Город 21 Века




Экономика



 







Экономические прогнозы как отрасль астрологии

Автор: Валентин Катасонов
Источник: Фонд стратегической культуры



Экономические прогнозы как отрасль астрологии

Начало

Финансовый гений Джон Богл: «Не верьте цифрам!»

Если Джон Кеннет Гэлбрейт, выступивший под конец жизни в роли экономического «диссидента», большую часть этой жизни трудился на научной ниве, то ещё один американский диссидент далёк от академической науки. Он практик. Его зовут Джон Богл – инвестор, человек-легенда, основатель и бывший генеральный директор The Vanguard Group, одной из трех-четырёх крупнейших в мире инвестиционных компаний, управляющей активами в несколько триллионов долларов. Пионер в области фондов взаимных инвестиций, специалист по малозатратному инвестированию. В 1999 г. журнал Fortune назвал его одним из четырёх «гигантов инвестиций» ХХ века.

В 2004-м Time включил Богла в список «100 самых влиятельных людей в мире». Богл далеко не молод – в наступившем 2017 году ему должно исполниться 88 лет. Когда ему уже шёл девятый десяток, он выпустил книгу под названием: «Не верьте цифрам! Размышления о заблуждениях инвесторов, капитализме, «взаимных» фондах, индексном инвестировании, предпринимательстве, идеализме и героях»(John C. Bogle. Don't Count on It!: Reflections on Investment Illusions, Capitalism, "Mutual" Funds, Indexing, Entrepreneurship, Idealism, and Heroes. John Wiley & Sons, 2010). В этой книге «гигант инвестиций» показывает, что вся так называемая экономическая наука с её математическими моделями - блеф и не безобидный; такая математика трезвому инвестору не помогает, а заморачивает голову.

Богл вспоминает время своего обучения на экономическом факультете Принстона в конце 1940-х годов: «В те давние времена экономика была очень концептуальной и традиционной. Наши исследования включали элементы экономической теории и философской мысли, начиная с великих философов XVIII столетия – Адама Смита, Джона Стюарта Милля, Джона Мейнарда Кейнса и т. п. Количественный анализ по сегодняшним меркам как таковой отсутствовал… но с приходом персональных компьютеров и началом информационной эры числа стали безоглядно верховодить и править экономикой. То, что нельзя подсчитать, кажется, не имеет значения. Я не согласен с этим и присоединяюсь к мнению Альберта Эйнштейна: "Не все, что может быть подсчитано, имеет значение, и не все, что имеет значение, может быть подсчитано"».

На основании десятков примеров из собственной практической деятельности Богл формулирует общий вывод: «Моя главная мысль такова, что сегодня в нашем обществе, в экономике и в финансах мы слишком доверяем числам. Числа – это не реальность. В лучшем случае они – бледное отражение реальности, в худшем случае – грубое искажение тех реалий, которые мы пытаемся измерить». Вот ещё одно его сенсационное признание: «Поскольку существует всего две фундаментальные причины, объясняющие доходность акций, требуются лишь элементарное сложение и вычитание, чтобы увидеть, как они формируют инвестиционный опыт».

Богл хорошо знает, как ушлые ребята из банков Уолл-стрит делают экономические прогнозы. Они просто экстраполируют существующие тренды в будущее и представляют эту цифровую мешанину в виде докладов на сотни страниц. В результате всегда «пропускают» кризисы. Богл это показал на примере кризисов 1999-2000 гг. и 2007-2009 гг. «Насколько вообще разумно надеяться на то, что в будущем фондовый рынок будет копировать свое поведение в прошлом? Даже не надейтесь!» - заключает финансовый гений. «Каждый день я вижу числа, которые лгут если и не откровенно, то грубо» - эти слова Богла произвели в своё время на Уолл-стрит настоящий шок.

Диссидент от экономики Джозеф Стиглиц

Из всех американских экономических бунтарей самым молодым, наверное, можно считать 74-летнего Джозефа Юджина Стиглица. Учился в Массачусетском технологическом институте, где получил степень доктора. Преподавал в университетах Кембриджа, Йеля, Дьюка, Стэнфорда, Оксфорда и Уинстона, ныне является профессором Колумбийского университета. В 1993-1995 годах входил в состав Экономического совета при президенте США Клинтоне. В 1995-1997 гг. занимал должность председателя Совета экономических консультантов при президенте США. В 1997-2000 гг. — вице-президент и шеф-экономист Всемирного банка. Лауреат Нобелевской премии по экономике (2001 год), полученной «за анализ рынков с несимметричной информацией».

Вскоре после получения Нобелевской премии Стиглиц стал жёстко критиковать политику МВФ в отношении развивающихся стран, подвергнув сомнению все догматы «Вашингтонского консенсуса». Примечательно, что на протяжении последних пятнадцати лет он выступает против либеральных реформ в России. Для Стиглица не существует политических предпочтений и авторитетов. В период правления Барака Обамы Стиглиц последовательно подвергал критике экономический курс этого президента, обращая внимание на то, что он способствует надуванию нового финансового пузыря и подготовке второй волны финансового кризиса. Едва успел Дональд Трамп победить в президентской гонке 2016 года, а Джозеф Стиглиц уже поставил под сомнение его амбициозную программу по созданию миллионов новых рабочих мест в Америке и доведению темпов экономического роста до 4 процентов в год.

В настоящее время Стиглиц выступает с критикой неограниченного рынка, монетаризма и неоклассической экономической школы вообще. Особый акцент в своей критике он делает на социальное неравенство, неизбежно порождаемое «рыночной экономикой». Лишь усиление экономической роли государства может если не решить, то по крайней мере ослабить остроту проблемы социальной поляризации общества. Стиглиц считает, что американская экономика на фоне других стран особенно ущербна и это неизбежно ведёт к уничтожению остатков американской демократии («Если экономика подобна здешней [американской. – В.К.], - говорит он, – … то превращение экономического неравенства в неравенство политическое почти неизбежно, особенно если и демократия подобна здешней… если деньгами определяется ход избирательных кампаний, лоббирование и т. д.»).

Мнение Джозефа Стиглица об экономистах, которые привыкли заниматься прогнозами, мало чем отличается от мнения Джона Богла. Такие «астрологи» с учёными степенями экономистов, не задумываясь, проецируют прошлые тенденции на будущее и неизменно попадают впросак.

Одной из причин прогностических провалов «профессиональных экономистов», по мнению Стиглица, является «гипотеза рационального экономического поведения». Иначе говоря, авторы прогнозов исходят из того, что все люди уже превратились в homo economicus, а они, к счастью, не таковы и никогда таковыми не станут. Тем не менее 99 процентов «астрологов» от экономики продолжают по-прежнему концентрировать внимание публики на десятых и сотых долях процента прироста ВВП в каком-нибудь далёком 2025 году.

Британский лорд об «учёных идиотах»

Последний из известных экономистов в нашей галерее диссидентов от экономики – Роберт Джейкоб Александр Скидельски, гражданин Великобритании русско-еврейского происхождения. Родился в Харбине в 1939 году в семье, эмигрировавшей в годы революции из России. Ныне – фигура очень заметная на Британских островах. Профессор политической экономии университета Уорик, член палаты лордов, член Британской академии. Автор известной трехтомной монографии о Джоне Мейнарде Кейнсе (Robert Jacob Alexander Skidelsky. John Maynard Keynes: in 3 vols. – New York: Viking Adult, 1983-2000).

В своей последней книге о Кейнсе «Кейнс: возвращение мастера» (Robert Skidelsky. Keynes: The Return of the Master. – L.: Allen Lane (UK) and Cambridge, MA: PublicAffairs, 2009) Роберт Скидельски высказал серьёзную озабоченность состоянием экономической науки и преподаванием экономических дисциплин в университетах Старого и Нового Света. Особенно его тревожит, что преподаванию математических дисциплин на экономических факультетах уделяется непропорционально много времени: «Бывает так, – пишет Скидельски, – что студенты экономических факультетов ведущих университетов Великобритании или США получают диплом с отличием, не прочтя ни строчки из Адама Смита или Маркса, Милля или Кейнса, Шумпетера или Хайека. Обычно они в ходе учебы также не успевают связать микро- и макроэкономический анализ с широким контекстом экономической науки, политической экономии и т.д… Никто не отрицает вклад математики и статистики в формирование строгого научного мышления… Вместе с тем современные учебные программы по экономике перегружены математическими дисциплинами, концептуальную ограниченность которых никто не осознает».

В последние дни 2016 года появилась статья Роберта Скидельски «Экономисты против экономики», которая сильно всколыхнула стоячее болото «профессиональных экономистов». В статье констатируется, что правительство Великобритании и Банк Англии находятся в полной растерянности. Никаких реальных способов выйти из той рецессии, в какую попала экономика после кризиса 2007-2009 гг., они не видят. Рецессию преодолеть не удаётся, а все признаки второй волны финансового кризиса уже налицо. Власти Великобритании бросаются то в монетаризм, то в кейнсианство, но толку нет. Экономический кризис в стране, утверждает Скидельски, по крайней мере отчасти порождён кризисом современной экономической науки и экономического образования. Автор протестует против «механистического» подхода к пониманию экономики: «Для экономистов любимым символом экономики является машина. Знаменитый американский экономист Ирвинг Фишер даже построил сложную гидравлическую машину с наносами и рычагами, которая позволяла ему визуально демонстрировать адаптацию равновесных цен на рынке к изменениям спроса и предложения. Если же вы уверены, что экономика работает как машина, то тогда вы, скорее всего, начнёте рассматривать экономические проблемы как математические проблемы». А поскольку экономика – не машина, а живые люди (к тому же не homo economicus), то чрезмерное увлечение будущих экономистов математикой в конечном счёте вредит - оно затрудняет понимание хозяйства как живого организма.

Как убеждён Роберт Скидельски, односторонний и очень узкий подход к подготовке экономистов в университетах становится главной угрозой экономическому благополучию общества: «Современные профессиональные экономисты не изучают практически ничего кроме экономики. Они даже не читают классические труды по своей собственной дисциплине. Об истории экономики они узнают, если это вообще происходит, из таблиц с данными. Философия, которая могла бы им объяснить ограниченность экономического метода, для них закрытая книга. Математика, требовательная и соблазнительная, полностью заслонила их интеллектуальные горизонты. Экономисты – это «учёные идиоты» (idiots savants) нашего времени».

 

 

08.01.2017

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

Добавить свой материал

  

 


Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку

Ваш e-mail:




Cайты телевизионных каналов и программ