам в школе никто не говорит, что "муж - это чудная книга, которая ждёт, какой его украсит переплёт - жена". Учим всякую белиберду, и Кристина ждёт, чтобы у неё появился муж- тягач, к которому можно прицепиться и ехать так всю жизнь. Нужно ей прочитать и заставить запомнить на всю жизнь, как говорит о любви Джульетта:

Моя, как море, безгранична нежность
И глубока любовь. Чем больше я
Тебе даю, тем больше остаётся:
Ведь обе - бесконечны.


И когда бестолковая кормилица кричит: "Убит! Убит!", а Джульетта думает, что это о Ромео, она говорит: "Ужели зависть знают небеса?"
И опять та же история, что и в наши дни: как взрослые родители не понимают своих детей, и у них создаются такие отношения, что дети не могут поделиться с самыми близкими людьми самым сокровенным.

Отец хочет выдать Джульетту за избранного им жениха, не зная, что она уже замужем за Ромео. Дочь плачет, отказывается, не может назвать настоящую причину отказа, а папаша грозит выгнать её из дома за непослушание:
Вот, имей плаксивую девчонку,
Пустую куклу, что в такой удаче
Изволит отвечать: "Не выйду замуж".

Анна читала до полночи и восхищалась Джульеттой, почти такой же девочкой, как она, но у которой было столько сил, чтобы бороться за свою любовь.
Уже под утро, засыпая, в теплоте полусна, Анна вспомнила:
- Даниэль сказал - ты Джульетта!

 


25. Магазины



Год за годом всё то же:
Обезьяна толпу потешает
В маске обезьяны.
Басё

 


Анна позвонила Катюше, но никто не ответил. Они договаривались вместе пошататься по магазинам, выбирать подарки к Новому году.
- Ну, Катька, погоди, - и Анна пошла сама.
У входа в здание метро ее вдруг обогнала девчоночка, малявка лет семи. Она быстро "дык- дык- дык" сбежала по ступенькам вниз - три марша лестницы, ведущей в метро. Потом так же быстро "дык- дык- дык" - три марша вверх, к противоположному входу в метро, и выскочила на улицу.
- Зачем? - хотела спросить Анна, но сразу вспомнила, что еще несколько лет назад они с Катей так же развлекались: "Дык- дык- дык" - тридцать шесть ступеней вниз и наверх. И им было так весело!
А сейчас Анна поняла, что не может разделить радость этой "мухи".
- Что- то изменилось в моем отношении к жизни, я становлюсь взрослой? Не хочу! Вот, через неделю мне исполнится тринадцать лет. Бабушка Клара рассказывала, что в Израиле взрослость девочки отмечают уже в двенадцать лет. Есть такой праздник - "бат- мицва". А у мальчиков в тринадцать лет - "бар- мицва". Бабушка видела видеофильм у своей сестры Сони о "бар- мицве" внука Сони, Арика.
У Арика есть две сестры - Айка и маленькая Литаль, что значит "Утренняя роса". Праздник проходил торжественно. Все нарядные, говорят речи, много детей - друзей и немного взрослых
. Арику дали слово, и он говорил так:
"Есть женщина, которая носила меня девять месяцев в себе. И сейчас она несет меня".
"За мной стоит папа. Он всегда за мной стоит".
"Три года я был одиноким, потом родилась Айка. С ней появились проблемы.
(Бабушка говорила, что в этом месте все гости смеялись). Но зато я перестал быть одиноким".
"А потом появилась Литаль. И в доме сразу стало светлее".
- Интересно,- подумала Анна,- это сами дети в Израиле такие умные, или это им взрослые сочиняют такие речи?
Бабушка Клара говорила, что она плакала, когда смотрела этот видеофильм.
- Ну, что я! Соня плакала на "бар- мицве" и каждый раз, когда показывала кому- то этот фильм.
- Не поймешь этих взрослых,- подумала Анна, - Плачут, когда нужно радоваться и наоборот. Вот и я становлюсь взрослой, а это, наверно, скучно. Нет, я посерединке между Катей и Кристиной. Но лучше остаться в Катином детстве, чем быть в "серой" взрослости.
И есть ещё надежда, ведь бывают взрослые- дети, например, как папа и как Ай- Эм. Тогда взрослеть не страшно.
В центре города Анна походила по магазинам, зашла в детский Супермаркет. Какая радость, вот так ходить, разглядывать и прикидывать, что кому купить. И как не хватает этой "злодейки" Катьки!
Анна уже накупила всякой мелочи и чепухи, всем, даже Игорю в Киев. И тут к ней подошла молодая женщина с ребенком лет трех и попросила:
- Девочка, присмотри за моей куклой, я мигом, - и, наклонившись к Анне, - не хочу, чтобы она разуверилась, что подарки приносит Дед Мороз.
Анна усадила куколку на скамью возле огромного фикуса и только собиралась поговорить с этой очаровашкой, как недалеко от них у прилавка возникло какое- то шевеление, а потом - детский крик:
- Мама, купи мне этого мишку. Мама, папа, ну купите!
- Люба, детка, перестань, ты нас позоришь.
- А вот Барби. У меня такой еще нет. Мама, папа, купите. Мама, папа, сейчас я буду вас позорить!.
Испуганные мама и папа с большими усилиями пытаются вытянуть вопящую Любу на улицу.
Вдруг Анна почувствовала, что ее руки коснулась теплая нежная птичка. А это "куколка", о которой Анна совсем забыла, взяла ее за руку и сказала:
- А я не пачу.
Анна присела рядом с девчоночкой и сказала:
- А я тоже не пачу.
Они обнялись и поцеловались. Так приятно сознавать, что оно есть, есть оно на свете, вот оно - единение душ.
- Я Анна. А тебя как зовут?
- Лёля, - на Анну смотрели самые чистые и самые голубые в мире глаза.
- Лёлечка, а вот и я. Спасибо, девочка.
- Она не девочка, она Анна.
- Да, да, конечно. Спасибо, Аннушка, - мама Лёли успела загрузить свою сумку и, указывая на нее, таинственно подмигнула Анне. Анна помахала Лёле и пошла.
И музыка жизни как- то сразу изменилась. Под эту музыку так хорошо было идти с прискоком, - два шага обычных, а на третий: "А я не пачу!". И опять - два нормальных шага и: "А я не пачу!"
И в метро так легко и весело "дык- дык- дык" отскакать три марша вниз, потом "дык- дык- дык" - три марша вверх, а потом опять вниз - нужно же все- таки попасть в метро, нужно же все- таки ехать домой.
Перед домом Анна подошла к хлебному киоску - папа просил купить хлеб. У окошка киоска стояла старая бабушка и искала что- то в карманах. Наконец, она достала спичечный коробок с деньгами и дала продавщице.
- Танечка, выберите, сколько нужно денег, мне четвертушку черного, только свежего, и батон.
Танечка была упитанная, неулыбчивая тетя, она скривила губы от нежелания входить в круг знакомых маленькой неприметной бабушки. Та взяла хлеб, батон, сдачу, но не уходила.
- Вы, наверное, заметили, Танечка, что меня долго не было у вас? Я упала, у меня было растяжение.
Танечка выжидающе смотрела на Анну и за нее - сзади кто- то еще подошел к киоску.
- Так что если я долго не буду появляться у вас, не беспокойтесь. Это я заболела или плохо себя чувствую.
Танечка железно молчала, бабушка, наконец, отошла.
Анна купила хлеб, шла медленно, отщипывая по кусочку потрескавшуюся ароматную корочку, думала:
- И я когда- нибудь буду такая же безнадежно старая и одинокая. И так же буду нуждаться в людях - буду цепляться за любую беседу и выполнять в разговоре все роли, за всех: сама и спрашивать, и отвечать, сама и жаловаться, и сочувствовать.
Ей хотелось плакать и обнять всех и говорить:
- Давайте будем нежнее и внимательнее друг к другу, даже если кому- то одному конкретному мы уже не нужны.
Анна жевала соленую хлебную корочку и, кажется, от слез ей стало легче. А почему? Почему от слез стало легче? Ведь бабушка не стала кому- то нужнее.
- Получается, что эти слезы не о бабушке, а обо мне самой, старой и одинокой. Мои слезы смыли мой страх о будущем, только и всего. Бабушка осталась на месте. Значит, не только маленькие дети, но и большие, как я, плачут только о себе? Наверное, и взрослые тоже плачут только о себе. А есть ли на свете такие люди, которые плачут о других?
Анна пришла домой заплаканная. Папа только взглянул:
- Кто тебя обидел?
- Никто. Просто со старенькой бабушкой у киоска продавщица не стала разговаривать.
- А, это Татьяна. Жёсткая женщина, но таких, как она, немного. И нечего об этом плакать, просто самой не нужно быть чёрствой. Все мы когда- то придем в эту пристань под названием "старость". У нас на кафедре работают две пенсионерки. Одна говорит: "Моя невестка разговаривает со мной телеграммами: " Вас к телефону", "Здрасьте". А вторая говорит: "от моей и телеграмм не дождешься. Устроила мне немую блокаду".
У старости так мало радости, поэтому ты, дружок, не откажи во внимании любому старому человеку. И не нужно плакать, нужно действовать.
- Да, папа прав, ведь она, Анна, и Лёлечке обещала: "А я не пачу!".

 

 

26. Мелочи


Разве вы тоже из тех,
Кто не спит, опьянён цветами,
О мыши на чердаке?


Японские трёхстишия

 



Нужно было тысячи лет заниматься всякими пакостями, чтобы усвоить истину: люди- человеки так падки на эти пакости.
Король прекрасно знал, какое задание нужно дать человечку- девчушке- пигалице - такое задание, такое, с которым ей не справиться за всю свою жизнь.
И следующая ядовитая стрела, которая просто вонзилась в лоб Анны, называлась "мелочи".
Король твердо знал: ничто так не раздражает, ничто так не огорчает и ничто не отнимает так много времени, как всякая ерунда и всякие пустяки. Если человек разменяет свою жизнь на мелочи, если он начнет собирать в сокровищницу сердца и ума, в сокровищницу своей жизни то, что слишком мелко, он и сам быстро измельчает и ни на что уже в жизни не сгодится.
А тем более на добрые дела …
Ну, какая девчонка не копит в себе мелкие обиды - на подружек, на учителей, на родителей, наконец. Любая девчонка имеет мелкие завидушки - по поводу одежды, отметок, внимания мальчиков - к другой девчонке. Любая любит покапризничать по мелочам, набрать по несколько мелких ссор за день - в транспорте, в магазине, дома.
Любая…Любая …
Но!
Король опять забыл, что он пускает свои стрелы- убийцы не просто любой девчонке, а Принцессе.
И все же - будь ты хоть Принцесса, хоть распринцесса, а все же справиться с заданием коварного старика не так- то просто. Тем более, что Анна тоже частенько спотыкалась об эти камешки под названием "мелочи".
Анна стала думать: "Наполнить всю свою жизнь мелочами! Мелочи, мелочи…Но ведь разные бывают мелочи, наверное, и хорошие тоже бывают?"
Что- то такое светлое и приятное протягивало ей руку помощи из ее подсознания, кажется, о чем- то похожем она уже когда- то думала.
Стоп! Вспомнила!
Анна очень любила книгу Корнея Чуковского "От двух до пяти", и ей всегда хотелось иметь продолжение этой книжки.
- Король! Король! Ку- ку! Я начну писать это продолжение, я столько слышала таких "мелочей", таких маленьких шедевров от моих маленьких друзей! Я завалю тебя, Король, этими высказываниями, этими пустячками, я напишу целый том, нет, два или даже три тома "От двух до пяти", и автор этой книжки будет … ну, конечно же, Корней Чуковский.
А теперь нужно хорошенько повспоминать:
Брат Сеня и сестричка Ася были такими потешными малышами, а еще соседская Ксюша, а еще, а еще …
Про маленького Сеньку можно писать отдельную книжку.

Он говорил: - Что вы все меня притекуете?

В три года он настаивал, что "пожарная машина" называется неправильно, она же "тушильная".

Он был маленький сладкоежка и большой любитель котлет. Как- то пришли домой из гостей, были на дне рождения у Сениного друга.
- А мы принесли это? - интересуется четырехлетний Сеня.
- Что "это"?
- Куски от торта.

Пришел к Анне в гости. Мама Вера говорит: "Сенечка, хочешь кушать?"
- Не- а.
- А котлетки?
- Ну, разве что три.

Рассказывает, что ходил гулять в лес.
- А клещей в лесу не боялся?
- Так я же с мамой там был.

Маленький Сенька был большой "творец" и исследователь слов.
- Лодырь, это тот, что лодкой управляет?

- Всадник, это тот, что в саду работает?

- Папа, плюс это что значит, подбольшить?

Делает зарядку, приседает: "Встаю и унижаюсь, встаю и унижаюсь".

Рассматривает свою ногу: "Это называется бедро, а это голень. А если я надену штанишки, это уже не будет голень?"

Мама повторяет который раз:
- Сеня, убери игрушки. Убери игрушки, а то я пожалуюсь папе.
- Подожди, мама, мы сейчас же не о папе говорим.

Играет с Аней в тесты, нужно описать предмет и среду его обитания. Сеня:
- Это такое длинное, оно движется, среда обитания - рельсы.

Дети так тонко чувствуют лицемерие.
Пришёл к Арсюше в гости дедушка, Арся обрадовался: "Деда, я тебе сейчас что- то покажу". Побежал, принес маленький рюкзачок, расстегнул змейку, но вдруг притормозил, не торопится вынимать содержимое. Подумал и говорит: " Только не говори мне - ах, как это красиво! Ах, как это замечательно!"
- Почему?- удивился дед.
- Потому что все так говорят

Арсению было пять лет, когда должна была появиться Ася. Он очень переживал это событие:
- У нас кто родится - человек или девочка?
И когда она родилась:
- А я девочку и хотел, мальчик у нас уже есть - я.

Анне он заявил:
- Ань, а я уже знаю, как нужно детей рожать.
И на немое удивление Анны, объяснил:
- Нужно родить одного ребеночка, а потом он подрастет, кроватка освободится, и родить другого.

Но с появлением маленькой Аси начались проблемы отношений:
- Мам, я что, всегда буду больше?
На просьбу мамы:
- Не шуми, Асеньку разбудишь.
- А я ее и не будил, она уже была проснутая.

Когда Ася подросла, она тоже выдавала свои "шедеврики".
Жалуется маме:
- Сеня говорил с Аней, а я сзади залезла ему на шею, а он меня прогнал. Кому должно быть стыдно - мне или ему?

Хлопает себя по пузику:
- Зевота, это от слова зевот?

В пять лет сочиняла сказку:
- Когда я была маленькая, и тигрёнок тоже был ребёно- внучек, мы учились с ним на клоунов.

Ася написала стих о временах года:
Зиму лета любят дети, зимой класна летам лутше

 


Отдыхали семьей на море, папа ловил краба, и тот укусил его за палец. Ася боится идти купаться, и мама ее успокаивает:
- Крабы кусают только тех, кто их ловит.
Убедила.
Ася идет с кругом к воде, но все медленнее, поворачивается:
- Мама, а вдруг краб подумает, что я иду его ловить?

Сеня во втором классе уже пользовался калькулятором, и Ася часто слышала слова "складывать, умножать". А однажды Сеня попросил отца дать ему бинокль. Ему отказали. Ася более настырная, требует бинокль, настаивает, повышает голос. Аргументирует:
- А чем я буду умножать?

Анна с Асей играют в слова. Нужно сказать 10 слов на букву "ж".
- Жук, железо, жара, женод…
- А что это такое? - удивляется Анна.
- Ну, …такое животное.
- Нет такого животного!
- Ты просто не знаешь! Оно живёт в зоопарке и ест морковку. - Сила взгляда и интонация такие, что Анна соглашается:
- Ну, если морковку, тогда конечно…


Ксюша пришла с папой домой из магазина:
- Мама, там есть такой магазин, называется ни- у- вер- маг, и в нем продается куколка Дерьмовочка. Ты мне ее пукишь? Ма - а, ну пукишь?
Как тут не "пукишь"?

Ксюша пришла с мамой в гости к тёте Шуре, а у них болонка Тяпа, которую Ксюша страшно боится. Тетя Шура говорит:
- Не бойся, Тяпа спит в соседней комнате.
Но, привлеченный шумом, Тяпа вдруг появляется в дверном проеме - тихо, как привидение. Ксюша кричит:
- Тётя, усыпите его опять.


Идет дождь, гремит гром. Ксюша сама с собой размышляет:
- Зачем нужен гром? Наверное, чтобы комаров пугать?

- А что едят змеи? Они едят лавровый лист. Да!

Лежит на кровати, рассматривает ногу:
- И зачем человеку пятка?

- Ася, какая это буква?
- Которая ногу отставила?
- Ну да.
- Жёлтая.

Было уже поздно, и Анна решила идти спать - ей казалось, что с заданием "мелочи" она разделалась.
- Ну, что, Король, что ты еще сможешь для меня придумать?
Довольная победой, Анна считала, что коварные стрелы уже закончились. Чем еще сможет озадачить ее престарелый создатель зла?
Но как она ошибалась, считая, что зло имеет конец. Продолжение следовало.

 



27. Новый год

 

Что за праздник Новый год!
Каждый обновленья ждет.

 


На семейном совете решили, что Старый год будут провожать в лесу, а Новый - встретят в центре города, на площади - там фейерверк, музыка, много знакомых и праздничная обстановка.
Мама наготовила целую сумку еды. Позвонил Даниэль, Анна пригласила его, позвонил Мика, и его позвала. Еще должны были прийти тетя Лена Астахова с Юрочкой и дядя Саша.
Из Киева звонили бабушка, дедушка и Игорь, он поздравил и сообщил, что не приедет, "- Мама сама собирается ко мне приехать".
Днем родители немного поспали, Анна не спала, наряжала елку. Это приятное занятие она никому не доверяла: каждая новая игрушка - как яркий счастливый день будущего года.
В начале десятого собрались у леса и двинулись с фонарями по просеке. Недалеко от дороги была поляна, на ней кострище и бревна - сиденья, выложенные квадратом. Здесь каждое воскресенье собиралась компания яхтсменов, но сегодня они уехали на свою базу, на водохранилище. Папа днем заготовил дрова и договорился с соседкой - Татьяной Ивановной - она из клуба яхтсменов, что "костер сегодня вечером наш".
Папа и дядя Саша - бывалые туристы, быстро разожгли костер, мама с тетей Леной разложили клеенку на снегу и раскладывали еду.
- А вам, молодежь, задание - лепить фигуры из снега на конкурс. Как раз каждому одна из четырех сторон.
Костер хорошо освещал пространство за бревнами, мужчины еще поставили два фонаря по углам. Анна решила лепить снежную бабу. Даниэль посоветовал сделать каркас из веток.
Было не холодно, и снег хорошо прилипал к палке - позвоночнику фигуры, и получалась не просто баба, а стройная красавица с высокой шеей и белой шапочкой на голове. Увлеченная своей работой, Анна всё же слышала, как спорят дядя Саша с папой и о чем беседуют мама с тетей Леной.
- Ну, надоел ты, Саша! Почему должны выиграть обязательно "наши" и почему это естественно - болеть за "свою" команду. И что такое болеть - умирать от желания, чтобы выиграл обязательно "свой". Но почему? Пусть выиграет более достойный.
- Алексей! А как же патриотизм? Ты что, отрицаешь такое чувство? Я давно подозревал, что ты космополит и зас…….
- Мальчики, вы забываетесь, с нами дети!- тётя Лена, миротворица. - Вера, и как же ты оставишь их одних, не боишься?
- Ничего, не пропадут за три недели, у Ани каникулы. И пусть она почувствует, как тяжело тащить "воз домашних забот".
- Ты подумай, что лежит в глубине этого страстного желания, чтобы выиграл "свой". Ты кажешься себе значительнее и весомее, хотя ты здесь ни при чём, это фантом! У кого мы видим желание "метить" свои границы? Моё! Моя команда! Не напоминаешь ли ты себе Бобика из соседнего двора? И это называется патриотизмом?
- Ладно, ради Нового года я не буду с тобой спорить. Дети, кто готов к началу конкурса?
Оказалось, готовы были все. Только у них не было материала, чтобы сделать глаза, рты и клювы. Мама предложила воспользоваться тем, что было на столе, и через некоторое время скульптуры были готовы.
Мика слепил улитку, толстенькую и с любопытной головой. Юрочка сделал голубя с бурячковым клювом, у Даниэля получился смешной пес, который задрал ногу у дерева. А у Анны снежная королева с глазами из киви. Папа сказал:
- Глаза зелёные, как у твоей Кристины.
- Кто есть Кристина?- спросил Даниэль.
- Она обещала быть у меня на дне рождения. Там и узнаешь, кто есть.
Тетя Лена сказала:
- Я выбираю себя в жюри, и из- за недостатка времени - нужно выпить шампанское, проводить Старый год - я предлагаю: две первых премии получают Анечка - за изящество скульптуры - и Даниэль - за юмор.
Она вручила победителям по шоколадке.
- А две вторых премии - Юра и Мика. Им тоже по шоколадке.
- Но это же профанация конкурса - одинаковые призы за разные места.
- Молчи, женщина. С вашей демократией мы пропустим Новый год.
Папа откупорил бутылки, налил всем взрослым шампанское и понемногу детям.
- Давайте закроем глаза и каждый вспомнит, что хорошего принес ему прошедший год. И все вместе поблагодарим его за это.
Все чокнулись, выпили, потом ели бутерброды и все вкусное, что было на импровизированном столе. Пошел снег, костер горел хорошо, было тепло и уютно.
Пес Даниэля всё стоял у дерева и выполнял свою пёсью процедуру.
Голубь и черепаха обещали, что год будет мирным и несуетливым.
- А что сулит мне эта Снежная Королева?- думала Анна.
- Я никогда так не встречаль Новый год, - тихо сказал Даниэль Анне.
- Это мы проводили Старый год, - сказал папа. - А сейчас все строем идем на метро и едем на площадь - встречать Новый год.
Папа успел по дороге отнести домой основные сумки, но одну сумку и стаканчики взяли с собой. До метро дошли за пять минут, и в половине двенадцатого были на площади, все, кроме Мики, - он обещал домашним, что "встречать" придёт домой.
Площадь была заполнена народом, там были веселые, оживленные и излишне веселые люди. На эстраде выступали какие- то артисты, хлопали петарды и конфетти.
- В лесу все же было лучше, правда, Даниэль?
- Я только хотель это высказывать. На лес биль замечательно красиво.
За неделю Даниэль заметно преуспел в русском языке, но когда волновался, у него получалось смешно.
Подошла Мария Георгиевна с мужем и сыновьями, круг расширился, зажигали бенгальские огни, все были в приподнятом настроении - вот- вот "это" произойдёт.
Уже налили шампанское, уже должен был взорваться фейерверк, и в этот момент у Даниэля зазвонил мобильный телефон. Он извинился, сказал "маман" и отошёл в сторону.
Людей было много, все стояли очень тесно, и Анна чувствовала, что её спине как- то удивительно тепло и хорошо.
В это время начался бой часов. Все закричали, захлопали. В небе зацвели огни фейерверка. Все стали целоваться, поздравлять друг друга. Даниэль издали помахал Анне. И вдруг она услышала сзади:
- С Новым годом, Анна!
Анна оглянулась - от неё уходил Даниэль. - Что за бред? Или чудеса?
Она повернулась - Даниэль стоял на прежнем месте и говорил по телефону, а сзади уже никого не было. И спине стало как- то очень зябко.
Опять два Даниэля, и опять Анна никак не могла это объяснить. Наверно, какие- то оптические эффекты? Где- то, наверно, стоят зеркала? Но почему стало так холодно?
Подошёл Даниєль, поздравил всю компанию, и смущённо извинился, что нарушил общение. Конец вечера был какой- то скомканный, друзья потихоньку разошлись, и Анна с родителями поехала домой, а перед уходом напомнила Даниэлю, что на завтра у них билеты в театр.

 



28. Театр

 


У него глаза такие,
Что запомнить каждый должен.
Мне же лучше, осторожной,
В них и вовсе не глядеть.


Анна Ахматова

 

Они доехали до площади на троллейбусе, а потом пошли пешком через сад Шевченко. Сегодня с утра температура была плюсовая, а потому под ногами - жидкое месиво. Но холодало.
- У вас грязно на улицах. А в моем княжестве всегда чисто и тепло, зимой не бывает ниже плюс восьми градусов, цветы круглый год - в садах, парках, на балконах, на крышах, на набережной, перед каждым домом. Но у нас мало коренных жителей, всего пять тысяч, а двадцать пять тысяч - приезжие.
- Да у нас только в городе жителей полтора миллиона.
- А приезжих я один? Нет, ты не обижайся. Как сказать? - вы живете бедно, но вы живете богато. Если ты меня понимаешь, я очень рад. К нам приезжают богатые иностранцы, они гуляют в скверах и садах, играют в казино, плавают в бассейнах, плавают на яхтах. У нас строгий порядок, никто никого не грабит и не убивает. На шестьдесят жителей у нас один полицейский и много- много скрытых камер.
- А ты был хоть один раз в казино?
- Я мог быть, я принц. Но обычные жители не имеют права ходить в казино. Вот ты приедешь и пойдешь.
- Нечего мне делать, по казино ходить. А кроме казино ничего интересного больше нет?
- О, есть. Very much. Теннисные турниры, охота на голубей, парусные регаты, полеты на дельтапланах и парапланах. Хочешь полетать на дельтаплане?
- Нет, я бы лучше прошлась под парусом.
А про себя она подумала: - Он и не знает, что я летаю.
Они подошли к зданию театра.
- Здесь раньше была Дирекция радиосети, в которой работала моя бабушка. А потом весь город собирал деньги и соорудили этот театр, потому что старое здание,- оно тут недалеко, пришло в негодность.
- Какой он…. Никакой. Присплюнутый.
- Приплюснутый, - засмеялась Анна,- есть немножко.
Билеты на спектакль "Щелкунчик" Детской хореографической школы Анне принесла мама. Места были не очень хорошие, в глубине балкона, но им вдвоем так уютно было в этой глубине.
Перед началом спектакля на авансцену вышла директор школы Наталья Александровна и с ней ученицы школы. Девочки показывали разные балетные элементы, разные позиции, делали шпагаты, мостики, пируэты. Директор приглашала детей заниматься балетом, а потом пригласила всех желающих выйти на сцену и показать, что они умеют. Вышли две девочки. Одна сделала мостик, а вторая - самолетик: легла на пол, прогнулась и ручки расставила в стороны. Им здорово хлопали. А потом вышел толстый мальчик лет шести.
- Что ты умеешь делать? - спросила его Наталья Александровна.
- Я забыл, как это называется.
- Ну, ладно, неважно, делай, что умеешь.
Мальчик согнул ногу в колене, взялся рукой за голень и немного так постоял.
- Всё?
- Всё.
Зал смеялся, но хлопали ему еще сильнее, чем девочкам.
Анна посмотрела на Даниэля. Его глаза были так близко, что она растерялась.
Что- то непонятное происходило с ней в последнее время - Анна как бы теряла себя, и причиной этих потерь был… да, этот мальчишка, принц - источник её смущения и её непонятной робости. И чтобы побороть это тревожно- сладкое ощущение, Анна заговорила:
- Может, мы сидим сейчас на том месте, где была лаборатория, в которой работала моя бабушка. Окно выходило в сад Шевченко. А дедушка работал в Госпроме. Он приходил в обеденный перерыв, и они гуляли в саду. И она читала ему стихи. Анну Ахматову.
А глаза все ближе и ближе, и Анне все страшнее.
- А потом они поженились, и бабушка ушла с этой работы.
Даниэль поцеловал ее в уголок глаза, в щеку, потом в губы.
Теплая волна прошла по всему телу Анны, волна поднималась выше, становились всё горячее, горячее…Волна дошла до глаз и вылилась неожиданными слезами.
Анна отодвинулась в глубину своего кресла и поплакала ещё немного - должно было вылиться то непонятное, сладкое и тёрпкое, что теснило её изнутри.
И потом был спектакль, но Анна плохо всё воспринимала; была прекрасная музыка, дети танцевали замечательно, но всё виделось, как в тумане.
А Даниэль смотрел сознательно, комментировал - он был опытный зритель, и ему спектакль очень понравился.
Когда они вышли из театра, погода изменилась; свежий, легкий снег укрыл землю, сквозь опушенные ветви деревьев мягко светили фонари, и всё это казалось продолжением театральной декорации.
Даниэль обнял Анну за плечи, они медленно шли по заснеженному саду, и так приятно было чувствовать себя под защитой его сильной руки. И можно было так идти до конца дней. Они вышли на площадь, подошел троллейбус.
- Поедем? - спросил Даниэль.
- Нет, лучше прогуляемся, - ответила Анна.
Как порой простые слова и самые незначительные события приводят к непростым и значительным последствиям.
Они прошли несколько кварталов, вот и школа.
И кто это маячит на крыльце? Чья это знакомая мешковатая фигура вглядывается в подходившую пару?
Ну, конечно, наш знакомый, Король, он давно догадался, кто эти двое, и его трясло от злости и зависти. Да, зависти. Он никогда, за тысячи лет своей угрюмой жизни, не испытал тех чувств, которые излучали эти двое, - и уже никогда не испытает. Когда они подошли совсем близко, Король резко повернулся и пробормотал два слова. Анна расслышала только: - …. ная ….овь.
- Ная овь? - усмехнулась Анна. - Бред какой- то!
Но! ее охватила непонятная тревога.
Даниэль довел ее до дома, они попрощались до послезавтра, до дня рождения.

Утром Анну разбудили лучи солнца, они настойчиво врывались в глаза.
И вдруг она вспомнила: Даниэль,- и привычная уже теплая волна радости, нежности и счастья накрыла ее.
- Даниэль….
Но тут она вспомнила: " ная овь", - и радость сразу ушла. Что он хотел, что он вообще от нее хочет этот мерзкий старик?
Сегодняшний день был без Даниэля, Аня с мамой собирались заняться покупками и приготовлениями к завтрашнему дню.
А завтра всё будет еще лучше, чем сегодня, завтра - день рождения.

 

 

29. Севочка



Мир скучен для скучных людей.


Сенека



С утра Анна с мамой ходили в магазины, закупали продукты. Мама специально взяла на работе отгул.
Приехала из деревни бабушка - бабуся - бабулечка Анна Ивановна, и возглавила кухню.
После обеда Анна занималась уборкой квартиры, а потом она вышла на балкон и увидела синий огонек на третьем этаже соседнего дома.
Было четыре часа, но уже темно - такие короткие эти зимние дни. Анна подлетела к окну, это была кухня, за столом обедала семья - мама, папа и мальчик лет семи. Он сидел, как больной воробушек, съежившийся и напряженный.
- И сколько ты будешь возиться с этим супом? Слушай меня, не лови ворон, а ешь. И не вертись.
- Мама, я уже поел.
- Не умничай, вечно ты настроение нам портишь. Готовишь, стоишь у плиты, устаешь, а потом одно расстройство. Специально пытаешься показать, что тебе невкусно? Есть же у людей дети - радость для родителей, а тут …
- Сева, ты слышишь, что мать говорит? Слышишь или нет? И сядь ровно, что ты развалился, как барин в кресле?
- Евгений Сергеевич, давай уйдем, пусть сам посидит на кухне, если ему так нравится.
Анна знала эту семью - Евгений Сергеевич, мужчина с животом и всегда при шляпе, его жена, крикливая особа, которая гнала детей со двора и лила на них воду, если они собирались на скамеечке под ее балконом.
Родители ушли в комнату, а Анна проникла в кухню.
- Сева, привет.
Сева поднял голову:
- Ты откуда взялась и кто ты?
- Я - Анна, в соседнем доме живу. Хочешь, я тебя покормлю?
- Нет, что я маленький?
- А чего не ешь?
- Тошнит меня. Я рассыпал мамины бусы, мама еще не видела, и я боюсь, что мне здорово влетит.
- Не бойся, я сейчас слетаю за видеокамерой, и родители побоятся тебя наказывать, если я буду их снимать.
Когда Анна взяла видеокамеру и вышла на свой балкон, она увидела, что весь противоположный дом полыхает, он был весь охвачен синим пламенем.
Она подлетела к окну Севиной комнаты и встала на балконе. От увиденного Анна застыла, забыв и про камеру, и про себя, и про всё на свете.
Сева стоял у шкафа, пытаясь худенькой спиной втиснуться в него, глаза у него были, как блюдца, как глаза у подземных собак из сказки, рот, как пещера, и из этой пещеры шел непрекращающийся крик.
- Папа, не надо, папочка, не надо!
Евгений Сергеевич медленно, как грозовая туча, приближался к Севе, держа в руках кожаный ремень.
- Ах ты, гаденыш маленький, родители работают, трудятся, собирают, а он …
- А - а - а - а …
Тут Анна очнулась. Она направила камеру сначала на красное, вдохновенное лицо папаши, потом на всю его фигуру, на свистевший от неприятной для него работы ремень, потом на Севочку.
Евгений Сергеевич, увлеченный делом, ничего не видел, поэтому Анна постучала в окно, и Евгений Сергеевич остановил очередной взмах:
- Ах ты, мерзкая девчонка, - замахнулся он ремнем на Анну, но вовремя спохватился, что останется с разбитым окном.
Анна отлетела чуть в сторонку и заявила, направив камеру на задыхающегося от гнева Евгения Сергеевича:
- Если вы не перестанете бить Севу и издеваться над ним, я отнесу видеопленку вашему начальнику.
Евгений Сергеевич срывал с окна утепляющую ленту, чтобы открыть окно и добраться до негодной девчонки. В гневе он не сообразил, что может просто открыть балконную дверь.
Анна полетела домой, уверенная, что она так легко и просто защитила Севочку.
Вечером, часов в семь, Анна опять появилась у Севочкиного окна, над которым чуть мерцал голубой огонек. Сева был один в доме, Анна преодолела стену и села рядом с мальчиком.
- А, это ты, - равнодушно сказал Сева.
- Я, а где родители?
- Пошли гулять.
- И тебя не взяли?
- Я наказан.
Беседа не клеилась.
- А как у тебя дела в школе?
- А никак! Не люблю я школу.
- А что ты любишь?
- Отстань.
- Послушай, Сева, а кем ты хочешь стать, когда вырастешь?
- Киллером, - не задумываясь, ответил Сева.
- Киллером? - Анна опешила, - Ведь это профессиональный убийца!
Сева кивнул.
- И кого ты будешь убивать?
- Кого закажут.
- И меня мог бы убить? - улыбаясь, спросила Анна.
- А тебя первую, - глядя исподлобья, мрачно заявил Сева, - Зачем ты суешь нос, куда не просят? Это мой папа, мой, поняла? И нечего ходить по чужим квартирам.
- Но ведь горел синий огонь, значит, ты просил о помощи!
- Ничего я не просил. И давай уходи, скоро родители придут.
Анна поднялась, вышла через дверь и стала спускаться по лестнице, и шла она не как Принцесса, а как ходят обычные девочки. Сева захлопнул за ней дверь.
Анна вышла на улицу, было темно и сыро. Навстречу шёл какой- то человек. Анна подняла глаза - надо же, это был Король!
Самый неподходящий человек в самый неподходящий момент! Он шёл навстречу и улыбался. Но это трудно было назвать улыбкой - ухмылка? Гримаса? Оскал?
Проходя мимо, он сказал:
- Моя…Ницца…
- Совсем разучился внятно говорить старик, - подумала Анна. - В Ниццу я что ли
поеду?

 


30. Бабушка

 

Допускаю, что меня догонит смерть,
Ну, а старость не догонит никогда.

Юлия Друнина

 


Анна пришла домой не через дверь балкона, как обычно, а как приходят все нормальные люди - поднялась на свой девятый этаж на лифте.
Как хорошо прийти из мира, где грустно, одиноко и где тебя не поняли, в уют и тепло дома, в котором вкусно пахнет и тебя обнимают мягкие, любящие руки:
- Хочешь наполеончик?
- Угу.
- А чего невесёлая такая?
- Да так… Знаешь, есть настолько бессовестные люди - они бьют своих детей!
- Бывает. Да ты ешь, ешь. А я вспомнила: - ты, маленькая, разлила молоко на клеёнку и делаешь из лужицы рожицу. Я говорю тебе:
- Что ты грязь разводишь! Совесть нужно иметь. Что такое "совесть", знаешь?
А ты: "Знаю, это то, чем думают". Так вот: люди имеют совесть настолько, насколько они думают. Некоторые думают, что наказание - это главное в воспитании, и бьют. Это их право - это их дети.
- И ты тоже так думаешь?
- Ну нет! Для меня дети - самое главное счастье. А особенно внуки! Так обволакивает душу, так приковывает к себе сладкой цепью - ужимки, улыбки, словечки, прыжки - не передать! И я так благодарна Господу, что Он одарил меня этой милостью, причём, трижды.
- Ба, и зачем тебе это нужно?
- Что - "это"?
- Ну, разговоры о Боге…и вообще.
Глаза у бабушки заблестели:
- Я так рада, что ты задала этот вопрос. Ты готова послушать?
Анна кивнула, хотя больше всего ей хотелось сейчас лечь, укрыться с головой и уснуть. Но обидеть бабушку отказом она не решилась.
- У тебя есть папа - такой, о котором можно только мечтать. Можно привести много примет того, как он тебя любит. Когда ты маленькая болела, не мама, а он сидел у твоей постели и мерил тебе температуру. Губами. Но я скажу о главной примете, - ты, может, и сама не обращала внимания, - у него садится голос от нежности, когда он с тобой разговаривает.
Анна покраснела, - так приятно было это слышать.
- Вот. А у меня не было отца, вернее с трёх лет не было - его убили на войне в 1943 году. И я не знала, что такое отцовская ласка и отцовское внимание, не было мне знакомо чувство - большой всесильный человек, папа, держит тебя за руку, и с ним ничего не страшно и всё возможно. А теперь, на старости лет, у меня это чувство появилось: Он поддержит, Он направит, Он поможет, Он научит. Он любит.
- Я поняла - значит, Бог нужен слабым и несчастным?
- И да, и нет. Просто, детка, слабые с Богом становятся сильными. Написано, что Господь нас сотворил по образу и подобию Своему, Он хочет, чтобы мы были совершенны, как Он совершенен. И вот в этом- то главный смысл и главная цель существования. Жизнь верующего - по- настоящему верующего - это ежедневное восхождение. Легко катиться с горки, да, легко? А подниматься наверх - ой как трудно!
С Богом слабый становится сильнее сильного.
Я сегодня утром ехала к вам на метро, ждала поезд - там интервал всего 5 минут. Ко мне подошла женщина - я сразу поняла, что ей труднее живётся, чем мне: бедно одета, по виду - нездорова, старше меня и, похоже, одинокая. Она стала говорить с озлоблением и даже с ненавистью: "Вы посмотрите на него! Он расселся на скамейке и уснул! Нет, чтобы уступить место старшим!". Она буквально брызгала слюной. А на скамейке сидел молодой парень, который умудрился в эти 5 минут интервала задремать. И я скажу тебе, что в этой женщине я узнала себя прежнюю, не знающую Бога. Я тоже во всех своих неприятностях винила кого- то - близких, начальство, врачей, правительство - кого- нибудь, только не себя! А на самом деле - я причина своих бед и ко мне всё возвращается.
Ты обрати внимание, о чём говорят люди? В основном, они обсуждают других. Ты присмотрись, присмотрись…А верующему сказано: - Не судите!
- И верующие не судят?
- Да нет, это трудно. Если не вслух, так про себя, как я эту женщину. Но хотя бы сдерживаемся. И ещё, детка, обрати внимание, что большинство людей - "несмеяны". Вот, чего- то не хватает, вот, чего- то хочу! А достиг желаемого, счастлив день, ну, может, неделю. А потом забыл, - и опять несчастен, и опять ноет. А благодарить забываем.
- За что?
- А за всё! За каждый день. Мне так хочется много рассказать тебе, какие откровения подарил мне Господь, чтобы ты не делала по жизни моих ошибок. Вот что такое амёбный рефлекс, знаешь? К амёбе чуть прикоснись, и она - вэ- э- э! Но она состоит из одной клетки, а у нас же их больше? Нежелание напрячься, проявить доброжелательность, терпение и прощение - вот что такое амёбный рефлекс.
- А ты говоришь, что верующие не судят. Ты же вот сейчас судишь?
- Ох, детка, ты затронула самую глубину, самую суть. Легко выполнить заповедь "не убий", заповедь "не укради", а вот с "не суди" - проблемы, и не только у меня. Но я утомила тебя, детка? - вот, ты уже зеваешь. Скажу тебе последнее: я слово Господне впитываю, как пересохшая земля дождь, и это непередаваемое блаженство.
Да, вот ещё что - возьми стишок. Его когда- то моя мама писала твоей маме на 14- тилетие.
Анна шла к себе в комнату и думала: - Что- то в "Этом" есть, нужно бы разобраться! О чём- то похожем писала Анна Франк.
Она открыла "Дневник Анны Франк" и прочитала:
- Та или другая религия - всё равно какая - удерживает человека на праведном пути. Какими прекрасными, какими добрыми были бы люди, если бы они каждый вечер перед сном припоминали события всего дня и решали - что было хорошо, что плохо!
Невольно каждый день они пытались бы стать лучше. Этим способом может воспользоваться каждый, он ничего не стоит и каждому доступен. И тот, кто не знает, должен узнать, что "чистая совесть утраивает силу".
Потом, закутавшись плотно в одеяло и уже в полусне Анна вспомнила: "Моя …ница". Он говорил: "Моя союзница?" или "Моя помощница?"
Получается, что, делая добро, я помогаю злу? Вот тебе и подарок ко дню рождения! Вот она, взрослая жизнь, начинается!

 



31. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 

У китайцев "кризис" и "возможность" -
это один и тот же иероглиф.


Анна сидела на кровати в своей комнате, сложив ноги по- турецки. Свет она не зажигала. Часы пробили двенадцать раз.
- Неправильно,- подумала Анна, - мне ведь уже тринадцать.
И день рождения уже позади, он был такой…тягучий, длинный- длинный. Хорошо, что закончился, наконец.
А что же осталось, что же можно вспомнить?
Утром её поздравили мама и папа, подарили мобильный телефон, потом бабуля пришла, поцеловала и подарила шерстяные толстенные носки и варежки: - Сама пряла и вязала из шерсти нашей Ники.
Потом мама, как всегда перед приходом гостей, хлопотала, суетилась и причитала, что мало еды, что нужно бы ещё докупить колбаски.
Папа сердился, говорил, что всегда одно и то же, предгостевой мандраж, а потом еда остаётся и "мы её едим до следующего дня рождения".
Гостям было назначено на три, но уже в начале третьего большинство было в сборе: именины ведь такое дело, что и лишний часик жалко пропустить.
Первой появилась Катюша с хомячком - крошечный джунгарский хомячонок в клетке "со всеми удобствами" - так сказала Катя: колесо, лесенка на второй этаж, тарелочки для еды и воды. Анна смеялась и визжала от восторга - такой он был хорошенький. Катя знает, чем порадовать подругу.
Тетя Надя с семьёй - дядя Лёша, Сеня и Асуся - подарили джинсы, тётя Лена - колечко с бирюзой, Миша - учебник йоги.
Всем приходящим гостям- детям Анна прикалывала на грудь розетку с названием одной из команд КВН - "Поздравляем" и "С днём рождения". Она заранее прикинула, кто будет в какой команде - по четыре человека.
Все гости охотно подставляли грудь, и только Юрочка вдруг воспротивился. Как молодой одиннадцатилетний бычок, он почувствовал, что его тянут на верёвке в какой- то загон, и взбунтовался.
- Ладно, пойдёшь в ту команду, которая больше понравится.
Ровно в три часа раздался звонок, и в дверях появился огромный букет красных роз, из- за которого не видно было Даниэля. Он вручил Анне букет и ещё красивый томик:
- Это моя Джульетта, с моими пометками на полях. Чтобы понимать мои мысли, ты должна обучиться английскому языку, это Шекспир.
- Очень хорошо, я уже обучаюсь. И спасибо тебе.
Гости собрались в гостиной у стола, можно было начинать КВН, но ещё не пришла Кристина.
- Так, команды определены, жюри - все взрослые. Давайте выберем капитанов. Я предлагаю Арсюшу и Мику,- это мама торопится побыстрее начать, чтобы успеть выполнить всю задуманную ею и Анной программу.
В это время раздался звонок.
- Входи, открыто,- крикнула Анна и побежала встречать Кристину. За ней привычным хвостиком потянулся Даниэль.
Но в холле стояла не Кристина, нет, перед ними была Богиня. Голливудская улыбка, глаза - изумруды, щёки, румяные от мороза - Кристина просто полыхала красотой.
- Привет! Чего опаздываешь? Давай, раздевайся, - вот сюда вешай шубку,- запела Анна и посмотрела на Даниэля:
- Ничего себе!
В его глазах знакомое выражение восторга и обожания, но глаза- то смотрят не на неё, Анну!
Он был так удивлён, восхищён, изумлён, что Анна вспомнила слова Ромео, впервые увидевшего Джульетту: "Я красоту не видел до сих пор".
- Знакомьтесь: Даниэль - Кристина.
Казалось, что эти двое пришли куда угодно, но только не на день рождения - об Анне они забыли. Кристина даже не поздравила Анну, позабыла про подарок, она протянула Даниэлю руку, она изогнулась кошечкой, она улыбалась - никогда на её лице так долго не задерживалась улыбка.
И только когда Анна повернулась, чтобы идти в гостиную, Кристина вспомнила:
- Да, Аннушка, я поздравляю тебя и желаю тонны счастья,- и протянула коробочку с чем- то ювелирным.
В гостиной мама нервничала - "мы не успеем провести все конкурсы!!!"
"КВН" Анна готовила вместе с мамой, они так радовались и веселились, когда что- то хорошее придумывалось.
- Первый конкурс танцевальный. Танцуют все. Оценивается массовость, артистичность и чувство юмора,- заглядывая в сценарий, объявила мама и включила магнитофон.
Жюри на пять минут забыло, что оно жюри и тоже танцевало, а потом тётя Лена объявила, что победители пара Миша- Арсений, которые убедительно изобразили Тяни- Толкая. - Но счёт ноль- ноль - они из разных команд.
- А по- моему, победители пара Кристина и … - подумала Анна.
Потом всех пригласили к столу, Даниэль сел рядом с Кристиной напротив Анны.
Папа говорил тост:
- Сегодня я хочу поздравить себя и маму, за то, что мы воспитали такого самодостаточного, такого правильного человечка, - Анна увидела, как насмешливо усмехнулась Кристина, и вспомнила: "Почему тебе не нравится, что тебя называют правильной?"
- Я уверен, что мне не придётся переживать, что моя дочь стала членом какого- то Фан- клуба, и краснеть за то, что она прорывается через милицейские ограждения, чтобы прикоснуться к какому- то идолу. Я обращаюсь, как сказал поэт, "к Вашей Взрослеющей Светлости".
В каждом человеке, пусть и злом и даже жестоком, внутри живёт ещё один, который втайне мечтает о нежности и добре. Поэтому нужно искать эти качества не в других, а в себе. И я желаю тебе, моя детка, моя Принцесса, - оставайся такой, как ты есть - нежной, чуткой, доброй, необыкновенной! Тогда каждый человек увидит в тебе отражение лучшего себя. И конечно, желаю здоровья!

Были и другие тосты. Тётя Лена пожелала, чтобы жизнь всегда была наполнена творчеством, " а иначе тоска и скучища".

Бабушка говорила, что когда Адам и Ева вкусили от дерева познания добра и зла, они стали чувствовать свою ущербность, хотя ничего в них принципиально не изменилось - были нагие и остались нагие. Рай - это любовь, ты всегда можешь оставаться собой, говорить и делать свободно, что хочешь, ты свободен, тебя принимают таким, как ты есть.
- И я желаю тебе, кошка дорогая, чтобы ты всегда жила в таком раю.

Потом были ещё КВН- овские конкурсы, но для Анны всё как бы окрасилось в серый цвет.
Был конкурс "найди правильное значение слова". Мама зачитывала слова и их предполагаемое значение.
- Что означает слово "бомбаж" - помещение для бомб? Бедность? Вздутая банка?
Мика сказал: " Я думаю, что это стадо бомжей".
На конкурсе капитанов было задание: "кто быстрее почистит картошку". Арсюша сначала растерялся, а потом начал очищать, как чинят карандаши. Получилось быстро, и хотя от картошки ничего не осталось, победу жюри присудило ему. Тетя Лена объяснила: "Некорректно поставленное задание - качество не оговаривалось".
Был музыкальный конкурс - какая команда вспомнит больше песен о животных, и по одной песенке споёт. Ася пела: "Ап! И тигры у ног моих сели", а вся её команда очень хорошо рычала, за что и получила 10 баллов.
А в литературном конкурсе открылся талант - Юрочка. До этого он был вне КВН- а, не пел и не плясал, а потом выиграл конкурс "буриме".
Мама сказала: "Сейчас разгар зимы, за окном мороз и холодно, но весна - вот она, не успеете и оглянуться. Я предлагаю вам рифмы, а вы мне - стихи". Вот рифмы:
"тает- расцветает, земли- журавли, одеты- согреты, ждёт- поёт", и вперёд!
Все написали как- то, а у Юрочки получилось связно и с мыслью:

Мороженое даже и во рту не тает,
И лишь в мечтах: сирень и пар земли.
А вся планета гриппом расцветает,
При чем тут эта рифма - "журавли"?

Иду согнувшись, хоть тепло одетый,
За мной бродячий пес - мороженого ждет.
Ни ноги, ни душа, ни уши не согреты,
И сердце песню счастья не поет.


Ему даже хлопали и присудили 10 баллов. А Анне эти стихи были как раз кстати.
Перед "сладким столом" снова были танцы. Анна не танцевала, она сидела со взрослыми и слушала их разговоры. Да, впрочем, и остальные дети занимались кто чем - Мика и Арсений играли в "Эрудит", Юрочка сидел у компьютера, Ася разбирала Анины игрушки. Катюшу её папа забрал ещё раньше. Танцевала в холле одна пара.
Папа кому- то что- то доказывал - с ним это иногда бывало после праздничного застолья.
- Я твёрдо считаю, что мир постепенно "злеет", и виноваты в этом мамы - не хватает им терпения и любви.
Наблюдал как- то картину: Нина из нашего подъезда гонит свою дочь Стелу, большую уже девочку, лет десяти, домой, догоняет, даёт ей подзатыльник и кричит: "Ты обещала быть дома в пять, а уже полшестого!" На виду у всего дома и других детей, среди которых, наверно, есть мальчик, который этой Стеле нравится. Разве Нина понимает сейчас, в пылу воспитательной страсти, что она добивает - нет, не дочь, а любовь дочери к себе. Что она может ждать от своей Стелы в будущем, каких тёплых чувств?
Вы все, мамочки, - злючки, вы убиваете мировую любовь! И в укор вам я как- то видел по телевидению волчицу с волчатами. Они её кусали, тянули за хвост, за уши, а она только лапой от них отмахивалась. Терпела- терпела, а потом встала и спряталась от них за поваленное дерево.
- Да, ты в чем- то прав, Алексей, - сказала тётя Лена. - У нашей с Верой сотрудницы Ольги пятилетняя дочь не отпускает её перед сном. Та ей читает книжку, разговаривает, а как только хочет уйти, с дочкой истерика: "- Мамочка, не уходи". Оля жалуется, а наш старший, Игорь Сергеевич, сказал: " Ну что ж - всё правильно! Ребёнок должен отпасть сам". И мне кажется, что чем больше у ребёнка добрых родственников, тем теплее его душе. Она как бы завёрнута во много- много одеялец. Поддержка семьи даёт нам чувство безопасности и укрепляет в трудную минуту.
- Но, к сожалению, не только мамаши проявляют, скажем мягко, безразличие к ребёнку,- присоединяется дядя Саша. - Сижу я как- то на даче у пруда, ловлю рыбу.
Подходит сосед, ученый муж, с трёхлетним Дениской. Папа сел на бревно, сын играет у воды:
- Папа, а это кто?
- Это? Жабка.
- А она кусяется?
- Нет, жабки не кусаются.
Папа готовится к защите диссертации, читает что- то "умное" .
- Папа, а эта зябка кусяется?
Папа, зло:
- Я тебе уже сказал - жабки не кусаются!
Через минуту сын:
- Папа, а вот эта зябка, может быть, кусяется?
Папа только- только начал во что- то вникать, а тут опять "зябки".
- Я тебе уже тысячу раз сказал - жабки НЕ кусаются. Денис, нельзя быть таким тупым в твоём возрасте.
А я хотел ему заорать пожарной сиреной:
- Папаша!!! А быть таким тупым в твоём возрасте - это просто катастрофа. У ребёнка трёх лет нет собирательного понятия "жабки", у него каждая жабка - это личность, индивидуальность. У него и жабка, и умный папа, и он сам - все "на равных", и может даже живущая по естеству жабка гораздо мудрее задуренного папы.

Мама прервала это "критиканство", как она сказала и пригласила всех к сладкому столу.
Погасили свет, и папа внёс торт с тринадцатью зажжёнными свечами.
Свечечки были маленькие, они быстро сгорали. Анна старалась их погасить, но они не хотели. А тут ещё Мика под руку дёргал: "Давай, давай скорее, а то сами погаснут!"
И тут случилось самое позорное. Анна, наконец- то задула эти упрямые свечки, убежала на кухню и расплакалась.
Катастрофа. Она, Анна, принцесса Анна, плакала. Из- за чего?
Пришла бабушка, вытерла ей щёки посудным полотенцем и повела в гостиную.
Гости быстро допили чай с "наполеоном" и быстро разошлись.
И вот сидит Анна у себя на кровати и думает, что же с ней такое приключилось?
В шестом классе по русской литературе проходили "Детство" Толстого. Там мама говорит Николеньке, что он некрасивый и за его лицо с широким носом и маленькими серыми глазками его никто не полюбит; поэтому нужно стараться быть умным и добрым.
- И это ужасно,- думала Анна,- родная мама говорит ребёнку, что он некрасивый, и никто его не полюбит. Но ведь на любого красавца или красавицу может отыскаться ещё большая раскрасавица. А разве на самого умного и доброго не найдётся ещё более умный и раз- раз- раз- добрейший?
- Так что же, значит, любви вообще не может быть? Всё время нужно ждать, что появится кто- то супер, класс и писк, и тебе дадут отставку?
Эта мысль оказалась такой горькой, что Анна опять заплакала.
И тут она вспомнила, что сказал тогда, в вечер театра, Король ":- ная…овь!".
Неправда! Она не бывает несчастная. Эти два слова несовместимы. Если любовь, то только счастливая. Значит, то, что было с ней, и не любовь вообще?
Зачеркнули!!!
И заграничный принц Даниэль ей просто приснился. Как сказала Даша: "Уже нет. С сегодняшнего дня". Хватит мне папы дома и АйЭма в школе.
А слёзы отчего?
Да, был ещё Севочка.

Отворилась дверь, и в узкой полоске света появился мамин силуэт.
Мама подошла и аккуратно присела на кровать. Анна положила голову маме на колени:
- Ма, ты знаешь, мне так не хочется становиться взрослой! Так всё было легко и просто. А у вас одни проблемы.
- Не у всех,- тихо возразила мама.
- Вот скажи, как избавиться от ненависти?
- Ты кого- то ненавидишь?
- Нет, меня ненавидит маленький мальчик Севочка.
- Да- да, я знаю, они напротив живут. Его папа колотит, и мальчишка всех ненавидит. А что ты ему сделала?
- Ничего. Я хотела ему помочь, а в ответ он сказал: "Не лезь, если не просят".
- А может быть, он и прав? Ладно, спи, детка, утро вечера мудренее. Уже поздно, а мне завтра рано уезжать, и бабушка завтра уезжает.
Мама поцеловала Анну в голову и ушла.
 

 

32. ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВЗРОСЛОСТИ



Уходит детство, как весна проходит -
По каплям, по минутам, по словам.
Оно уходит… Но ведь где- то бродит?
И может быть, моё прибилось к Вам?
Вы будьте с ним, пожалуйста, нежнее,
Его легко спугнуть - как сдунуть пух.
Почаще с ним гуляйте по аллеям,
Вы подключите сердце, зренье, слух-
Услышать чтоб, увидеть и приникнуть
К живому роднику из озорства,
Невинного лукавства и открытой
Доверчивой улыбки естества,
Которое несёт себя в подарок,
Всех любит, но всего сильней себя!

Внимайте детству. Ведь недаром
Нам без него жить невозможно. И нельзя.

 

 


Утром Анну разбудил разговор в гостиной:
- Может, я уговорю девочку поехать со мной на дачу? Такое трудное для неё время, она отвлечётся, походит с дедушкой на лыжах?
- Мама, мне бы не хотелось, чтобы Алексей оставался один. А впрочем, спроси у неё сама.
Дача! Как много в этом звуке для сердца Аниного слилось! Как много в нём отозвалось!
Конечно, дача! Купание в пруду до посинения, и походы в мокром лесу за опятами, печка, в которую Анна любила подбрасывать поленья - корм для огня, везде цветы - и на участке, и в доме. Но это всё, конечно, летом.
А зимой бабушка Аня устраивала "синичный" букет - вешала пакет из- под сока как кормушку над окном, насыпав туда дынных семечек. И можно было целый час любоваться, как синички на подлёте хватают семечки и упархивают. Красота.
И дедушка обрадуется! А уж как Ника будет прыгать, лизать ей лицо и "улыбаться" хвостом.
Сейчас там никого нет из соседей. А летом!...
На соседские дачи приезжают детишки, иногда забегают.
Как- то весной пришёл 6- тилетний Женя. Он явился в рыцарско- индейском облачении, с деревянным мечом и в каске, на ногах резиновые сапоги.
Накануне прошёл сильный дождь, земля была мокрая и вязкая. Женя протопал через веранду, кухню и появился в комнате:
- Здравствуйте, я пришёл к вам в гости!
В его глазах сияла радость и уверенность, что такую же радость испытывают все от его появления. Ну, разве станем мы ругать весну за то, что она с дождями, с грязью, но наконец- то пришла!
А ещё иногда появлялась Саша - грациозная бабочка, нежная песенка, аленький цветочек. Она спрашивала: "Можно, я пойду наверх?"
В мансарде было тихо, уютно - хорошо, Анна сама любила там "залечь". Наверху были старые плюшевые игрушки. Саша долго не появлялась, а потом спускалась вниз неизменно с розовым Слонёнком. Там ещё был Карлсон и красный Гномик. Но расстаться Саша никак не могла только со Слонёнком.
- Можно, я возьму его домой?
Возьмёт, поиграет и вернёт, а в следующий раз опять спускается со Слоником. Любовь, ничего тут не поделаешь.
А смежная дача была Наташина. Наташа молодая, но у неё уже два сына, Даня и Никита.
Однажды Анна возвращалась в город с этой семьёй. Наташа за рулём, Анна рядом, а на задних сиденьях бабушка с 4- хлетним Даней и годовалым Никитой.
Как только отъехали от дачи, Никита начал кричать, и на одной ноте "А- а- а!" орал минут 20. Ехали по просёлочной дороге мимо подсолнухов.
- Это он ко мне хочет,- сказала Наташа, остановила машину, взяла на руки Никиту, и он сразу выключил своё "А- а- а!"
Наташа сорвала подсолнух на длинной ножке, походила с Никитой - всё хорошо? - всё хорошо!
И поехали дальше.
Теперь включился Даня. Он взял подсолнух за ножку и стал бить им с заднего сиденья по рулю:
- Мама, ты меня любишь? Мамочка, ты меня любишь?
Он требовал участия, пока Наташа не уверила его, что очень любит, но если он не перестанет хулиганить, она высадит его на шоссе.
- Как все хотят любви, - думала Анна, - и маленькие, и большие. Спроси любую девчонку - кем ты хочешь стать? И 99% ответят: моделью, певицей, актрисой. Все хотят любви, обожания, преклонения. И никто не скажет: "хочу сама научиться любить, чтобы стать хорошей, доброй мамой".
Нужно поехать на дачу и учиться у бабушки Ани "не быть амёбой", "быть не амёбой".
- Ехать? Не ехать?
Анна вышла из своей комнаты. В доме было чисто, никаких следов вчерашнего празднества. Это мама и бабуся вчера ещё потрудились.
Они были уже в сборе. За мамой должен был заехать автобус, они везли аппаратуру на выставку в Киев.
Бабушка собиралась на ближайшую электричку.
- Ануся, детка, может, ты поедешь со мной на дачу? Деда будет рад. Я подожду, пока ты соберёшься, и мы поедем следующей электричкой.
У Анны мелькнула мысль:
- А не устроить ли папе тест - кого он любит больше: дочку или свободу?
Папа завтракал сидя у стола.
- Па, мне поехать?- отвлеченно- равнодушно спросила дочь.
- Ещё чего! А как же я буду один? - не задумываясь, отреагировал папа.
Анна подошла, обняла, поцеловала дорогого и единственного:
- Папа, я тебя люблю!
И стало стыдно: до Даниэля она и не подумала бы проверять папину любовь.
Снизу посигналил автобус. Папа взял все приготовленные вещи - мамины и бабушкины, бабушку он отвозил на вокзал. Обнялись, попрощались, Анна закрыла за ними дверь. И всё. Всё.
Анна осталась совсем одна.
Но тут раздался телефонный звонок. У Анна внутри всё сжалось. Неужели?
- Алло, это Пётр Ефремович?
- Нет, это другая квартира.
- А какой же у них номер телефона?
Анна засмеялась, и сразу напряжение спало. Опять зазвонил телефон.
- Сейчас скажу, что Пётр Ефремович переехал жить на Марс.
- Анна, здравствуй, это Даниэль.
Мог и не представляться.
- Я сегодня улетаю.
- Знаю.
- Ты придёшь меня проводить?
- Нет,- подумала, - я уезжаю на дачу.
Помолчали.
- Я хотел тебя уверять, что ты одна, ты одна есть Джульетта.
- Не говори глупости. Я Анна. Просто Анна, - и про себя добавила:- А раньше была Принцесса.
- Я хотел просить разрешения звонить тебе.
- Не о чём звонить. Пока. Счастливого полёта!
Анна не сказала "до свидания", помня, как он спрашивал: "А где будет свидание?"
Всё! Нет больше Даниэля. Вчера ещё нет.
Только досадно, зачем нужно было рассказывать ему, как встречались в парке бабушка и дедушка. Как глупо!

Папа вернулся с вокзала и заявил:
- Вечером идём в ресторан - мы с тобой ещё раз отпразднуем день твоего рождения.
Папа ушёл на работу, а к концу рабочего дня Анна приехала к нему.
В ресторане "бил мечтательно красиво".
- Ну неужели, неужели мне никогда не отделаться от словечек и интонаций Даниэля? - думала Анна.
Была вкусная еда, играл оркестр, они с папой даже танцевали.
А потом всё поломалось. К их столику подошла очень модная женщина с волосами цвета меди.
- Привет, Алексей.
- Здравствуй, Эльвира.
Она села на свободный стул и беседовала с папой, а Анна чувствовала себя привидением, которое никому и никогда в жизни не удастся увидеть.
Эльвира говорила, что разошлась с каким- то Аликом, что он уехал в Штаты и там довольно успешен.
- А я пока свободна, как птица, имей это в виду.
Папа, наконец, посмотрел на Анну, и - ему никогда не нужно было много времени, чтобы прочесть её лицо:
- Эля, познакомься, это моя дочь Анна.
Женщина повернулась к Анне, внимательно оглядела - что- то "кристиновское" было в этом взгляде, выражающем неодобрение и желание всё изменить.
- Ну что ж, неплохую девочку вы с Верой сообразили, - и опять повернулась к папе.
- Ты видишь кого- то из наших?
- Я работаю с Машей, у нас один кабинет на двоих.
- А я перезваниваюсь, - и Эльвира стала перечислять какие- то имена и попутно давала этим людям не очень лестные характеристики. И когда говорить ей уже было не о чём:
- А ты красавчик, Лёшенька, стал даже лучше, чем был! Сейчас я бы подумала, кого выбрать - тебя или Алика.
Папа поёжился и посмотрел виновато на Анну:
- Эля, если хочешь побаловать конфетой, заверни её в бумажку, чтоб не липла.
- Ну, знаешь! Я скажу, наконец, почему тебе досталась Вера, а не я - тебе всегда не хватало тонкости и деликатности, - и Эльвира отошла к компании, которая сидела за большим столом в глубине зала.
Папа рассчитался, они вышли на улицу и медленно пошли через парк.
- Подумать только, - заговорил, наконец, папа, - я из- за этой болтушки собирался отправиться в космос.
Опять долго шли молча.
- Но знаешь, я всё же ей благодарен. Лопе де Вега называл любовь "сладкой мукой". И сколько я пережил таких сладких мучений из- за этой, как теперь выясняется, - папа не нашёл или не захотел искать определения теперешней Эльвиры. - А сколько стихов о любви я читал, учил наизусть, да и сам писал. И знаешь, я сделал кое- какие исследования о перекличке тем и мотивов у разных, даже гениальных, поэтов.
Вот у Михаила Булгакова в романе "Мастер и Маргарита" есть такие строки:
"Любовь выскочила перед нами, как из- под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих".
Теперь сравни - у Петрарки во втором сонете:

Чтоб, наконец, изведать радость мщенья
И отплатить за тьмы обид и мук,
Любовь украдкой натянула лук,
Как лиходей, дождавшийся мгновенья.

И ещё у Арсения Тарковского

Когда любовь по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

Долго шли по парку молча, впитывая свежий морозный запах.
- Знаешь, папа, - наконец заговорила Анна, - у всех этих "великих" любовь - это беда: - убийца, лиходей, сумасшедший. Мне это не очень нравится, вернее, очень не нравится. Я понимаю любовь, как радость и как счастье.
- Может быть, детка моя, ты и права. К твоему счастью.

У себя в комнате Анна обнаружила пожелтевший листик, который бабушка ей дала ещё вчера, и прочла:


Вот и четырнадцать!
Возраст Джульетты.
Вся ты в пушок
Обаянья одета.

Все, что имеешь,-
И глазки и рост,
Ласковый смех
И с веснушками нос.

Ножки, кудряшки
И ум с добротой -
Лишь заготовки
Для жизни большой.

А впереди -
Бесконечна дорога
В долгую жизнь,
В светлый сказочный город.

Но в этот город
(Так кажется мне)
Лучше бы въехать
На белом коне.

Ах, белый конь!
Чистота и здоровье,
Искренность, нежность,
Незнанье злословья.


Сделай, чтоб сказка
Была интересной,
Доброй - веселой,
Не пошлой, не пресной.

Все, что захочешь, -
Все может свершиться!
Нужно…мечтать?
Ожидать? Не лениться?

Верить? Бороться?
Прощать и молиться?
Может, в закрытую дверь
Не ломиться?

Может иное…
Не дам я ответа.
Каждый решает
Загадочку эту.

Слушай свой голос,
Свой ум напрягай,
Свой путь найди -
По нему и шагай.

Бабушки - дедушки
Машут вослед,
Счастья желают,
Добра и побед.

 


33. ДИМА

 

Ей только девять дней,
Но знают и поля, и горы:
Весна опять пришла.

Японские трёхстишия

 



Как хорошо, что она никуда не уехала. Это было время, когда они с папой ещё больше сдружились, хотя трудно было вообразить, что это возможно.
Папа приносил ей цветы, они часто обедали в кафе, по вечерам читали вместе книги, которые Ольга Викторовна задала читать по программе, в выходные дни ходили на лыжах - уходили на целый день. Никого из друзей не было - Катя все каникулы прожила с родителями в Москве, Серёжа и Мика уехали кататься на лыжах в Карпаты.
. Мамы не было, и, конечно, "воз домашних забот" лег на Анну. Ничего страшного, папа помогал, но всё же это был "воз", и Анна почувствовала, как маме бывало трудно.
Началась третья четверть. Анна жила, как автомат, утром шла в школу, приходила домой, что- то делала - убирала в квартире или готовила еду, как- то делала уроки,- чтобы только учителя не приставали.
В конце января вернулась мама, и Анна, и папа так были рады. Особенно радовался папа, он не отходил от мамы, она даже Анну спрашивала - "что это с ним?".
Мама привезла подарки, рассказывала о том, что у Игоря есть очень хорошая подружка, тоже Аня. Они втроем ходили в театр имени Франка, смотрели "Тевье- Тевель" с Богданом Ступкой.
- Алексей, Игорь передал через меня какую- то шифровку: скажи папе - поэт Иосиф Бродский, а кинорежиссёр - Андрей Тарковский. Что всё это значит?
Анна- то хорошо понимала, о чём идёт речь.
Времени свободного у Анны прибавилось, но оно ей и не нужно было: летать она перестала, и было ощущение, что она никогда и не летала, никогда у нее дух не захватывало от высоты и от красоты белого зимнего царства там, на земле.
- Наверное, всё это мне приснилось, - с тоской думала Анна.
. Однажды, в середине февраля, позвонила Кристина. После каникул она уже не вернулась в школу, и Анна после того злополучного вечера её ни разу не видела.
Кристина звонила из Германии, говорила, что дико скучает, скучает за ней, Принцессой, за Катей, - за всеми, даже за "Мрачным Петей". Она общалась по Скайпу с Серёжей Перепечей и с Даниэлем, говорила, что Даниэль просит через неё разрешения Анны приехать к ней летом.
- Это его фантазии, они до лета испарятся, - отвечала Анна.
Желания расспрашивать Кристину о её новой жизни не было, поэтому на этом разговор закончился.
И почему- то Анне припомнилась давнишняя ссора родителей. Они были на корпоративе от маминого НИИ.
- Ты и Лена глаз не сводили с Игоря, смеялись, поддакивали.
- Ты что, ревнуешь?
- У тебя один диагноз: ревнуешь - не ревнуешь. Нет, я о другом. Один журналист был в Японии, пошли с другом в чайный домик, и с ними за столиком сидела гейша. Они провели прекрасный вечер, она им пела, читала стихи. А когда шли домой, друг сказал:
- Послушай, ты обратил внимание, как она в меня влюбилась?
- Ты катастрофически ошибаешься - она влюбилась в меня!
- Так ты что хочешь, чтобы я стала гейшей?
- В каком- то смысле, - да! В беседе с несколькими людьми нужно постараться никого не обидеть, раздавать своё внимание равномерно. А не тупо улыбаться одному Игорю Сергеевичу.
- Нет, ты всё- таки ревнуешь!

Почему Анна вспомнила сейчас о гейше?
- Мне бы в беседе всего с одним человеком не обидеть его. Её! Но это когда- нибудь потом…Это не сейчас.



Приближалось восьмое марта, мальчики шушукались, что- то придумывали, - как поздравить девочек. В этот раз спектакль готовил 7- А класс, а после него должна быть дискотека. Катя уже давно атаковала Анюту, требовала, чтобы она обязательно пошла с ней на праздник. Анна угрюмо отказывалась.
И тогда Катя сказала: "Ты все еще о нём думаешь?"
- О ком?
- О ком, о ком? О Даниэле, конечно.
Анна как будто окунулась с разбегу в холодную воду. Что, неужели вся ее хандра, которая длится уже два месяца, из- за того мальчишки? Нет, нет и нет!
- Ерунда какая, Катюша. Ладно, пойдем на концерт, я согласна.
И сразу Анна вспомнила, что у нее есть классные брючки с цепочками, и свитерок - все это мама привезла из Киева
Праздник состоялся шестого марта, потому что седьмое попадало на субботу. На первой перемене мальчики вручили им тюльпаны и каждой по записной книжке. А после уроков все хлынули в Актовый зал. Сережа Перепеча стоял во втором ряду и махал им рукой, он занял места ей и Кате.
В этот раз Ольга Викторовна не придумывала сценарий, она дала А- шкам задание подобрать стихи и песни о любви, но проследила, чтобы это были хорошие стихи и хорошие песни.
Ребята рассказывали о Данте, который воспел Беатриче, о Петрарке, который любил прекрасную мадонну Лауру, и читали их стихи и сонеты.
Анна поняла, что Ольга Викторовна хотела им показать, как нужно относиться к возлюбленным и как должны сами возлюбленные поставить себя.
Вы- со- ко.

Анна многое запомнила из того, что приготовили А- шки.

Плыву в морях, где нет ни дна, ни края,
Пишу на ветре, строю на песке.

Слава Криворучко прочёл Данте:

Она такими чудными глазами
Из- под ресниц взглянула на меня,
Что веки у меня поникли сами,
И я себя утратил, взор склоняя.

Серёжа повернулся к Анне:
- Всё понял, не понял, зачем нужно себя утратить?

Читали, конечно, Пушкина.
А Петя Вовк прочёл стих Гумилёва, посвящённый Анне Ахматовой:

Неслышный и неторопливый
Так странно плавен шаг её.
Назвать нельзя её красивой,
Но в ней всё счастие моё.

Все слова или имена, которые были как- то связаны с Даниэлем, вызывали боль.
Ахматова…Больно!
Очень здорово спели близнецы Луганские - Костя и Саша - песню Меладзе

Рисовать тебя пытался
Ночью тёмной.
Получаются глаза в золотистых волосах.
Больше ничего не помню.

Им хлопали и заставили спеть "на бис".
Лара Ломакина спела песенку, очевидно, недоконтролированную Ольгой Викторовной
Твоя вишнёвая девятка
Меня совсем с ума свела.


В общем, концерт получился классный, и Катя сказала:- Теперь нам нужно сильно постараться, чтобы обойти А- шек в следующий раз.
- Напишем оперу,- сказал Серёжа.
После спектакля освободили зал, поставили кресла вдоль стен, а лишние отнесли на сцену. Начались танцы. Быстрые танцевали все, а вот когда зазвучала медленная музыка, никто сразу не отважился составить пару и открыть танец.
И вдруг Анна увидела, что через весь пустой зал к ней идет … Даниэль. По телу прошёл электрический ток. Она взялась за поручни кресла и ждала. Когда "Даниэль" подошел, оказалось, что это совсем другой мальчик. Он был похож ростом, осанкой и посадкой головы, только глаза были светлые и волосы гораздо светлее.
- Пойдем, потанцуем?
Анна смело встала:
- Пойдем.
- Я тебя знаю, ты Анна, Принцесса из 7- Б. Я тебя заприметил, ещё когда ты по сцене летала на новогоднем спектакле. Ведь летала? Признавайся?
Анна посмотрела на мальчика, улыбнулась и едва заметно наклонила голову, пусть понимает, как хочет.
- Ты извини, я не представился. Я Дима Шакалов.
- Ого! И не боишься носить такую фамилию?
- Да нет. Это просто напоминание мне, что шакальи качества - злобность, замешанная на трусости, нужно подавлять и в себе, и в людях.
- Уважаю смелых. Знаешь, у нас есть один мальчик в классе. Пришла новая училка, делает перекличку: "Ду'бина!" А Ромка поднимается и так твердо, будто бычок, собирающийся бодаться, - "Я Дуби'на!"
Танец закончился, а Дима стоял рядом и не хотел уходить. Честно говоря, и Анне не хотелось, чтобы он уходил.
- А как ты попал к нам на вечер?
- У вас учится моя сестра. В 8- а, Майя Шакалова. А знаешь, после того вечера я часто видел, как ты идешь из школы. Всем казалось, что ты шла, а я видел, что не шла, а летела.
- Ты где учишься?
- В сорок седьмой школе. Заканчиваю. Собираюсь в университет. А можно я провожу тебя сегодня домой?
- Можно. Послушай, а на Новый год это ты стоял рядом?
- Я. И поздравил тебя я. Вот, так получилось, что Новый год мы встретили вместе.
Анне нужно было разобраться со всем услышанным:
- Я сейчас пойду, а то моя Катюша заскучала.
Анна подошла к Кате, и та сказала: "Что, Даниэль опять приехал к нам?"
- Это не Даниэль, это Дима.
И Анна вспомнила, как она тоже ошиблась на том новогоднем вечере, когда ей показалось, что идут два Даниэля. Права была девочка Даша - не бывает много Олегов, Олег бывает один. И Даниэлей не бывает много, даже два не бывает.
После вечера Анна с Катей оделись и вышли, у выхода их ждал Дима. Втроем они дошли до угла, Катюша побежала на троллейбус, а они медленно пошли к дому Анны. Дима рассказывал, что он собирается поступать на отделение геологии и географии, что он любит путешествовать, что они с отцом ходили на байдарке по Карелии и по Игналине, по реке Урал и по реке Псел, что он не очень любит город, что он, как собака, бежит на свежий весенний запах - этот запах марта чувствуется даже здесь, в загазованном городском воздухе.
- Чувствуешь? - и Дима смешно изображал собачку, которая внюхивается в мартовский воздух.
- У нас одна девочка в классе написала стихи о марте. Послушаешь?
Анна кивнула.

Здравствуй, здравствуй, милый март!
Ты жених мой? или брат?
Ты - отец родной! И мать.
Рук не хватит - всех обнять.

Донжуанишь, котик - март,
и влюбляешь всех подряд.
В марте все любви смелее,
жизнь - длиной в парсек - аллея.

Я служить тебе готова.
Понимаю с полуслова
всё твое очарованье,
все надежды, обещанья:

Будет зелень. Птичье пенье.
Шмель. Клубника. Куст сирени.
Запах сена. Летний дождик…

и костер под небом звездным,
и костер из звезд пре- кра- сный,
и костер в душе - как сна сны,
и костер октябрьских кленов
обещает март влюбленный.

Здравствуй, долгожданный март,
мой пред годом адвокат.

Анна слушала, молчала и думала: - Как могут у двух людей быть одинаковые мысли? Откуда Дима знает, как прекрасен костер вечером на даче под необозримым звездным небом? И откуда он знает, что внутри тоже бывает костер - необыкновенный, светлый, нежный? Откуда он взялся, этот дублер Даниэля, который высказывает всё то, что у неё внутри, но для чего она сама вряд ли подобрала бы слова?
Они уже давно стояли у подъезда Анны, Дима держал ее за руку, а она стояла и слушала, слушала. Потом он попрощался и ушел. Ах, да, он еще попросил разрешения звонить и приходить в гости.
- Ну, конечно, я буду рада, но ты же не знаешь номер моего телефона и номер квартиры.
- Я о тебе знаю всё!
Анна ехала в лифте наверх, в облака, и думала:
- Как хорошо, что впереди еще много- много лет. Ещё можно так многому научиться и так много хорошего сделать
. Снова научиться летать?
Анна зашла в квартиру, по телевидению показывали "В поисках приключений". Передача была об Иране. Девушка- иранка поднимается со страховочной веревкой на крутую стену, а потом в интервью с ведущим говорит:
- Пока верю в себя, поднимаюсь.

 

 


P.S.


Анна рассказала Павлику о говорящих кошках в один из своих прилётов, когда ему исполнилось четыре года.
- Однажды летом на каникулах я сидела вечером на скамейке возле дома, поджидала маму. Смотрю - кошачье собрание, их восемь штук, и я их всех знаю: две кошки- Дымка и Мурка, два котёнка- Фантик и Брыська и четыре кота - Барс, Скипидар, Василий и Рыжик. Я сижу тихо- тихонечко и слышу, ты не поверишь,- они разговаривают. И о чём?- хвастают, что каждый умеет делать лучше всех.
- Моя хозяйка думала, что она надёжно спрятала мясо,- рассказывает пушистая серо- голубая Дымка. - Хозяйка поставила миску с мясом на кухонный стол, накрыла его крышкой. А я аккуратно лапкой сдвинула крышку, вытащила мяско, а крышку задвинула на место. Хозяйка даже не догада…
- Подумаешь,- перебивает Дымку здоровенный чёрный кот Барс. - Я давно научился открывать лапой дверь холодильника и беру там всё, что захочу. А мой хозяин удивляется, почему я не ем его овсяный супчик.
- Ой, Барсик,- Дымка ласково заглядывает Барсу в глаза,- научишь меня так?
Барс важно кивает.
- А я зато сам себе еду добываю и ловлю мышей лучше вас всех,- вмешивается в беседу старый пятнистый кот Скипидар.
- Этим вообще не стоит хвастать, это умеют делать все коты. Если захотят,- говорит Дымка и смотрит на Барса.
- Конечно,- поддерживает её Барс,- стоит мне только захотеть, и ни одной мыши не останется в нашем дворе.
- Вот, вот, захотеть, - ворчит Скипидар.- Скоро у нас столько мышей расплодится, что они всем котам хвосты поотгрызают; а вы только собираетесь захотеть.
- А я лучше всех умею царапаться, - сообщает котенок Фантик, будущий Фантомас. - Сегодня утром мы играли с моей хозяйкой Танечкой. Она сказала: "Ты будешь лошадь", - и посадила на меня свою куклу. А я как дряпну ее за руку.
- Кого, куклу? - спрашивает Мурка.
- Да нет, Танечку. И теперь, и теперь …. Она не хочет со мной играть, - и Фантик заплакал.
- Понимаешь, Фантик, - Мурка лапой вытерла ему слезы и лизнула ему мордочку, - конечно, нужно уметь хорошо царапать, но только не своих друзей. Не плачь, я думаю, Танечка тебя простит.
- Зато я прыгаю лучше всех, - вставил, наконец, свое слово Брыська. - Недавно наша хозяйка погналась за мной, чтобы наказать, она думала, что я стащил ее рыбу, а рыбу съела Дымка. Мне всегда достается за сестру, хозяйка говорит, что у нее очень честные глаза. Я убегал,убегал, а потом прыгнул с балкона прямо во двор.
- Ты лучше расскажи, как ты прыгнул вчера, - Дымка засмеялась. - Или лучше я сама расскажу. Наша хозяйка мыла пол, а Брыська мешал ей, прыгал за тряпкой, прыгал через ведро, прыгал, прыгал и угодил прямо в ведро с грязной водой. А потом, как выскочит оттуда и прямиком в гостиную, на ковер, и давай там отряхиваться. Тут хозяйка его схватила и заперла в ванной, чтоб он там обсох. Уж он кричал, кричал, мяукал целый час, так что ты, Брысь, не прыгун, а самый лучший крикун.
- Это вы с Барсом крикуны, - обиделся Брысь. - Кто весной целыми ночами бегал по крышам и кричал?
Дымка зашипела на брата.
- Ладно, ладно, не ссорьтесь, послушайте лучше меня. Я умею такое, чего никто не умеет: я лучше всех умею обожать, - присоединяется к разговору полосатый дворовый кот Васька.
- Да, знаем мы, знаем, - перебивает его Дымка.
Действительно, все давно знают, что Василий влюблен в белую домашнюю кошечку Джильду. Хозяева не выпускают ее во двор, и она часами сидит на подоконнике, а Василий целыми днями простаивает под ее окном и любуется своей красавицей.
- А я мурлыкаю лучше всех, - говорит Мурка. - И очень хорошо воспитываю котят. Осталось нам спросить у Рыжика, почему он молчит и что он умеет делать лучше всех.
- Я лучше всех умею слушать. Я слушал всех вас.
- Мы все друг друга слушали, - возразила Мурка.
- Да, нет, вы все друг друга перебивали, а я вас всех слушал.
- Но это сейчас, здесь, с нами. А что ты всегда умеешь делать лучше всех?
- Я выслушиваю каждый день своего хозяина.
- Ой, уморил! И на каком же языке разговаривает с тобой твой хозяин? На кошачьем? - спросил Барс, и все коты засмеялись.
- А он и не разговаривает. Он садится в кресло, берет меня на колени и гладит. Я внимательно слушаю, и его руки мне все рассказывают.
- Навыдумывает всякой чепухи, только бы похвастать, правда, Барсик, - сказала Дымка.
- Пошли отсюда, скучно с ними стало, - ответил Барс.
И коты разошлись.

Павлик внимательно слушал.


- И кто тебе понравился из котиков больше всех?- спросила Анна.
- Джильда,- не задумываясь ответил Павлуша.- Она такая красивая!



 

 

 

 

01.02.2013

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

Добавить свой материал

  

 


Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail:



Мастер-класс