Город 21 Века

Проза









Потти (повесть). О. Хмелевская

Автор: Ольга Хмелевская, практикующий психолог
Источник:
gorod21veka.ru



Потти (повесть). О. Хмелевская
… Не помню ничего!...  Ни московского аэропорта, ни самого полета, ни ощущений, ни запаха, ни звуков… Ничего! Но, хорошо помню все ощущения, как только у меня под ногами оказалась земля аэропорта в Тивате…  Я «вывалилась» в Черногорию, как будто капля дождя, упавшая с неба….  Черногория пахнет нагретой на солнце сосновой смолой. Сочетание этого запаха с запахом моря, делает сознание легким и невесомым! Такое ощущение, что даже тяжелые мысли теряют свой удельный вес. Свети Стефан – это остров-отель. Когда-то он был военной крепостью Черногории. Потом все казармы и помещения переделали в казино, рестораны и номера комфортабельного отеля. Говорят, там с удовольствием отдыхали разные знаменитости, а Софи Лорен, так несколько раз. Обиталище мне очень нравится, но с потрохами не захватывает. Оно и понятно, до Софи Лорен мне далеко…. Убедительная красота бывшего военного форта на фоне лазурной Адриатики, сродни душевному одиночеству. Только в последнем нет ни красоты, ни убедительности…

Хожу среди иностранцев, наслаждаюсь их спокойствием, самодостаточностью и врожденной способности к самоуважению. Вежливо отвечаю на симпатичные и безадресные улыбки и пытаюсь сродниться с мыслью, что десять дней я буду предоставлена сама себе и буду делать, что хочу. Мужчины и женщины ходят милыми парами, с  хорошо поставленным на лице выражением стабильности человеческих отношений. У меня нет пары, я одинокий парус и все пытаюсь решить, какого цвета он должен быть. Подержав какое-то время, на лице маску дамы, «приятной во всех отношениях», я что-то слегка подустала и надела на лицо то, что мироощущаю в душе на самом деле. В обморок от этого никто не упал, а вот дышать стало намного легче! В этом режиме я дожила до ужина.

Ужин в отеле – о, это особый ритуал! Это время демонстрировать свои туалеты и своих спутников. Открытая терраса ресторана как будто висит над гладью моря. На каждом столике стоит, чудной работы восковая свеча и чьи-то чувственные пальцы бегают по клавишам рояля. Живая музыка, живой огонь, скользящие движения официантов с военной выправкой ( по всей бывшей Югославии только что отгремела война!), чуть-чуть воображения и я уже не я, а потомок какого-то серьезного аристократического рода Европы…

- Вы еще одна? Ваш мужчина когда подойдет? – в серо-зеленых глазах старшего официанта теплое лукавство.
- Я одна.
- ОДНА? – интонация такова, что я готова расцеловать и убить этого мужика одновременно.
«Как может быть одна ТАКАЯ женщина?» - спросили его глаза. «Может! – отрезали мои. – Я тоже так думала, а теперь вот сижу за столом шикарного ресторана одна в компании с этим фактом!».
 - Может быть, я накормлю вас на свой вкус? – улыбается официант. – Меня зовут Лукаш.
- А что? – говорю я. – Кормите! Для меня, главное не похудеть!

Стараюсь  смотреть на него, как на официанта, но вижу в нем реально-конкретного мужчину. Он это прекрасно понимает. Лукаш -  старший среди своих коллег, и неожиданная симпатия их шефа действует на них, как команда к действию. Вокруг моего столика закружилось несколько симпатяг с подносами в руках, а взоры почтенной публики, благосклонно-доброжелательно остановились на мне. Лукаш переходит от столика к столику в ритме вальса, он работает легко и красиво и представить все это пространство без него уже просто невозможно. Не красавец, нет. Но ему это и не нужно! Он – настоящий мужик, от макушки до пяток, что редко встретишь среди красавцев…
Вечер закончился неожиданно. Я пыталась как можно приличнее съесть кусок арбуза, который вертелся на тарелке и сопротивлялся изо всех сил. Из-за спины выплыл Лукаш с двумя бокалами вина.

- Это вам! – он поставил один на стол. – За что будем пить?
Арбуз, как перед казнью, замер у меня во рту.
- Я вас угощаю. И вас это ни к чему не обязывает. Посмотрите вокруг…Все вокруг с кем-то и им хорошо. Разве мы с вами чем-то хуже их?
А ведь он прав! Я могу и дальше сидеть в обнимку со своими кислыми мыслями, а могу…
- Так за что будем пить? – говорю я.
- За то, что ничего в этой жизни не повторяется!
А он еще и философ! М-м-м-м…. И как, ТАКИЕ  попадают в официанты?  Я бы его вежливо отфутболила, если бы в его глазах светилось желание ТОЛЬКО пофлиртовать. Глаза Лукаша светились неподдельным интересом, и это примирило меня с ситуацией. Я решила на время забыть о своем колючем характере. Надо же время от времени менять компанию! 
 

Наговорив друг другу кучу умных и милых приятностей, мы по-дружески расстались. Я не стала бродить по набережной и отправилась спать. Ослепительная красота залитого огнями моря рождала в душе такой всплеск эмоций, что из дипломатических соображений по отношению к самой себе, их было бы лучше не допускать.
Проснулась я от кошачьего воя. Раннее утро, четвертый час. Окно моего номера выходило на клумбу, около которой стояла урна для мусора. Около урны выясняли отношения два кота таких убедительных размеров, что сон слетел с меня мигом. Коты яростно потрошили пакет из-под чьей-то вечеринки, даря  между делом друг другу комплименты и оплеухи. В какой-то момент оба почувствовали, что за ними наблюдают. Презрев меня в упор, они начали драку всерьез. Военные действия развивались с такой скоростью, что я не успела заметить, как они переместились на мой подоконник. Здоровенный котяра перешел в атаку, противник начал отступать. За клумбой было только мое окно и он прыгнул на подоконник… А что они при этом говорили друг другу!!!

- Господа! – сказала я. – Извольте выйти вон!!!

Они изволили, только как-то не особо торопясь. Метнули в меня взгляд, который говорил: «..Ты не очень-то! Ты здесь явление временное, а мы – всерьез и надолго!».
Вместе с рассветом начало пригревать солнышко, наполняя воздух запахом хвои. Я удобно устроилась на широком подоконнике, подобрав под себя ноги. Даже подумать ничего не успела. Одним прыжком, как вздохом ко мне запрыгнут кот. Тот, что больше.

- Ты пришел извиниться, зверь? – спросила я.
- Еще чего! – ответили его глаза. – Я же сказал – живу я здесь!
- Можно я вас рассмотрю, сэр? – попросила я разрешения.
- Валяй! - ответил кот. – Подумаешь!

Зверюга был великолепен! Таких экземпляров  я еще не видела, честное слово!!!  Гладкошерстный, мускулистый, поджарый и весь какой-то «пумаобразный». Морда, как у корсара, хитрая и умная одновременно и,  по-человечески, говорящие глаза. Я протянула руку, кот вежливо отодвинулся.

- Без фамильярностей! – сказал кот. – Я же тебя еще не знаю…

От куска пиццы я наколупала ветчины и теста с сыром. Кот недоверчиво покосился на угощение и отвернулся.

-Ну, не ломайтесь, сэр! Я ела и осталась жива.
 
Кот не двинулся. Тогда я взяла кусочек ветчины и начала медленно жевать. Убедившись, что со мной все в порядке, кот тряхнул ушами и – так уж и быть! – взял кусочек сыра. И вот так,  жуя и рассматривая друг друга, мы провели почти час… Дышали морем и смолой, вместе встречали рассвет, короче «динамили» друг друга.
 
- Кстати, я могу тебя встретить днем? – поинтересовалась я
- Ну, ты и наглая! – ответил кот. – Я же дикая тварь из дикого леса, забыла? Я появляюсь тогда, когда хочу!
- Ну, для разнообразия появись хоть раз тогда, когда я хочу, а? – попросила я.
- Ты утомила меня, женщина! – сказал кот и спрыгнул с подоконника.
- А ты не прав, зверь! – вздохнула я. –  И будешь жалеть об этом…
 
Но кот уже пересекал клумбу уверенной трусцой. Я еще раз вздохнула и… день пошел своей чередой.
 
- А вы и утром так же загадочны, как и при свете свечей! – сказал Лукаш и улыбнулся глазами.
- А вы, похоже, льстец круглые сутки! - ответила я, ничем не улыбнувшись.
- Я не знаю, что такое лесть. Но хорошо знаю, что такое одиночество. Душевное одиночество! – уточнил Лукаш.
 
« О-о-о!!!» - хмыкнула я про себя и медленно побрела вдоль крепостной стены. Интересно, какие люди, с какой судьбой бродили по этим плитам? Кого они любили, чем дорожили? Играя со своим воображением, я выбрела к холлу администраторов. Надо зайти, забрать свой паспорт. Вежливый мужчина-администратор оживленно отвечал на мои вопросы, рассказывал про экскурсии и вдруг замолчал, глядя мне за спину. Его, как будто, ВЫКЛЮЧИЛИ…. Я оглянулась. За моей спиной сидел кот. Огромные, немигающие глаза были сосредоточены на мне. Я неожиданно обрадовалась, как дурочка!

- Так, ты все- таки изволил выйти из тени, зверь? – радостно промурлыкала я.
При дневном свете он был просто огромен…  Это был не домашний кот, это был зверюга-мутант и он был явно вожаком стаи и хозяином острова-отеля! Ну как ему скажешь «кися, кися» или «муся, муся»? Я бесцеремонно взяла его морду обеими руками и начала ее ласкать. Кот явно не привык к такому вниманию к себе. От каждого прикосновения он вздрагивал, но не уклонялся от ласк.
- Потя, потя! – приговаривала я, почесывая кота. Надо же в каких-то словах выразить свои чувства! Пока я сюсюкалась со зверем, вокруг стояла очень, ОЧЕНЬ, странная тишина… Первым заговорил старший администратор.
- Этот зверь – главарь всех котов на острове. Они истребили всех крыс. О нем многие слышали, но он никогда не показывался днем. НИКОГДА! И никому не разрешал к себе прикасаться! – тихо и удивленно сказал администратор.
- Ну, в каждом правиле бывают исключения! – беспечно ответила я. В тот момент я и не подозревала, исключением КАКИХ масштабов я являюсь…
Подошли несколько горничных и тоже застыли, как вкопанные.
- Я слышала об этом коте, но никогда его не видела…  – так же, тихо сказала одна.
- Я тоже. Ты посмотри на этого монстра! Как она его не боится? – кивнула в мою сторону другая.
Посмотреть было на что – морда зверя не умещалась в обеих моих ладонях!
- Пойдем отсюда, а? – тихо сказала я зверю. – Проводи меня до номера.
Кот легко поднял свое мощное и красивое тело и послушно, как собака, пошел рядом. Дорога в мой номер шла через каменную террасу, на которой находился художественный магазин-студия. Рядом с этой студией, на солнцепеке, сидели, лежали, ели, выпивали и чесали языками дни напролет сами «гении», еще не вполне оцененные миром. Увидев меня, эти бездельники дружно приготовились к атаке.
- О, вам кто-нибудь говорил, что вы эталон славянской красоты? – бодро начал один, на ходу подтянув пивной животик.
- Да говорили…вроде бы… –  вяло отреагировала я. Было просто жарко, а теперь стало еще и скучно.
- Нам просто необходимо подышать вашей сексуальностью! – подхватил мотивчик другой, с панамой на голове, здорово похожей на гриб-поганку.
- Да! – квакнул третий гений. – Должны же мы рассмотреть всю вашу цветовую палитру.
 
От «ценителей» славянской красоты сильно благоухало алкогольными парами.  Но, говорили они по-русски хорошо! Расстроиться я не успела. Около моих ног раздался дикий рев, переходящий в шипение. Мужики отпрыгнули от меня и замерли. Замереть было от чего. Котяра загородил меня задом и ощерился так, что я кожей ощутила в нем присутствие генов его диких предков! Гении разом прекратили выпендреж и зачарованно уставились на нашу парочку. Кот поставил лапы в боевую позу и, честное слово, не позавидовала бы я тому, по кому эти лапы проехались бы когтями!…

- Ну ладно, ребята! – сказала я. – Подышите моей сексуальной палитрой в следующий раз. Я сейчас занята, ферштейн?
И мы со зверем пошли дальше. Поднялись по следующей лестнице и прежде, чем скрыться из вида, кот еще раз оглянулся на мужиков.
- Короче, парни, я вас предупредил! – сказал его взгляд. – Лучше без глупостей!
А никто и не возражал! Котяра был мужиком серьезным от макушки до когтей. Между длинных, жутко сильных задних лап красовалось убедительное мужское достоинство. «Ну, точно глава пиратов, капитан Блад!» - подумала я. Я шла в чудесной компании. Из всех встреченных мужских особей за сегодняшнее утро, мне достался самый хороший экземпляр. Самый, что ни на есть настоящий, в чистом виде! А это значит, что со мной тоже все в порядке!
На пороге моего номера кот вежливо остановился.
- Вы не забыли, сэр, что половину прошлой ночи провели у меня? – спросила я. – Поздно думать о моей репутации, заходите, не ломайтесь!
Кот прошел в ванну и одним прыжком взлетел на умывальник. Лизнул кран и посмотрел на меня. Я пустила из крана струйку воды, кот не двинулся. Тогда я сложила чашкой ладонь и набрала в нее воду. Кот опустил в нее морду и начал лакать. Бандюга - бандюгой, а пил воду, как аристократ!
- Пошел я!  – сказал зверь, булькнув брюхом. – Бегаю тут за тобой, как сопляк!…. Будто у меня дел нет. Веди себя правильно женщина!
- Постараюсь! – сказала я. – А ты не забывай меня. Знаешь, что бывает с женщиной, когда о ней забывают?
Мы встретились со зверем глазами.
- Вот то-то! – сказала я.



За ужином Лукаш цвел, как подсолнух на солнце.
- Я хотел за вами приударить, а меня уже опередили! – хмыкнул он. Я не отреагировала. Тогда он перешел в атаку.
- Это правда, что у вас роман с нашим котом?
- Правда. И он уже не ваш, а мой! – похвасталась я.
- Почему вы его назвали Потти?
- Как?!
- Все говорят, что вы его зовете Потти.
- А-а-а…ну-у-у…идет ему очень это имя! – растерянно сказала я. А про себя подумала, что кличка и в самом деле получилась хорошая. Иногда и посюсюкаться полезно!
- Меня одно утешает – с котом вас не везде могут пустить, а вот со мной… - сказал Лукаш. – Серьезно, я знаю много интересных мест!
- Вы ко мне клеитесь? – спросила я.
- Однозначно! – сказал Лукаш и лучезарно улыбнулся. Неплохой он вроде бы человек и морочить ему голову не хотелось бы…
-Достаньте очки, Лукаш! – начала я. – Протрите их. Я ведь уже…м-м-м, как бы это сказать…не ландыш белый!
- А я и в юности был чертополохом! – хмыкнул обольститель. – Но я заинтригован! У меня завтра выходной. Давайте встретимся. Мне же надо убедиться, до какой степени вы не ландыш?
« Да что я, в самом деле!?» - подумала я и перестала капризничать.
У входа в мой номер сидел мой котяра. 
- Я назвала тебя Потти. – сказала я. – Об этом уже все знают. Советую тебе согласиться. Будь я котом, я была бы довольна.
-Будь ты котом, я бы с тобой не любезничал! – сказал кот. – Я бы тебя отколошматил! А я пасу тебя, как дурак!
- Кончай ворчать. Лучше выгуляй меня по набережной. Вот возьми и представь, что я твоя любимая собака. И выгуляй! – предложила я.
 
Кот согласился и мы пошли. Зрелище вокруг было сказочное. Огромное пространство водной глади было залито прибрежными огнями. И этот сияющий огонь на воде окружали горы, покрытые мохнатым лесом. Эта величественная красота дышала покоем и уверенностью в своем совершенстве. Мы со зверем медленно шли по бетонному мосту, соединяющему остров-отель с берегом. Я присела на бордюр, кот устроился рядом. Все же какой он колоритный зверюга! Потти посмотрел на меня и придвинулся ближе. Так и сидели, блаженно щурились и грели теплом друг друга. Медленно и осторожно я провела рукой по его спине. Дрогнули на момент мускулы его мощного тела и расслабились, растеклись под моей рукой. Он не привык к ласке, к прикосновению человеческих рук. Этот вид контакта он постигал впервые. Огромные, умные глаза заглянули в мои, как в БЕЗДНУ…

- А я….забыл, что фамильярность может быть так приятна! – сказал удивленный взгляд кота.
- Может!  – вздохнула я. – Любая сущность может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус.
- Вот только не умничай! – отвернулся Потти. – Женщина и философия – вещи не совместимые.
 
Я развернула салфетку, на которой лежал кусок курицы. И опять, умный и удивленный взгляд… Потти не кинулся на курицу, как следовало ожидать от дикого кота. Аккуратно, тряхнув ушами, он принялся за угощение. «Ну что с тобой делать, женщина?  –  было написано на его морде. – Откажись я, ты ведь обидишься!» Закончив с основным куском, он аккуратно подобрал все крошечки. Встал, потянулся всем телом и опять уселся рядом. Я не переставала удивляться размерам зверюги!  Это, был, в сущности, и не кот в бытовом, человеческом понимании. Объемом зверь походил на рысь средних размеров. Плотная шелковистая шерсть, мощные лапы, крупная, красивая морда. Эта морда начала медленно изучать меня. Холодная мочка носа методично исследовала мои пальцы, ладонь, запястье. Сантиметр за сантиметром зверь изучал меня, как астронавт неизведанную планету. Время от времени поднимал на меня свои умные глазищи, словно желал зафиксировать внутри себя соответствие моего запаха и облика. Я боялась шелохнуться и старалась дышать тихо и ровно. Мне хотелось,  как можно полнее прожить момент ИСТИННОГО доверия дикого зверя человеку…  О-о-о, как ДАВНО я не чувствовала себя ЖИВОЙ в ТАКОЙ  степени! Каждое прикосновение зверя наполняло меня ощущением реальности. Я жила в ней, я была ей рада… Я БЫЛА… ЖИВОЙ!!!

-Ну, надо же! – пробормотал Потти. – Ты прошла через огонь и время,… а все также пахнешь… вересковым медом!...
- Что??? – я одним движением развернулась к коту. – ЧТО… Что ты сказал???... Вот только что!!!
Кот замер. Замер ТАК, как будто в нем остановилось сердце! Огромными, не мигающими глазами он смотрел мне в лицо ТАК, как СМОТРЯТ ЛЮДИ…. Но не звери! С его глазами происходило что-то странное…  В них метался… огонь! Огни на водной глади моря были спокойными, а в его глазах огонь метался… метался из стороны в сторону, словно…словно что-то горело на ветру… КОСТЕР!!!
- У… у тебя в глазах, отражается… КОСТЕР! – сказала я  одними губами, и не  почувствовала  их. – Потти, ГДЕ ты видишь костер…ГДЕ?..
 
Кот вздохнул и одним движением исчез в темноте. Как растворился…
Всю ставшуюся ночь я просидела на подоконнике одна. Кот не пришел.
Утром, хмурая и тревожная, я наткнулась на цветущего и благоухающего Лукаша.

- Завтракать мы будем не в Свети-Стефане! – сказал он радостно. – Надеюсь, обедать и ужинать тоже!
О, черт, черт меня возьми! У меня же сегодня вроде как свидание, подери его! А я забыла!
- А Вы ЗАБЫЛИ, верно? – сказал наблюдательный Лукаш. – М-м-м… а я этого не замечу и мы начнем все с начала! Хорошо!
- Да, конечно…я вот только забегу в номер и надену что-нибудь… повеселее! – говорю я и озираюсь по сторонам. – Лукаш, Вы Потти не видели?  Ну, кота вашего, знаменитого?
- Нет, это теперь уже ВАШ кот, а не наш! – хмыкнул Лукаш. – И появляется он только там, где ВЫ…
Договорить нам не дали. К нам подбежал один из официантов ресторана.
- Лукаш…у нас тут… прямо черт знает что! – сказал парень озабоченно. – Понимаешь, ВСЕ  в подсобке ресторана и на кухне перевернуто вверх дном!!!
Лукаш взял меня за руку, и мы понеслись в ресторан. Все трое. Сказать, что в подсобном помещении ресторана «все перевернуто» - не сказать НИЧЕГО…
- Понимаешь, Лукаш, все переколочено и рассыпано! – расстроено сказал парень- официант. – А..а ведь скоро обед и… Лукаш, ты лучше всех знаешь, что тут и где! И нам без тебя, ну НИКАК, понимаешь?!... И, главное, нет никаких следов от чьих-то ботинок! Полтергейст, какой-то!
Лукаш медленно поворачивает голову ко мне. Ой, как же мне не хочется встречаться с ним глазами!...
- Лели, Вы подумали о ТОМ ЖЕ, что и я? – говорит Лукаш спокойно. – Мне кажется, что этому «полтергейсту» Вы недавно… САМИ дали ИМЯ… или я ошибаюсь?
- А, если ошибаетесь? – говорю я. – Кошачьих-то следов тоже нет!
- Ну, да! – загадочно ухмыляется Лукаш. – Нет ни человечьих, ни кошачьих следов… и СВИДАНИЯ У НАС ТОЖЕ НЕТ! Вот ОСНОВНАЯ цель события!...
Голова у него варит, это бесспорно… черт подери!... 
- Давайте делом займемся! – предлагаю я. – До обеда еще 4 часа… Посмотрим, что можно спасти и как выкрутиться из ситуации.
 
А дальше… Толи расстроенная, толи обрадованная – я так и не поняла! – я крутилась вместе со всеми работниками ресторана, восстанавливая в нем разруху так прилежно, что никому из отдыхающих не пришлось похудеть во время обеда… и никому из сотрудников и в голову не пришел вопрос, а я-то что  делаю среди них?...
Есть не хотелось. Свидание рухнуло. Палило солнце.  Кота не было.
 

Я медленно побрела на пляж.  Отдыхающие, иностранные бездельники дружно уставились на меня, как на вышедшую из воды русалку.
 

- А гдье фашш котт? – игриво спросил, уже не первый день, обожающий меня издалека, немец.
- Когти точит! Моей маникюрной пилкой! – сказала я. – У него вечером серьезная охота!
- Ви, изумительный дефушка! – сказал немец. – Ви шутить? Или по серьезному?
- Шутить я! И очень серьезно! – сказала я.
 
Настроение было плохое и любезничать не хотелось. Я вошла в воду и медленно, следя за дыханием, поплыла к прибрежным буйкам. Не могу сказать, что уверенно чувствую себя в воде, но за буйками хорошо чувствовались струи холодного течения. Попадая в них, я почему-то в момент успокаивалась… Каждый раз, поймав холодную струю, я старалась ЛЕЧЬ на нее и слиться с ее течением…
На берег я вышла спокойная и медленно побрела к себе, в номер. На каменной террасе, среди художественных гениев, царил галдежь, «приправленный» внушительной батареей пустых бутылок из-под вина. Гениев на этот раз было пятеро и они что-то очень темпераментно обсуждали.
 

- О-о!!! – запел один из них, завидев меня. – Женщина, с Глазами Цвета Моря! И даже без охраны!  Ах-ах, как неосторожно!
- А, если мы Вас не выпустим с нашей террасы, пока не рассмотрим, ТАК, КАК ХОТИМ? – сказал плотоядно какой-то новый гений. Его я в прошлый раз не видела!
 
Похолодеть и заскрести на душе у меня НЕ УСПЕЛО… Около моих ног мягко скользнула выразительная тень и уселась впереди меня. Гении замерли.
 
- Откуда ОН взялся? – просипел гений в панаме. – Она ведь его не звала…
- Ребята, давайте УЖЕ подружимся ОКОНЧАТЕЛЬНО! – сказала я с нажимом. – Понимаете, родные мои… ведь не только вы мне, но и я вам могу здорово ПОДПОРТИТЬ жизнь!
- Это как же, например! – хрюкнул гений с пивным брюшком.
- Ну, например... Твоя жена ЗНАЕТ, что ты… ну этак, минут 40 назад, трахался с горничной Терезой,  в 35 номере, когда она его, якобы, «убирала»? – спросила его я.
Лицо гения покрылось испариной.
- К-кто…тебе с-сказал? Кто? – простонал он.
- КОТ! – сказала я спокойно. – От тебя до сих пор пахнет ЕЕ трусами! А он же ЗВЕРЬ, понимаешь? У него же обоняние не как у людей!
На художественной террасе воцарилась мертвая тишина.
- Ты, что… можешь…раз-го-ва-ри-вать с… котами? – еле шевеля губами, спросил гений в панаме.
- Могу! – сказала я. –  У каждого свои таланты! Ты вот, например, хорошо  «рисуешь» фальшивые документы и получаешь за это не плохие деньги. Мне Потти сказал! Но, мы же с ним молчим об этом!
«Живописная» пятерка скисла и притихла. Потти, не мигающими глазами смотрел на горе-донжуанов и тихо постукивал хвостом по каменным плитам…
- Ну, что, ребята? – сказала я. – Мне продолжать? Про каждого из вас?
- Таких,  КАК ТЫ,  раньше сжигали на костре! – медленно сказал гений, тот который хотел меня рассмотреть так, «как хотел».
- Знаю! – сказала я. – Я уже «проходила» через ЭТО…
Я почувствовала, как мощное тело Потти дрогнуло ВСЕМ, от кончиков ушей до кончика хвоста…
- Меня сожгли в 14 веке, в Англии, в маленьком местечке, под Ковентри! – просто сказала я. – Сожгли за то, что я знала, ЧЕМ остановить развитие чахотки и как лечить сифилис.
Терраса молчала, как зарезанная!
- Сначала,  мне дали возможность,  вылечить  настоятеля  мужского монастыря  от «срамной»  болезни, а потом объявили, что  я  ведьма! – продолжала я. –  Надо было уничтожить  свидетеля,  который ЗНАЛ, до какой степени ГРЕШНЫ, «непогрешимые» «слуги»  Господа,  решающие судьбы других  людей!
Терраса даже дышать забыла…
- Меня сожгли на костре! – сказала я. – И даже тот, кто ЛЮБИЛ МЕНЯ, не посмел возразить извергам в церковных сутанах! Так что, на молекулы, я уже РАСПАДАЛАСЬ, ребята… мне не страшно, А ВАМ???
Толстомордый гений, пойманный на неверности, начал мелко икать…
- Мне надо выпить! – сказал он отчаянно. – Мне надо КРЕПКО выпить! Или у меня сейчас распадутся мозги на молекулы!
- Голова у тебя треснет от того, что уже давно пора принимать дозу инсулина! – сказала я. – Ты время ПРОСРОЧИЛ…
- Ты и об ЭТОМ знаешь??? Уберите от меня ЭТУ Ведьму!!! – почти зарыдал толстомордый. – Слушай, ну прости ты нас, ну выпили мы тут и…. и ты, такая, ни на кого не похожая…Ну, просто же хотели познакомиться и все!!!
- Вот и познакомились! – сказала я. – Не надо меня трогать, ребята! Поверьте мне, НЕ С ВАМИ  у меня здесь назначена ВСТРЕЧА… Просто ПОВЕРЬТЕ мне!
Мы с котом начали медленно подниматься по каменным ступенькам. 
- Ты все-таки…ВСПОМНИЛА? – тихо сказал Потти. – Как я этого БОЯЛСЯ…
- А разве ты НЕ ХОТЕЛ, чтобы я вспомнила? – я повернула ключ в замке номера и оглянулась.
Кота не было…




Я заболела. Я это поняла, как только открыла глаза. В моем теле ничто не дружило ни с чем… Стоило только пошевелиться, как я вся покрывалась липким потом и пространство начинало качаться перед глазами… Заболеть в Черногории, где у меня нет ни одного знакомого человека, не говоря уже о родных… да-а-а, не слабый поворот событий!
Местный доктор покрутился около меня, сказал, что надо полежать и поспешил меня выпроводить. По той поспешности, с какой он это сделал, я поняла, что он ПРОСТО НЕ ЗНАЕТ, что со мной делать…  Идти в номер отеля не хотелось. Не знаю почему, но я побрела на «пятачок», на котором всегда крутились таксисты… Еще издалека с увидела ЕГО! Среди темноволосых таксистов-албанцев, он выделялся сразу. Стоял и смотрел на меня. Высокий, молодой мужчина в белой рубашке и светлых джинсах. Думаю, что я не шла, а ползла, медленно ставя ноги на землю, для уверенности… Он вышел мне на встречу.

- Я Вас отвезу, куда скажете! – сказал он и улыбнулся. – Меня зовут Душан.
- Я Вам сейчас скажу, что мне все равно, куда ехать, и Вы вышвырнете меня из машины! – сказала я. – Но, понимаете….  мне, правда, ВСЕ РАВНО…
- Вы плохо себя чувствуете? – очень серьезно спросил Душан. У него были удивительные глаза, серые с золотистым отливом… я не видела таких глаз ни разу!
Я кивнула головой.
- Но самое смешное, что я не смогу даже сказать, ЧТО у меня болит! – горько усмехнулась я. – Просто плохо и все!...
Я даже не заметила, что мы уже едем. Душан поймал мой взгляд.
- Я везу Вас в Будву, не волнуйтесь! – сказал он. – Там, в старом городе есть аптека, а работают там друзья моих родителей! Я Вас не обманываю! Просто доверьтесь мне!
И я закрыла глаза. В принципе, какая разница, где умереть, а Москве или в Будве…
Глаза я открыла, когда машина остановилась, и меня кто-то тронул за плечо.
- Мы приехали! – тихо сказал Душан. – Я Вам помогу…
Старая Будва – это тоже морской город-крепость, красивая, ухоженная, как театральные декорации. Хорошо, что до него не дошла югославская война!
- Конечно, хорошо! – сказала черноволосая женщина, усаживая меня на диванчик.
- Я сказала ЭТО вслух? – удивилась я.
- Да! – улыбнулась она и быстро заговорила с Душаном на итальянском языке. 
- А почему вы не говорите по-сербски? – спросила я.
- Марина – итальянка! –  присев передо мной, улыбнулся Душан – Она – жена Милона. Он доктор. Сейчас она будет колдовать над Вами, вместе с ним.
 
Если и есть понятие «руки доктора», то у Милона были именно такие руки! Меня слушали, смотрели, трогали…зажгли спиртовку, что-то в чем-то растворили и попросили выпить. Два укола в руку были сделаны незаметно и бережно. Маленькая аптека плыла перед моими глазами, как в тумане и качалась, как палуба корабля… Я вдруг начала медленно истекать потом, как в бане. Какой, наверное, у меня отвратительный видок сейчас, подумала я… Как будто не моими ногами, я выхожу на улицу и удивляюсь… Надо же, похоже, сегодня у всей Будвы, день большой стирки!… По всему городу развешаны чисто-пречисто выстиранные простыни… они полощутся на ветру и о чем-то разговаривают между собой…
- У нее сильный жар! – говорит Марина.
 
Да, мне не хватает воздуха! Я подставляю пылающее лицо под мокрые простыни, стараясь вдохнуть этот пронзительный запах чистоты…Простыни полощутся на ветру и постоянно о чем-то шепчутся… как громко!... мне опять ставят укол, но мне все равно!... Я уже так давно торчу у этих людей, я им никто, я им надоела, наверное, мне надо как-то добраться… а куда добраться?... ну, куда ты собралась?... ведь это коридор, где есть только БИНАРНЫЕ отношения, понимаешь?... это что, мне шепчет одна из простыней???... с ума сойти, думаю я!...огромный порыв ветра бросает мне в лицо мокрое, простынное полотно… я вдыхаю запах чистоты, нагретой солнцем…и падаю в СОН, как в ОБМОРОК! Все!!!!....
Глаза я открываю медленно, медленно… Уже наступил вечер. Подушка под моей головой мокрая. А я сухая и живая. В дверях появляется Душан. Внимательно смотрит на меня.

- Я… не умерла? – прохрипела я.
Душан улыбается и мотает головой – нет-нет, не умерла…
- Боже… мне же надо… - я сажусь одним махом на диванчике и чувствую, как медленно закачалась аптека…
- Лели, я отвезу тебя в Свети-Стефан! Только не торопись! Тебе нельзя делать резких движений! – говорит Душан.
- А откуда ты знаешь, как меня зовут? – спрашиваю я.
- Вы сами сказали! Когда у Вас была высокая температура! – сказала Марина. – А сейчас надо выпить бульон и несколько дней просто полежать!
Марина протягивает мне чашку с бульоном.
- Слушай, Душан, сколько я должна твоим друзьям? – хриплю я. – Они же целый день со мной возились…
- Мы с Мариной приехали оттуда, где была НАСТОЯЩАЯ ВОЙНА! – сказал, вошедший Милон. – Мы не выжили бы, если бы за все расплачивались деньгами… Нас, вот так же, как Вас Душан, спасли ЕГО родители! Я не знаю, кто Вы, но Вас хотел спасти Душан… этого для нас достаточно!...
Всю обратную дорогу я продремала. Из машины выползла медленно, как улитка из раковины…
- Хорошо на ногах стоишь? – тихо спросил он.
- По крайней мере… ЗЕМЛЮ ЧУВСТВУЮ… - хриплю я. – КТО ТЫ???
Душан смотрит на меня в упор. В его чудесных глазах… начинает отражаться …ПЛАМЯ БОЛЬШОГО КОСТРА… Я чувствую, как воздух становится густым и вязким…
- Лели, ты же ВИДИШЬ ТО, что не видят другие! – говорит он тихо. – Иди! Я хочу видеть, что ты дошла до отеля!
Я тихо поковыляла к отелю. Безумно, БЕЗУМНО хотелось обернуться,… но я боялась!
- Я тот, кто будет ВСЕГДА РЯДОМ… - сказал голос из темноты.



В номере, я немного постояла под теплым душем и заползла под одеяло. Ну, на сегодня приключений хватит, решила я…Все, спать! Я с радостью чувствовала, как проваливаюсь в сон… Давно мне не снились ЦВЕТНЫЕ сны! Только очень, очень жарко… Солнце жарит немилосердно, я все иду и иду, не знаю куда, но упорно иду, как будто от этого, что-то зависит в моей жизни… Тело ломит, но двигается, вот только я не чувствую свою правую руку… Хочу ей поправить что-то, намотанное у меня на голове, но не могу поднять руку… никак не могу… Я заставляю себя открыть глаза. Это, оказывается, невероятно трудно сделать! Веки, каждое весом  со створку огромной двери, медленно, медленно поднимаются… Рядом со мной спит Потти! Кот вытянулся во сне во весь свой рост и, оказывается, он в длину больше, чем половина меня… Его морда, громадных размеров, лежит на моей правой руке…

- Потя, ты мне руку отлежал… - просипела я. – Поть, мне жарко…
Кот не открыл глаз. Всем своим мощным телом, он легко перевернулся на другой бок, положил свою морду мне на живот и вытянул  на мне свои лапы…

- М-м-м… прости, Лели! – прошептал он, не открывая глаз. – Сейчас будет хорошо… пойдет дождь…спи, родная!...
И я мгновенно проваливаюсь в сон!... Но, какой хороший сон! Огромное поле, куда не посмотри, цветет лиловым вереском… деловито снуют туда-сюда пчелы… травы тихо колышутся под порывами ветерка…еле-еле на горизонте угадывается радуга…солнце мягко греет и накрапывает мелкий дождик… «слепой» дождик!... почему «слепой»?... ну, как же!...он же не видит солнца, а значит он «слепой» дождик… а кому я отвечаю?... кто со мной разговаривает?... а, может, и правда, это не важно… я подставляю свое лицо под солнечный дождик и дышу, дышу, дышу…легко и свободно!...  как тонко и нежно пахнет вереск!... я дышу, дышу… похоже, я выздоравливаю?... я вдыхаю влажный запах своей руки… она пахнет вересковым медом… я выздоравливаю…да?..
- Конечно! – говорит спокойный голос. – СПИ, РОДНАЯ!
И я проваливаюсь еще дальше, в глубокий, как колодец, СОН…



Просыпаюсь я от тихого стука в дверь. Потти открывает глаза мгновенно, как будто не спал вообще.
- Это Лукаш! – говорит кот. – Принес тебе бульон, который сварила Нина, женщина с которой он живет. Она знала, что он понесет бульон тебе… и все равно сварила!
Я сползаю с кровати и, даже не бросив взгляд в зеркало, ковыляю к двери.
- Вы… О! Вас за сутки СТАЛО на треть меньше! – Лукаш, и правда, изумлен. -  Я Вам принес бульон! Думаю, он Вам не помешает.
- Лукаш, скажите Нине огромное спасибо за бульон, но у меня нет аппетита! – говорю я.
Лукаш меняется в лице, но глаз не прячет.
- Как я понимаю, Вам это сказал Ваш кот? – в голосе и ирония и горечь одновременно.
- Именно! Кот! – говорю я. – ЧТО Вам от меня нужно, Лукаш?
Лукаш медленно выливает бульон на соседнюю, с моим крылечком, клумбу…
- А, допустить простой факт, что Вы мне ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нравитесь, Ваш кот НЕ МОЖЕТ? – говорит Лукаш.
- Может! И я тоже! – говорю я. – Только зачем, при этом, обижать Нину?
- Нина знает, что я ее не люблю! – говорит спокойно Лукаш. – Я этого никогда не скрывал. Мы просто живем вместе и все. Так поступают тысячи людей… Я просто «устроил» свою жизнь, так говорят…
- Жизнь не возможно «устроить», если хотя бы один из двух, НЕ НАДЕЕТСЯ на большее! – говорю я. – Значит, Вы умеете просто ПОЛЬЗОВАТЬСЯ людьми! Но, тогда, что Вы ищите у сумасшедшей бабы, умеющей разговаривать с кошками? Меня-то, Вы каким образом собираетесь «использовать»? Я Вам должна… что, сейфы помочь взламывать или доставать «нужную» информацию на людей для шантажа?
Лукаш смотрит на меня. Смотрит серьезно и грустно. Потом начинает тихо и горько смеяться…
- Ах, Лели-Лели! – говорит он. – Ты могла бы…  только пальцем … Но ты предпочла – и кого!!! – дикого, помоечного КОТА!!!... Ну, КАК тебя ПОСТИЧЬ, женщина…?? 
Лукаш закрывает лицо руками и продолжает смеяться.
- Ведь расскажи кому, никто НЕ ПОВЕРИТ! – говорит он.
- А ты расскажи! И вместе посмейтесь за бутылкой пива!!! – говорю я и закрываю дверь.
Я возвращаюсь в комнату на вполне крепких ногах. 
- Ты не поверишь! – говорю я коту. – Но я есть хочу!
 
Но в комнате было пусто…
В ресторан я не побежала, а трусцой двинулась к стоянке таксистов. Меня узнали, меня запомнили, но…Душана НЕ ЗНАЛ НИКТО! Точнее Душан был, но это был НЕ МОЙ Душан…
В Будву я влетела так, как человек, проспавший на работу! Старый город-крепость не велик и заблудиться в нем, просто невозможно… Я хотела влететь в аптеку, обнять Марину и затанцевать перед Милоном, и сказать, что они – волшебники, и что я, наверное, не очень плохой человек, если мне судьба посылает таких защитников и покровителей, как они… но, аптеки НИГДЕ НЕ БЫЛО…!!! Оглушенная фактом и окончательно обалдевшая от самой себя, я вернулась к главному входу в город-крепость… Так! Спокойно! У меня топографический идиотизм, это точно, я это знаю, но у меня отменная интуиция! Я прикрыла  глаза и медленно пошла по маленьким улочкам, таким красивым и уютным, что щемило душу… Я просто «легла»  на маршрут,  который мне «прокладывала»  интуиция… вот, поворот, точно!!!...  сейчас, будет маленький  кусочек улочки… а, за поворотом, на лево будет… у меня бешено заколотилось сердце!... вот он поворот и… я упираюсь в… стену жилого дома!... АПТЕКИ НЕ БЫЛО!!!!... У меня такой вид, что прохожие невольно оборачиваются на меня… Похолодевшими пальцами левой руки, я провожу по правой руке… Да нет, же!!! Вот они, ВОТ!!! Следы от уколов, которые мне делал Милон, ВОТ!!! Прошли только сутки и они еще не успели зажить… Или?... Или…ЧТО???.... Следы от уколов ЕСТЬ, а…  а, АПТЕКИ НЕТ!!!!....
Нет, мне точно НАДО ВЫПИТЬ, как сказал, напуганный мной, один из художественных гениев… или может прямиком к психиатру?
Я долго рассуждала на эту тему в маленьком ресторанчике, ковыряя салат в тарелке. Но, потом решила, что уж, если и сходить с ума, то лучше по месту жительства… то есть в Москве.

Ехать в Свети-Стефан не хотелось. Но, больше-то и ехать было некуда… Я зашла в свой, притихший номер, постояла под струями душа и, не включая света, залезла на подоконник, подобрав под себя ноги.

Потти появился неоткуда. Легко и просто устроился рядом и потерся мордой о мое колено…
- Не осложняй себе жизнь! – сказал он. – Бегать за ПРОШЛЫМ –  НЕ ТВОЯ МИССИЯ…
Я молчала. 
- Нам так немного осталось… побыть вместе! – сказал кот – Давай просто побудем вместе!
Кот заглянул мне в глаза, как в душу… А я сделала то, что давно хотела – притянула к себе его морду за уши и поцеловала его в нос, между глаз! 
И до моего отъезда, мы с Потти везде, круглые сутки были вместе… Никто не посмел нам помешать!...


Я со страхом думала о том, как буду прощаться с котом. Но, в день отъезда, он куда-то пропал…  Я собирала вещи, с кем-то разговаривала, кому-то улыбалась, роняла и поднимала что-то, и опять роняла… и понимала, что очень, ОЧЕНЬ, хочу плакать…
Ожидая автобуса, я с кем-то, о чем-то разговаривала из нашей группы отъезжающих, и все время вертела головой по сторонам… Я понимала, как глупы мои ожидания, ведь Потти не будет прощаться со мной на глазах у всех… потому, что я бы не стала ЭТОГО ДЕЛАТЬ!... Все просто!... Но… очень хотелось плакать!...

- Садитесь впереди! – улыбнулся мне водитель автобуса. – Я слышал о Вас… Хотел бы посмотреть на настоящую Ведьму… которая с кошками разговаривает!
Я задумчиво посмотрела на него.
- Как скажете! Спасибо! – сказала я.

Помню, что автобус медленно- медленно начал отъезжать от стоянки… все-все было, как в  замедленной съемке…автобус медленно выруливал на общую автостраду, в которую «вливалось» сразу несколько автомобильных дорог… на месте слияния этих дорог стояли остатки какого-то разрушенного памятника, а на них, как фигура сфинкса, сидел… ПОТТИ!... Его заметили все!   Взгляд кота нашел мои глаза, и… автобус так резко затормозил, что с полок полетело все, что могло полететь… Я закрыла глаза.
 
… И вдруг почувствовала запах костра! Глаза я открыла мгновенно… Много людей! Много. Они смотрят на меня. Почему? Почему они смотрят на меня?... Клубы дыма поднимаются снизу…сизого дыма…так пахнет горящий можжевельник… а, я-то откуда это знаю?... Я кого-то ищу глазами… я настойчиво ищу кого-то…но, взгляд натыкается на лысину толстого монаха, который смотрит на меня стеклянными глазами и читает молитву на латыни… Я сморю на монаха, он на меня.  Ничего, ничего кроме раздражения, не написано у него в глазах…
- Молись! – говорит он мне.
Но я просто СМОТРЮ на него… 
- Молись, Ведьма! – кричит раздраженно монах. Он зло смотрит на меня своими холодными, голубыми глазками… так вот, почему мне никогда особо не нравились мужчины с голубыми глазами!.. ведь действительно же…, никогда не нравились!!!...
- Молись, сука! – визжит монах. – Ты на костре, Ведьма!
Между нами стелятся клубы сизого дыма…
- Тебя раздражает, что тебе СТРАШНО, а мне НЕТ? – говорю я и смотрю на него. 
- Она ТОЧНО Ведьма!!! – говорит монах одними губами.
- Нет! Я не ведьма! И вы все это ЗНАЕТЕ! – говорю я. – Вы не можете мне простить, что я ЗНАЮ ТО, чего МНОГИЕ НЕ ЗНАЮТ! 
Я выхватываю взглядом  из толпы высокую фигуру, всю закрытую, с ног до головы. Сердце начинает бешено колотиться…
- Эй, ты!!! – кричу я и кашляю. – Ты же знаешь, что я это ТЕБЕ говорю!
Лысый монах с глазами-льдинами замирает с открытым ртом.
- Надо ей было рот завязать!!! Гадина!!! – раздраженно визжит лысый монах.
- Эй, ты!… Монах! – кричу я громко. – ПОКАЖИ СВОЕ ЛИЦО!!!
Но закутанная фигура не двигается. Огонь подбирается к ногам…
- Монах, у меня НЕТ ВРЕМЕНИ! – кричу я. – ПОКАЖИ МНЕ СВОЕ ЛИЦО!!!
 
Молчат все…
- Ты все равно меня СЛЫШИШЬ! – кричу я. – Знай, Монах, я вернусь в МИР ЛЮДЕЙ такой же женщиной, как и уйду из него! А тот, кто ПРОДАЛ любовь ради ДОГМЫ, будет ОБРЕЧЕН…. ВОЗВРАЩАТЬСЯ В МИР ЛЮДЕЙ…ТОЛЬКО ЗВЕРЕМ!!!
Я больше ничего не слышу. Я начинаю ГОРЕТЬ… И только, когда порыв ветра разносит гарь перед моим лицом, я начинаю ВИДЕТЬ… как медленно-медленно поднимается голова у закутанного монаха, и из-под капюшона на меня смотрят…чудесные, серые глаза с золотистым отливом… из которых, капают слезы…. Я не хочу ЭТО видеть и ВХОЖУ В ОГОНЬ…
- Эй, эй, мадам, с Вами все в порядке? – тревожно говорит водитель автобуса. –  Простите, что так затормозил! Сам не понимаю ничего!!! Послушайте, пожалуйста, пересядьте, куда-нибудь вглубь автобуса! Пожалуйста! Что-то я нервничаю, рядом с Вами… Да и движение сегодня… какое-то неспокойное!
Я послушно пересаживаюсь. Автобус благополучно доехал до аэропорта. Самолет благополучно приземлился в Москве. Меня вернули… «НА КРУГИ СВОЯ…».


Холодным, осенним вечером я иду к метро, в Новых Черемушках… Иду с тренировки, иду, вымотанная до предела. Час в тренажерном зале, час в бассейне и еще час на боксерском ринге, где я себе разбила костяшки левой руки, неудачным ударом… Я двигаюсь, работаю, разговариваю, меня несет куда-то по инерции, но… внутри меня ПУСТО, как в брошенном доме. ИМИТАЦИЯ ЖИЗНИ никогда не заменит НАСТОЯЩУЮ ЖИЗНЬ… Простейшая истина, которую ни обогнешь, ни объедешь!
Я вытаскиваю из перчатки разбитую руку, дую на нее. Клубы пара от моего дыхания вдруг напоминают мне клубы сизого дыма костра,… на котором я сгорела! Хм-м… Попробуй, расскажи об этом кому-нибудь…! Теплые-теплые слезы капают на разбитую руку, напоминая мне теплый-теплый язык Потти, лижущий мне пальцы…
Если ты вышел из тени веков, Монах, значит, не просто ТАК!… Значит, впереди у меня большие потери и большая проверка на прочность…  Ты меня ПРЕДУПРЕДИЛ и дал знать, что будешь рядом… Меня это особо не пугает, вот только…. Я поднимаю плачущие глаза к ясному и звездному небу…  Ну, где же ты?... где же ты, ЗВЕРЬ!??....
Стремительно шел к концу 2004-й год….



осень 2011
 

► ПОТТИ-2... У кошки семь жизней...

 

►Мои психологические зарисовки и не только...

 

 

30.11.2011

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail: