Город 21 Века

Автомобиль и дорога: вопросы применения









Лишение водительских прав. Интервью Алексея Дмитриева в радиопередаче "Эхо Москвы" 12.10.2009 г.

Автор:
Источник: Город 495. Записная книжка москвича



ОЛЬГА БЫЧКОВА: Московское время 22.11. У микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер. Это программа "На что жалуемся?". Мы вместе с представителем Московского городского суда обсуждаем истории, которые доходят до суда, которые имеют значение, наверное, для каждого из нас. Истории, в которые попасть могут многие из нас, вот что важно. И нам, конечно, важно понимать, что думают, чем руководствуются, и как принимают решения люди, судьи, которые решают очень часто наши судьбы. Сегодня мы будем говорить о теме, может быть, не такой судьбоносной, но чрезвычайно важной, касающейся точно многих – лишение водительских прав. И о том, как именно судьи принимают решения по таким делам. Алексей Дмитриев - заместитель председателя Московского Городского Суда с нами в студии прямого эфира "Эха Москвы". Алексей Николаевич, добрый вечер Вам.

АЛЕКСЕЙ ДМИТРИЕВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Спасибо, что Вы пришли сюда так поздно. И я не могла, конечно, в этом эфире, ну, вот никак не могла обойтись без помощи моего коллеги Александра Пикуленко. Добрый вечер тебе

АЛЕКСАНДР ПИКУЛЕНКО: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Потому что ну с кем еще, как не с ним на "Эхе Москвы" обсуждать автомобильные и водительские проблемы. Спасибо, что ты пришел в такое неурочное для тебя время.

А. ПИКУЛЕНКО: Пожалуйста. А как мы будем обращаться к нашему гостю? По имени отчеству, или Ваша честь? Как полагается?

О. БЫЧКОВА: Это как тебе совесть подскажет.

А. ДМИТРИЕВ: А вот я думаю, что не надо "ваша честь", потому что я сейчас не при исполнении служебных обязанностей.

А. ПИКУЛЕНКО: Т.е. Вы еще не честь сейчас. Только Алексей Николаевич.

А. ДМИТРИЕВ: Ну, почему.

О. БЫЧКОВА: Значит, у нас есть, как обычно, номер для отправки смсок +7 985 970-45-45. У меня тут несколько страниц вопросов, которые прислали наши слушатели на сайт "Эхо Москвы" в интернете. Все они, абсолютно все. Там вообще нет ничего такого пустого, или не имеющего отношения к теме. Это все конкретные истории из жизни, и одни сплошные претензии, Алексей Николаевич, не хочу Вас огорчать. Сразу напомню, что у нас будет два информационных материала, которые подготовила для нас руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева. Один, послушаем, наверное, прямо сейчас для того, чтобы въехать в проблему, и понять, какая статистика существует в Москве по проблеме лишения родительских... Родительские у нас были две передачи назад. Сегодня водительские. Водительских прав…

А. ПИКУЛЕНКО: Тебе, как женщине, просто ближе родительские, чем водительские.

О. БЫЧКОВА: Ты, знаешь, оно, конечно, мне, как женщине ближе, но как человеку, мне водительские права, тоже…

А. ПИКУЛЕНКО: Дороже.

О. БЫЧКОВА: Не безразличны. Во второй половине программы у нас будет еще один материал Анны Усачевой, где рассказывается о некоторых конкретных историях, и о некоторых совершено конкретных дорожных ситуациях и судебных решениях. Итак, говорим в ближайший час о том, за что в Москве лишают водительских прав. Пишите нам, готовьтесь прямо сейчас. Слушаем материал Анны Усачевой.

АННА УСАЧЕВА: Превышение скорости, управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, отказ от медицинского освидетельствования, невыезд на встречную полосу, самые часто встречающиеся правонарушения в области дорожного движения. Основным законом, которым руководствуются судьи при рассмотрении этой категории дел, является кодекс об административных правонарушениях РФ. Согласно закону основная масса этих материалом поступает из органов ГИБДД в производство мировых судей. И только в отдельных случаях, когда, например, виновник ДТП скрылся с места аварии и по делу проводится административное расследование, материал рассматривает федеральный судья районного суда. В целом дела об административных правонарушениях составляют примерно пятую часть всех дел, рассматриваемых судьями Москвы. Согласно статистике, за последний год количество этих дел в районных судах увеличилось более чем на 80%, В первом полугодии 2009го года столичными судьями рассмотрено более 16 000 дел об административных правонарушениях. В то время как в первом полугодии 2008го года рассмотрено лишь более 8 000 таких дел. Количество рассматриваемых мировыми судьями дел об административных правонарушениях, в первом полугодии 2009го года, наоборот, уменьшилось на 9%. Так если в первом полугодии 20008го года ими было рассмотрено более 62000 дел, то в первом полугодии 2009го года более 57 000. В среднем же среди общего количества административных дел, рассмотренных столичными судьями, значительное количество связано с правонарушениями в области дорожного движения. В районных судах более четверти таких материалов. А в производстве мировых судей дел по правонарушениям в области дорожного движения более 70%. По результатам рассмотрения этой категории к административной ответственности в первом полугодии 2009го года привлечено более 20000 лиц. Рассматривая дела об административных правонарушениях в области дорожного движения, судебная практика идет по следующему пути. Показаниям инспекторов ГИБДД суд, конечно, доверяет чаще. Они должностные лица, находящиеся при исполнении служебных обязанностей. И несут серьезную ответственность за ложные показания. Однако, водитель, защищающий себя правовыми методами, вызывает у суда уважение. Несогласие с протоколом, выраженное письменной форме, обстоятельства совершения ДТП, подкрепленное показаниями своих свидетелей, активное участие в судебном заседании. Все это находит отражение в судебных постановлениях о прекращении производства по делу.

О. БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу "На что жалуемся?". Алексей Дмитриев, заместитель председателя Московского городско суда в студии прямого эфира "Эха Москвы". Ольга Бычкова и Александр Пикуленко. Итак, Вы слышали сейчас материал о том, какова статистика по Москве, касающаяся такого рода дел. Но я все-таки не поняла, пытаюсь понять. Может быть, Вы мне скажите, а может, и нет. А все-таки какое процентное соотношение, когда, например, ГИБДД обращается в суд с предложением лишить водителя прав, а суд говорит: нет, уважаемая ГИБДД ты не права. А водитель должен остаться при своих правах. Вот, по-вашему, если не по статистике, но, по крайней мере, по ощущениям, по представлениям Вашим.

А. ДМИТРИЕВ: Как юрист, я должен поправить и откорректировать Ваш вопрос. Дело в том, что ГИБДД в суд не обращается с предложением лишить прав. ГИБДД составляет протокол об административных правонарушениях, готовит другие материалы, которые прикладываются к этому протоколу в соответствии с требованиями закона. А судьи эти дела об административных правонарушениях рассматривают в тех случаях, когда такие дела поступают к ним, в том числе, и из ГИБДД. Но на сегодняшний день закон практически не содержит статей, где имеется альтернативное наказание в виде лишения права, которое назначается судьей, при возможности первичного рассмотрения дел сотрудниками ГИБДД. Есть статьи, где лишения права управления транспортными средствами является альтернативным наказанием. Таких, к сожалению, не большинство. Вопрос больше к законодателю, а не к нам.

О. БЫЧКОВА: Т.е. это значит, что?

А. ДМИТРИЕВ: И естественно, большинство дел, которые поступают в суды, они рассматриваются. Т.е. рассматриваются все дела. По большинству из этих дел выносится обвинительное постановление. Но я в этом никакой трагедии не вижу, и это нормальная практика в любой стране так и должно быть. Иначе мы бы сказали, что все, что поступает в суд, не обосновано. И та служба, которая это делает, она не работает, либо работает с другой стороны…

О. БЫЧКОВА: С другой стороны, все, что поступает в суд, тоже не может быть стопроцентно обосновано.

А. ДМИТРИЕВ: А у нас и нету 100%. У нас есть случаи, когда при рассмотрении дел, ну, я выразился "случай". Есть определенный процент, правильнее сказать. Когда при рассмотрении дел выносится постановление о прекращении этих дел. Но я просто для того, чтобы было понятно слушателям, скажу, что под термином "прекращение", предполагается оправдательное решение, потому что по закону постановление бывает двух видов. Обвинительное и тогда, когда человек не признается виновным. И во втором случае дело всегда прекращается, поэтому мы говорим о прекращении дел. Ну, основания для прекращения могут быть разные, конечно. В том числе и по сроку. Но понятие, реабилитирующее, не реабилитирующее основание для прекращения, как, скажем, в уголовном судопроизводстве, КоАП не предусматривает. И более того, Верховный суд сказал том, что за пределами срока давности вопрос о виновности обсуждаться не может. И мы исходим из этой позиции.

А. ПИКУЛЕНКО: Алексей Николаевич, часто приходится сталкиваться с такой проблемой. Сейчас идут массовые передачи мировым судьям дел о нарушении, например, скажем, выезда на встречную полосу. Ну, пример, когда в течение определенного времени несколько тысяч человек были лишены водительских удостоверений. Это сотрудники ГАИ сидели сзади под кирпичом, и принимали водителей. Вот такие вещи. Понятно, что массовые. Почему суд, например, автоматически лишает людей прав, когда приходят люди со свидетелями говорят, что это все неправильно. Очень часто не рассматриваются мировыми судьями мнения свидетелей. Очень часто мы получаем дела на выходе, где написано, что не доверять должностному лицу нет оснований. Не доверять автоинспектору нет оснований.

О. БЫЧКОВА: Можно я только для иллюстрации, извини, пожалуйста, приведу из того, что нам прислали люди. Но это малая толика того, что есть. Например, бухгалтер из Москвы пишет: "Почему слова инспектора ГАИ для суда всегда весомее реальных доказательств по делу. Меня лиши прав на 4 месяца. На суд никакого впечатления не произвели, ни фотографии перекрестков без разметки, ни отсутствие знаков, ни свидетельские показания. Все. Судья лишает прав, руководствуясь одним принципом: у суда нет оснований сомневаться в показаниях инспектора. А следующая инстанция то же самое". Например, вот еще пишет человек из Москвы. "Мировой судья проигнорировала мое объяснение, что по ГОСТу должны быть установлены дополнительные знаки, без которых знак "одностороннее движение" не читается водителем. Видимость знака ограничена. Судья основала обвинение только на моем объяснении в протоколе. Ну, должен ли судья собрать альтернативные доказательства" и т.д. "В зоне действия знака инспектор ГИБДД, - пишет человек из Екатеринбурга, - намерено указывает в проколе правонарушения, не соответствующие действительности места остановки водителя за превышение скорости. Фотография не рассматривается. Что дела…" И т.д. вот я Вас уверяю, все примеры, которые у меня тут есть на 3 страницах, они все такого рода практически. Суд не принимает во внимание те аргументы, которые пытается привести водитель.

А. ДМИТРИЕВ: Ну, меня не удивляют и такие вопросы, и такая позиция слушателей. Дело в том, что в любом деле, административном правонарушении есть две стороны. Они условны, безусловно. Извините за тавтологию. Почему условны? Потому что в уголовном судопроизводстве есть сторона обвинения. Это поддержание обвинения прокурором от имени государства, либо частный обвинитель. Т.е. обязательно есть лицо, которое высказывает формулировку обвинения и поддерживает это. Происходит это на протяжении всего процесса. В кодексе административных правонарушений обвинительной стороной выступает орган, который формулирует обвинения в проколе об административном правонарушении, описывая в нем события правонарушения. Т.е. он пишет фактически обстоятельства, ссылается на статьи законы, которые или там какого-то иного нормативного акта. И пишет ту статью кодекса об административных правонарушениях, либо иного закона, предусматривающего административную ответственность в данном конкретном случае. И естественно довольных тем, что кого-то признали виновным, наверное, не большинство. Смею заметить, что даже подавляющее меньшинство, если можно так выразиться. И в каких-то случаях, даже когда принимаются обоснованные решения, часто люди не согласны с этим, это субъективно. Так устроен человек. Я сейчас не буду говорить, что у нас не бывает судебных ошибок. Это было бы, наверное, неправильно и нечестно. Другой разговор, что процент таких ошибок не очень велик. Да, такая позиция, она расходится с общественным мнением, но это мнение, оно формируется, в том числе, и вот такими обиженными людьми, которые не всегда бывают правы в своем несогласии с признанием его виновным. И в том числе некоторыми средствами массовой информации, которые проталкивают через какие-то массовые издания такую позицию, что судьи сидят в засаде, что они под руководством сотрудников ГИБДД принимают решения, что им якобы даются какие-то указания и т.д. Ну, сами посудите, ну, как могут службы, в частности ГИБДД, оказать влияние или воздействие, или иным образом потребовать от судьи принять то, или иное решение.

О. БЫЧКОВА: Наверное, не могут. Но у судьи может быть установка такая изначальная.

А. ПИКУЛЕНКО: Да, у нас же есть, вертикаль у нас есть.

А. ДМИТРИЕВ: Я являюсь одним из судейских чиновников руководящего состава, хотя я сам непосредственно процессуальной деятельностью занимаюсь. Ну, уже естественно не в том объеме, а в том, который соответствует моему статусу, скажем так. Я могу Вас заверить, что вот таких указаний, в частности по делам об административных правонарушениях, ни я, ни мои коллеги не дают. Другой разговор, что есть понятие судебной практики. Но это совсем другое. Там не идет речь о том, как надо рассматривать конкретные дела. Судебная практика – это единообразное понимание толкования и применения закона. Потому что законы иногда, ну мы не будем скрывать, не очень корректно формулируют те или иные положения, которые вызывают какие-то сомнения, и мы же все равно должны отправлять правосудие и говорить о том, что закон плох, и поэтому мы судить не будем. Это неправильно.

А. ПИКУЛЕНКО: С другой стороны прекрасно, даже дошло до Верховного суда, когда у нас трактуется, скажем, поворот налево, разворот, как выезд на встречную полосу. И все равно до сих пор в административной практике, я вижу, что идет разговор о лишении прав, не принимая во внимание мировыми судьями все эти моменты.

А. ДМИТРИЕВ: Ну, поворот повороту рознь.

А. ПИКУЛЕНКО: Да. Но Вы знаете, что уже было, и разъяснил Верховный суд…

А. ДМИТРИЕВ: Ну, это было несколько лет назад. И, насколько мне известно, не идет вразрез…

А. ПИКУЛЕНКО: А практика такая до сих пор существует.

А. ДМИТРИЕВ: Нет, неправда. Другой разговор, представьте такую ситуацию. Два или три ряда, ну, полосы для движения называются. В одну стороны. В крайнем левом ряду стоят автомобили. Вернее, из этого ряда разрешено движение налево под стрелку. И она работает тогда, когда горит красный сигнал для всех остальных, двигающихся в попутном направлении. Но кто-то сознательно, бессознательно занимает этот ряд, когда ему надо ехать прямо. И когда загорается стрелка, тот человек, который стоит за ним, не ждет, пока ему представится возможность повернуть без нарушения правил, пересекая сплошную линию, а перед перекрестком все автомобилисты знают, всегда (НЕ РАЗБОРЧИВО) есть сплошная линия горизонтально-дорожной разметки. Он пересекает, выезжает на полосу встречного движения, подъезжает к границе перекрестка и там уже совершает поворот налево.

А. ПИКУЛЕНКО: Согласен.

А. ДМИТРИЕВ: Так вот в тот момент, когда он двигается за пределами перекрестка, мы не считаем соединенным с разворотом, поворотом, а мы считаем это движением по полосе встречного движения, и квалифицируется это по части 4й статьи 12.15. И кстати, Верховный суд такую же позицию занимает. Другой момент, связанный с поворотом. Пункт 8.6 правил дорожного движения, который предписывает водителям при совершении поворота, заканчивать таким образом, чтобы автомобиль не оказался на полосе, предназначенной для встречного движения. И некоторые считают, что раз он совершает поворот, то он не совершает административное правонарушение, предусмотренное 4й частью, а считает, что это действие надо квалифицировать по 3й части, как соединенное с поворотом.

А. ПИКУЛЕНКО: Да.

А. ДМИТРИЕВ: На самом деле это неверная позиция, потому что к моменту выезда на полосу встречного движения он свой поворот уже завершил. И в правилах говорится, что по завершении маневра он не должен оказаться на полосе.

А. ПИКУЛЕНКО: С этой трактовкой я согласен. Но ГАИ трактует как поворот налево, скажем, у нас во дворы, что не является выездом на встречную полосу, так и разворот в запрещенном месте. Я тут как раз принимаю во внимание, что все происходит в запрещенном месте. Но это все-таки не выезд на встречное место. Вот о чем хотел сказать.

А. ДМИТРИЕВ: Это третья часть статьи 12.15.

А. ПИКУЛЕНКО: Минуточку, когда мы поворачиваем налево…

О. БЫЧКОВА: Нет, не минуточку, прости, пожалуйста. 3 минуточки. Давайте маленькие новости на 3 минуты мы делаем перерыв, затем продолжим программу "На что жалуемся?" Алексей Дмитриев, зам. председателя Мосгорсуда у нас, мы говорим о лишении водительских прав.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу "На что жалуемся?" Ольга Бычкова, Александр Пикуленко в студии прямого эфира "Эхо Москвы". И наш гость зам. председателя Мосгорсуда Алексей Николаевич Дмитриев. Говорим о том, за что и почему, самое главное, лишают водительских прав. Вы начали обсуждать конкретную совершенно историю.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, это то, за что больше всего и лишаем. У нас есть два вопроса, вот с Алексеем Николаевичем мы это обсудили и тот же вопрос, когда объезд препятствий. У нас сейчас очень часть люди… город забит. Город, где ездить становится все сложнее и сложнее. И здесь подчас выстраиваются в несколько рядов машины на стоянке, человек пытается их объехать, выезжает на полосу встречного движения. Там в засаде, ну, есть такие места, где сидят сотрудники ДПС. И не принимают во внимание, что это объезд, т.е. это выезд на встречную полосу в связи с объездом. Больше ехать некуда. Вот здесь так же, Алексей Николаевич. Ведь закон, конечно, хорош и закон суров. Но есть момент. Но мы живем в этом городе.

О. БЫЧКОВА: А действительно, человек выезжает. Там никого нет в этот момент на встречной полосе. Он точно знает, что он проедет свои 2 метра…

А. ПИКУЛЕНКО: А тут стоит грузовик, который невозможно иначе объехать.

О. БЫЧКОВА: Там стоит пробка в пять рядов.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, пробка ладно, это уже нарушение. Но когда стоит препятствие, это уже даже не выезд на встречную полосу, это объезд. Но судьи Ваши, они всегда это трактуют, как выезд на встречную полосу.

О. БЫЧКОВА: Вместо того, чтобы сказать гаишнику: иди, разгребай дорогу…

А. ДМИТРИЕВ: Я обуреваем определенными чувствами.

О. БЫЧКОВА: Выразите их, пожалуйста.

А. ДМИТРИЕВ: Я пытаюсь это сейчас сделать. Просто так мозги соберу.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот судейским нас не жалко. Я вижу лицо Алексея Николаевича, товарищи слушатели, вот нас, водителей, им не жалко.

А. ДМИТРИЕВ: Я, между прочим, сам водитель с 31-летним стажем.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, у Вас есть презумпция невиновности всегда. Судейских не трогают.

А. ДМИТРИЕВ: Нет. Это не так называется.

А. ПИКУЛЕНКО: Извините, неприкосновенность.

А. ДМИТРИЕВ: Гарантия неприкосновенности, но это не значит, что судей нельзя привлекать. Есть случаи, когда привлекают.

А. ПИКУЛЕНКО: Я Вас умоляю.

А. ДМИТРИЕВ: Ну, не надо умолять, посмотрите статистику.

О. БЫЧКОВА: Ну, давайте про объезд.

А. ДМИТРИЕВ: Ну, уж ладно, предыдущий Ваш вопрос Вы мне не дали ответить…

А. ПИКУЛЕНКО: Нет, ну давайте ответим. Налево когда мы все-таки поворачиваем.

А. ДМИТРИЕВ: Когда поворачиваем налево часть 3я статьи 12.15, которая не поступает на рассмотрение в суды, это подведомственность органов ГИБДД должностных лиц. Там как раз говорится о выезде, связанном с поворотом, разворотом. Не очень понятно тогда ваше недоумение, почему Вы считаете тогда, что это не нарушение, если это прямо говорится в кодексе об административных правонарушениях.

А. ПИКУЛЕНКО: Нет, это нарушение, но нарушение, не являющееся выездом…

А. ДМИТРИЕВ: Верховный Суд давно высказал… Извините, как это не являющееся. Там пересечение. Откройте КоАП часть 3ю статьи 1215 и прочитайте диспозицию. Там написано: выезд на полосу, предназначенную для встречного движения в нарушение правил дорожного движения, соединенные с поворотом, разворотом, или объездом препятствия. Т.е. это выезд на полосу встречного движения. Это действие, которое наказуемо в административном порядке.

А. ПИКУЛЕНКО: Но не лишением прав.

А. ДМИТРИЕВ: Не лишением, да, в этом отношении, да. Это другая часть статьи.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот. А суды все равно по этой статье лишают прав.

А. ДМИТРИЕВ: Нет, по этой части прав не лишают, просто человек, который привлекается по 4й части, как выезд, не соединенный с разворотом в свою позицию излагает и говорит о том, что его выезд был сопряжен с этими условиями, которые позволяют квалифицировать его действия другой часть этой статьи. На самом деле у нас не единичный случай, когда мы соглашаемся с этой позицией, и переквалифицируем на ту статью, которая предусматривает наказание в виде штрафа. Только тут следует иметь в виду, что объезд стоящего на остановке…

А. ПИКУЛЕНКО: А вот это уже другой вопрос.

А. ДМИТРИЕВ: Автобуса, выгружающего пассажиров, не является объездом препятствия. Потому что автобус в данном случае участник дорожного движения, совершивший временную остановку. Объезд автомобиля, который стоит на сигнал светофора красный. Когда человеку надо повернуть на стрелку. Это вот пример, который приводил. Это не является объездом препятствия. Объезд автомобилей, стоящих в пробке с выездом на полосу встречную тоже не является объездом препятствия. Потому что пробка – эта состоит из участников дорожного движения. И в смысле, который предполагается той статьей, не является препятствием.

А. ПИКУЛЕНКО: Согласен. Но машина, брошенная в три ряда, которые сотрудники ДПС обязаны убрать, является препятствием.

А. ДМИТРИЕВ: Препятствие однозначно.

А. ПИКУЛЕНКО: Но мировые судьи трактуют по подаче сотрудников ДПС, как выезд на встречную полосу.

А. ДМИТРИЕВ: Ну, у нас с Вами разговор слепого с глухим.

А. ПИКУЛЕНКО: Да.

О. БЫЧКОВА: Давайте закончим и пойдем дальше. Потому что у нас остается уже не так много времени.

А. ДМИТРИЕВ: Я так понимаю, что тема очень животрепещущая. Я постараюсь очень коротко. Дело в том, что Вы излагаете, как абсолют, ту позицию, которую занимает человек.

А. ПИКУЛЕНКО: Да, ну я так и должен ее излагать. Я человек и водитель.

А. ДМИТРИЕВ: Правильно. А судьи тоже люди, и тоже бывают водителями. Но я о другом, дело в том, что при рассмотрении дела эта позиция просто не находит подтверждения в каких-то случаях. Может быть, даже и часто. Я специальной статистики не знаю, и мы ее и не ведем, кстати.

А. ПИКУЛЕНКО: В том-то и дело. Я искал эту статистику, и ее нет.

А. ДМИТРИЕВ: Нет, а у нас нет и необходимости в этом, чтобы ситуативно еще статистические какие-то данные вести. Мы тогда работать не будем. Пожалуй, наверное, и все.

О. БЫЧКОВА: Я хочу Вас вернуть к другой категории дел, проблем и самое главное конфликтов и источников недовольства главное людей, решениями судей. Потому что сейчас Вы обсуждали какие-то моменты, где могут быть разные трактовки одной и той же ситуации на основании одних и тех же правил дорожного движения. И есть другая категория историй, которую я как раз пыталась процитировать по вопросам наших слушателей. Когда возникает ситуация, когда недобросовестно сделана, например, разметка на дороге. И это очевидно, потому что ты приводил этот пример, совершенно верно, когда один человек поворачивает на встречную полосу. Это безобразие, безусловно, и так быть не должно. Но когда в этом месте один, второй, пятый, десятый…

А. ДМИТРИЕВ: У нас был случай, когда 2000 лишены прав.

О. БЫЧКОВА: И они все попадают в теплые объятия гаишников, значит, ну, не может быть такое количество подряд злостных преступных нарушителей. Так не бывает. Даже в нашем городе. Это значит, что проблема, видимо, в том, как поставлены знаки, как размечена дорога, как вообще организовано движение. Гаишники, гибддэшники вместо того, чтобы исправить эту ситуацию, они предполагают люди, и мы знаем, что действительно происходит так. Мы это имеем просто массу примеров на собственном опыте, они этим пользуются. А суд, вместо того, чтобы им сказать: друзья, идите, нарисуйте белые полосочки там, где это надо, на дороге, принимает решение, основываясь на показаниях ГИБДД против водителя. Который не виноват, может быть, он не хотел выезжать, он не хотел нарушать. Он добросовестный. Но ему так все нарисовали, что он не понял.

А. ДМИТРИЕВ: Ольга, ну, в Вашем вопросе на самом деле винегрет.

О. БЫЧКОВА: Нет.

А. ДМИТРИЕВ: Нет, самый настоящий, потому что Вы в одну кучу смешали все. Когда разметка нанесена так, что не нарушить невозможно, это один вопрос. Таких, кстати, случаев в моей практике встречались единицы. И мы, руководствуясь принципом презумпции невиновности как раз и ориентируем на то, что да далеко не надо ходить, вот Анна будет приводить пример когда, там как раз примерно такая ситуация и есть. Когда есть конкуренция между знаками и разметкой, или когда разметка не позволяет проехать без нарушения правил дорожного движения, мы говорим об отсутствии умысла на нарушение правила, соответственно и в данной ситуации нет состава административного правонарушения. Другой разговор, что очень часто бывает такая ситуация, когда меняется организация дорожного движения. Я сам, как водитель, попадал в такие ситуации, когда много лет ездишь по какому-то одному или нескольким маршрутам. Хорошо знаешь дорогу, и вдруг в один прекрасный момент ты обнаруживаешь, что ты заехал под знак, ну, тогда, когда уже поздно. Это вина водителя, а не того, кто этот знак повесил. Потому что рано или поздно… Ну само по себе изменение организации движения, наверное, согласитесь со мной, это не нонсенс. Зачастую это необходимо.

О. БЫЧКОВА: Приходится делать, но Вы говорите…

А. ДМИТРИЕВ: Когда он едет, он же обязан соблюдать правила и смотреть на знаки.

О. БЫЧКОВА: Разумеется.

А. ПИКУЛЕНКО: Но это не судейское дело, скажем так.

О. БЫЧКОВА: Это другая история, да.

А. ДМИТРИЕВ: Но и указания давать, чтобы поправили разметку, чтобы сотрудники ГИБДД несли службу не в этом месте, а в другом. И должны палочкой не направо махать, а налево. Это не судейское дело, извините.

О. БЫЧКОВА: Вы говорите, что в Вашей практике таких случаев, когда были нарушения не злонамеренные, но из-за плохой разметки, или знаков, единицы.

А. ДМИТРИЕВ: Немного, но были.

О. БЫЧКОВА: Я хочу сказать, что в моей практике ведения данной программы, вот сейчас сегодня, таких случаев, наверное, десятки люди приводят. Потому что у меня опять-таки вот эти три страницы, которые люди прислали на сайт и продолжает работать компьютер с смс сообщениями, где продолжают посылать ровно такие же истории. Опять-таки, ну, это не единицы. Это система.

А. ПИКУЛЕНКО: Причем мы бы не дошли никогда до выяснения отношений с судьями, если бы законодатель сейчас не установил трактовку законов именно такую. Ведь согласитесь, Алексей Николаевич, ведь раньше, ну, заехал под кирпич, было такое. До суда дело не доводилось, до лишения прав тоже. Ведь обратите внимание, что как только все это перешло на уровень лишения прав мировыми судьями, и сразу получились провокации со стороны ГАИ. Причем, меня больше всего оскорбляет то, что провокация со стороны ГАИ, я к этому привык. Это самый такой у нас ракообразный орган, который только операционным путем подлежит. И здесь судьи, которые поддерживают эту практику, как-то оскорбляют мое достоинство, как человека и гражданина. Потому что подчас я вижу очень много несправедливостей, именно, что принимаются документы судьями, и откровенно провокационные. И вот масса таких примеров у Ольги есть.

О. БЫЧКОВА: И доказать человеку ничего невозможно.

А. ПИКУЛЕНКО: Даже со свидетелями. Ну, просто не хотят принимать…

О. БЫЧКОВА: Даже с фотографиями.

А. ПИКУЛЕНКО: Я понимаю, что эмоционально, не по статье. Но я не юрист, я все-таки журналист.

А. ДМИТРИЕВ: Нормально. И, в конце концов, это интересный разговор. И мы для того и собрались, чтобы это обсудить. Просто акценты Вы расставляете по-хитрому. На самом деле конкретного примера, что вот там-то была такая ситуация, нету.

А. ПИКУЛЕНКО: Есть.

А. ДМИТРИЕВ: Есть масса обращений граждан, где они считают, что их неправильно привлекли. У меня, допустим, была ситуация с моим хорошим знакомым. Он мне звонит и говорит: слушай, меня лишили прав. Всю жизнь там ездил, и вместе со мной там остановили человек 50, повесили кирпич, и он там стоит, ловит. Я говорю: а ты чего не смотришь, куда едешь-то. Ну, чего я буду смотреть, я там всегда езжу. Ну, все 50 человек объединились в группу. Стали писать какие-то петиции. Считая, что их незаслуженно привлекли к ответственности. Я вполне допускаю, что, может быть, не во всех случаях, может быть, далеко не во всех, значительная часть, вот таких сообщений, которые Вы мне сейчас процитировали, так или иначе, схожа вот с такой ситуацией.

О. БЫЧКОВА: Тут понимаете, пафос, претензия наших слушателей, которые присылают примеры, не в том, что они нарушили, или они не нарушили, в том, что суд не послушал их аргументы.

А. ПИКУЛЕНКО: Необъективно рассмотрел.

О. БЫЧКОВА: Может быть, он бы представил свои доказательства, а суд сказал: нет, пункт такой-то статья такая-то.

А. ДМИТРИЕВ: Извините, я Вас перебью, вы несколько раз упомянули в качестве доказательства фотографии. В народе бытует широко распространенное заблуждение, что как только тебя остановили, достань мобильный телефон, фотоаппарат…

А. ПИКУЛЕНКО: Диктофон.

А. ДМИТРИЕВ: Все сфотографируй. И это будет доказательство.

О. БЫЧКОВА: Алексей Николаевич, можно я Вас перебью, простите меня, пожалуйста, это очень важная тема, на самом деле, как вообще подходить к сбору доказательств и с чем идти в суд.

А. ПИКУЛЕНКО: Тут мы перейдем к практическим советам. Что, значит, нельзя диктофон и с фотоаппаратом?

А. ДМИТРИЕВ: Ради Бога…

О. БЫЧКОВА: Давайте мы послушаем еще один материал Анны Усачевой, который как раз посвящен трем конкретным историям, которые произошли и были рассмотрены московскими судьями. И затем продолжим ровно с этого места. С чем идти в суд и как себя вести. Что нужно приносить и что собирать для того, чтобы твои аргументы были услышаны. Слушаем Анну Усачеву.

А. УСАЧЕВА: Водитель ВАЗа двигался по автодороге М6 Каспий в ноябре прошлого года на своем автомобиле. На одном из отрезков автотрассы примерно на 396 км приводились дорожные работы, и полоса для движения оказалась в зоне их производства. Управляя транспортным средством, мужчина выехал на сторону дороги, предназначенную для встреченного движения, нарушив действия знака "Обгон запрещен", совершив тем самым, административное правонарушение, предусмотренное частью 4й статьи 12.15 кодекса об административных правонарушениях. Инспектора ДПС составили протокол в отношении водителя. Схема правонарушения, оформили рапорт и другие необходимые материалы. Позже мировой судья признал мужчину виновным и назначил ему наказание в виде лишения права управлять транспортным средством сроком на 4 месяца. Симоновский районный суд подтвердил это постановление, и оно вступило в законную силу. Однако водитель, уверенный, что прав его лишили незаконно, обратился с надзорной жалобой в Мосгорсуд. Разбирая доводы водителя, судья Мосгорсуда пришел к выводу, что схема, составленная инспекторами ГИБДД свидетельствует только о том, что на участке автотрассы М6 Каспий проводился капитальный ремонт и нельзя определить, имеет ли она отношение к тому 396му км, где и было совершено правонарушение. На схеме были отражены лишь два знака: дорожные работы и сужение дороги справа. Но каким образом эти работы ограничивали движение, и какая именно часть дороги была недоступна для проезда, инспектор ГИБДД не отразил. Доводы водителя проверены не были. По мнению надзорной инстанции судья районного суда не принял мер к полному и объективному установлению обстоятельств дела, что повлияло и на законность решения. Теперь оно отменено, а дело направлено на новое рассмотрение. Водитель управлял автомобилем Мицубиси, двигаясь по автодороге Спас-Солнечногорское Красногорского района Московской области. Примерно на 54м км он совершил обгон с выездом на встречную полосу. Как раз в зоне действия знака "Обгон запрещен". Инспекторы зафиксировали правонарушение и направили материал мировому судье. Сам водитель утверждал позже, что в его действиях отсутствует состав правонарушений, поскольку в том месте, где он выехал на встречную полосу, была прерывистая линия разметки. Однако постановлением судьи водителя лишили прав на 4 месяца. Преображенский суд оставил позже это постановление в силе. Тогда водитель обратился с надзорной жалобой в Мосгорсуд. Проверив материалы, судья установил, что в схеме, составленной сотрудниками ГИБДД видно, что на дороге, где двигался автомобиль заявителя, имеется прерывистая линия горизонтальной разметки. А также установлен знак "Обгон запрещен" без указания зоны его действия. Такое сочетание знака и разметки, по мнению судьи надзорной инстанции, входит в противоречие, и не позволяет водителю безошибочно определить порядок проезда на этом участке дороги. Доводы заявителя нашли свое отражение. И незаконное постановление было отменено. Производство по делу, в связи с отсутствием состава правонарушения прекращено. На рассмотрение судьи Замоскворецкого районного суда поступил административный материл в отношении гражданина, совершившего выезд на встречную полосу. Однако, при подготовке к рассмотрению дела проверяя протокол об административном правонарушении, судья обнаружил, что документ оформлен несоответствующим образом. Так вопреки требованиям закона, в протоколе, составленном сотрудниками ГИБДД, не в полной мере было отражено событие административного правонарушения. Указывая, что гражданин выехал на встречную полосу, составители документа не отметили, был или не был соединен данный маневр с обгоном, либо с объездом препятствия, либо с разворотом. Судья в данном случае счел предоставленные материалы неполными и вынес определение о возвращении дела сотрудниками ГИБДД для устранения указанных недостатков.

О. БЫЧКОВА: Итак, что должны сделать водители для того, чтобы как в этих трех случаях, суд счел предоставленные материалы неполные и вынес определение о возвращении дела сотрудникам ГИБДД, или чтобы дело было прекращено, или направлено на новое рассмотрение. Как человек должен защищать свою позицию? Вы сказали, что вынимать мобильные телефоны, фотографировать не годится.

А. ДМИТРИЕВ: Я так не говорил. Я сказал, что бытует мнение, что это панацея, что вот сейчас мы сделаем фотографии, и они тут же докажут мою невиновность. Это не совсем обоснованное мнение, т.е. безусловно, у нас в судах, в делах масса таких доказательств, как фотографии, представленные человеком, в отношении которого ведется производство по делу, ну, с привлеченным лицом. И суды их принимают. И масса случаев, когда мы отказываем даже в приобщении их к материалам дела, ссылаясь на то, что мы не можем их считать допустимым доказательством и относимым, мы не можем убедиться в относимости этих доказательств к конкретной ситуации, к конкретному месту.

О. БЫЧКОВА: Какие доказательства принимаются?

А. ДМИТРИЕВ: Любые. В том числе и фотографии. Но если из них будет понятно, где это сделано, когда это сделано, мне в делах попадались фотографии, где изображена и ситуация дорожная, и там стоит автомобиль сотрудника ГИБДД и сам этот сотрудник ГИБДД, который оформляет протокол.

О. БЫЧКОВА: Это аргумент.

А. ДМИТРИЕВ: И ни один судья потом не скажет, да, и рядом с ним, может быть, стоит тот, в отношении которого протокол составляется. Ни один судья не скажет, что это было не там, и не в отношении этого человека, и не тогда. Ну, в принципе сказать можно, это тоже вопрос оценки. Но в подавляющем большинстве случаев, естественно, это будет очевидно. Потому что дв

 

  

 

Подписка на рассылку анонсов новых статей портала

  

 
comments powered by HyperComments

Смотрите также:


Подписка на нашу рассылку


Логин: Ваш адрес электронной почты: Пароль: Пароль (повтор):